Интервью из АТО: ультрас-антифашист "Арсенала"

Опубликовано: Суббота, 07 марта 2015 16:48

Среди десятков националистических движений Украины, на фанатской сцене раньше особо выделялись фанаты киевского "Арсенала". Выделялись своей активной антифашистской позицией, которая, по меркам украинских реалий, несла достаточно высокую опасность.

 

Стоит подчеркнуть, что, по понятным причинам, антифашизм не пользуется популярностью среди украинских фанатов, поэтому фанаты "Арсенала" стоят особняком, с соответствующим к себе отношением фанатов других националистических клубов.

По отношению к ним, до недавнего времени, существовал принцип круговой поруки, и никаких поблажек со стороны других они не имели. С фанатами "Арсенала" неоднократно происходили драки, численность врага в которых в разы превышала численность фанатов "Арсенала". По отношению к ним было допустимо использование любого доступного оружия, что осуждается при драках между фанатами разных клубов, но похожих националистических взглядов.

С ними было запрещено общаться и иметь общие дела, а те, кто нарушал этот негласный, но понятный запрет, демонстративно наказывались и изгонялись из своих движений. В общем, "Арсенал" находился в очень агрессивном окружении, где, казалось бы, не было способов для развития. Но движение постепенно разрасталось и прибавляло в качестве, что вызывало еще более злую ненависть со стороны других. Сейчас, похоже, футбольным противостояниям в Украине пришел конец. По крайней мере, до окончания военных действий. Но, все таки, стоит углубится в более ранние противостояния с "Арсеналом" и почему это был не просто хулиганский конфликт.

Взаимная агрессия между националистами и сторонниками левого движения закончилась с началом Майдана. После неоднократных встреч фанатов "Арсенала" с представителями других футбольных (националистических) движений, совместно было решено, что проблемы страны - это общие проблемы, и лезть друг другу на рожон при такой огромной важности происходящих вокруг событий, никому не нужно: симпатий к Януковичу и его административному аппарату никто не испытывал, независимо от своих политических взглядов.

Таким образом, представители "Арсенала" под видом все тех же "ультрас", о которых любили сообщать журналисты, побывали во всех горячих событиях зимы 2014 г. несмотря на то, что визуально все протесты проходили под националистическими лозунгами и националистической символикой.

Поначалу это не вызывало споров и противоречий внутри движения. Однако уже к концу событий Майдана многие антифашисты, позиционирующие себя как "Арсенал", заговорили о лояльности к некоторым националистическим пунктам, например, о симпатии к Бандере и УПА, что ранее этими же людьми воспринималось как лояльность к гитлеровскому нацизму и могло повлечь за собой избиение.

Также с легкостью воспринялся лозунг "Слава Украине!", что ранее равнялся националистическому лозунгу русских националистов "Слава России!". Только теперь "Слава Украине!" воспринимался как обыкновенное выражение, не несущее никакого националистического окраса, а лозунг "Слава России!" стал восприниматься как лозунг русских ксенофобов.

Теперь же, с началом российской агрессии в Украине, может показаться, что грань между антифашизмом и национализмом в "Арсенале" стирается окончательно.

БУКВЫ пообщались с активистом "Арсенала" и он ответил нам на несколько вопросов.

БУКВЫ:

Можешь ли ты сказать, что твои нынешние политические взгляды отличаются от взглядов, например, двухлетней давности. Расскажи что поменялось: чем, например, твои нынешние взгляды отличаются от прошлых?

"Арсенал":

Да, могу сказать, что взгляды изменились. Майдан, а затем и война, которую политики называют "АТО" показали полную несостоятельность анархизма, как идеологии самоорганизации в моих глазах. Исходя из этого могу сказать, что мои взгляды трансформировались из анархических - в консервативно-националистические.

БУКВЫ:

Для тебя есть разница между "антифашистом" и "левым"?

"Арсенал":

Конечно же, разница есть.

БУКВЫ:

Заметил, что ты часто очень негативно отзываешься о "коммунистах". Ты имеешь в виду конкретных людей (например, из КПУ или "Боротьба") или коммунизм (в широком понятии) в целом?

"Арсенал":

Да, в первую очередь я имею в виду организации и партии, тоскующие по советской системе. И КПУ и "Боротьба" входят в их число, как и внепартийные обыватели, которые мечтают о возрождении СССР.

БУКВЫ:

Может ли быть, что твой негатив о "коммунизме" вызван не столько разочарованием в идеологии, сколько в том, что КПУ и "Боротьба" поддержали разворачивание войны на Донбассе, а не разочарованием в "левых"?

"Арсенал":

Нет, это исключено. Я разочаровался не столько в движении левых (напомню, что среди украинской левицы мало воюющих, большинство прикрывается глупыми отмазками, привязывая их к надуманным идеологическим мотивам), сколько в идеологии. Могу смело сказать, что тезисы о классовой борьбе, самоорганизации, ликвидации государства - не столько чужды, сколько смешны.

БУКВЫ:

Мы читаем твои посты в соцсетях. Ты очень негативно пишешь о местных жителях в АТО. Кажется, что ты многое преувеличиваешь, так как известны и противоположные истории о том, как люди жертвовали всем (и жизнью) ради "Единой Страны". Известный тебе товарищ из "Донбасса" говорит, что люди, в подавляющем большинстве, хотят мира и готовы поддержать украинскую армию. А ты говоришь, примерно, что "Это не люди. Их нужно лишить гражданских прав. Они заслужили все это".

"Арсенал":

Я не говорю обо всех жителях, но о большинстве. Товарищ из "Донбасса", если это тот, о ком я думаю, в жизни очень добрый человек, и местами примеряет розовые очки. Общаясь со здешними обывателями могу сказать, что они все боятся, и хотят окончания войны. Какой будет исход - им неважно. Реально проукраинского населения на Донбассе, по моим оценкам, не больше 20-30%. Где-то 40-50% "ватников". Остальной процент людей - кочующие, хотящие мира, им все равно какой флаг будет висеть у них на горадминистрации.

БУКВЫ:

Не считаешь ли ты, что это национализм? Возможно, даже нацизм. Но, в любом случае, это точно шовинизм.

"Арсенал":

Нет, не считаю. Я же не призываю людей судить/наказывать по национальному признаку. Я за то, чтобы работал Уголовный кодекс. Пособники террористов должны сидеть в тюрьме, а не разгуливать по улицам, которые освобождали украинские военные ценой собственной крови.

БУКВЫ:

Такие взгляды вообще могут вписываться в мировоззрение "антифашиста"?

"Арсенал":

Я - националист. Могут, конечно же.

БУКВЫ:

Сейчас ты можешь себя уверенно назвать антифашистом?

"Аренал":

Не характеризую себя данным термином.

БУКВЫ:

А тебе не кажется, что за "антирасизмом" ты пытаешься скрыть нежелание быть причастным к антифашистам? Вроде бы ты и не нацист, но это и не дает другим антифашистам называть тебя поменявшим взгляды. Как принято говорить "зашкваренным". И что "антирасисзм" - это последнее, что связывает тебя с антифашистской тусовкой.

"Арсенал":

С антифашистской тусовкой меня связывают дружественные отношения, а не субкультура. И в самой антифа-среде есть разные виды, которые отличаются по отношению к вопросам миграции и мультикультурализма. Потому я называю себя антифашистом, но в фашистской Италии были вещи, которые мне симпатичны.

БУКВЫ:

Например?

"Арсенал":

Построение сильной вертикали власти, уничтожение просоветской оппозиции, положительные изменение в экономике.

БУКВЫ:

Бывают споры на эту тему с товарищами по антифашистскому лагерю?

"Арсенал":

Иногда бывают, но меня с этими людьми объединяет лишь формальное пересечение в антифа-движении. Как правило - это трусы или люди, считающие себя слишком умными.

БУКВЫ:

А с правыми бывают конфликты на идеологической почве? Ты скрываешь свои взгляды перед ними?

"Арсенал":

Большинство людей, интересующихся кто я такой и откуда взялся, знают о моем участии в околофутбольных баталиях на стороне киевского "Арсенала". С некоторыми я даже дрался до событий на Майдане. Но я уточняю, что я именно из "Арсенала", а не других печально известных тусовок киевских субкультурных антифа.

БУКВЫ:

Бывает желание отказаться от своего антифашистского прошлого и назвать себя приверженцем новой, более комфортной для тебя идеологии. Если да, то какой?

"Арсенал":

Нет, не возникает такого желания. Но правые в Украине создают целые батальоны и полки, внедряются в силовые ведомства, в то время как левые проводят пикеты против Трудового кодекса численностью в 20 человек.

БУКВЫ:

Как для себя ты оправдываешь участие в это войне. Объясни идеологическую составляющую. Сможешь ли объяснить с антифашистской стороны? Если нет, то объясни, как сочтешь нужным.

"Арсенал":

Оправдания чисто идеологические. Я ненавижу людей, поддерживающих имперские мифы России. Я ненавижу людей, которые тоскуют по СССР и оправдывают преступления коммунизма. Ненавижу российских империалистов. Именно поэтому я здесь. У Украины появился шанс избавиться от этой догнивающей гангрены, которая угнетала мой народ последние 100 лет.

БУКВЫ:

По окончанию войны в какой идеологический лагерь планируешь влиться? Чем планируешь заниматься вообще?

"Арсенал":

Тяжело говорить, тут буквально каждый день есть шанс отправиться в Вальгаллу (улыбается). Украинские неонацисты меня не очень привлекают своим расизмом и гитлерофилией. Что будет дальше - тяжело говорить. Я выступаю за дальнейшие революционные действия внутри страны параллельно наступательным действиям на Востоке. Посмотрим, кто себя и как проявит.