На ОПЗ объяснили суть давальческой схемы: «Это крайняя мера, но у нее есть ряд преимуществ»

Опубликовано: Вторник, 14 марта 2017 23:48

Давальческая схема, по которой пока что будет осуществляться производство на Одесском припортовом заводе, - крайняя мера, которая, в то же время, имеет ряд преимуществ.

Об этом рассказал в своем блоге на информационном ресурсе "Новое время" первый замглавы ОПЗ Николай Щуриков.

"В сложившейся ситуации давальческая схема – крайняя мера, но она не подразумевает, что заводу придется идти на какие-либо жертвы. Напротив, у нее есть ряд отличительных преимуществ. Как минимум – отсутствие рисков ареста продукции завода (со стороны кредиторов) и саморегулирование социальных обязательств", - отметил он.

Щуриков уточнил, что давальческий контракт, в случае с ОПЗ, подразумевает переработку сырья (природного газа), принадлежащего давальцу (компании ЭРУ), в готовую продукцию (аммиак и карбамид).

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
Распоряжение, согласно которому "Нафтогаз" поставлял газ ОПЗ, спровоцировало рост долга завода, - Щуриков

"Это договор, который относится к договорам подряда, по которым одна сторона (подрядчик, в нашем случае ОПЗ) обязуется на свой риск выполнить работу по заданию другой стороны (заказчика, в нашем случае ЭРУ), а заказчик обязуется принять и оплатить выполненную работу. Однако основным отличием является переход права собственности на предмет договора, что не предусмотрено договором на переработку давальческого сырья (ст. 655, 712, 715 ГКУ). Более того, такая модель договоров используется повсеместно и наиболее знакома обывателю по текстильной промышленности, где подобная модель называется CMT (cut, make, trim – т. е. исполнитель заказа сам полностью шьет продукт из переданных ему материалов). Иногда можно встретить обозначение FFS (fee-for-service – "плата за услугу", что в целом передает суть давальческой схемы)... Исторически и законодательно так сложилось, что ОПЗ выполняет ряд весьма затратных социальных обязательств...Впрочем, обширные социальные обязательства – второстепенный риск для предприятия, над которым две куда большие угрозы: долг перед Ostchem Дмитрия Фирташа ($ 193 млн задолженности и почти $ 58 млн пени) и долг чуть больше 1,5 млрд грн, основная часть которого перед НАК "Нафтогаз". Простаивающему заводу, который ФГИУ так и не смог приватизировать и каждый месяц простоя которого выливался в самом лучшем случае в 60 млн грн затрат, первая проблема грозит банкротством, а вторая – арестом счетов. Когда общая сумма долга завода переваливает за $ 300 млн, нет смысла рассматривать вариант сдачи предприятия в аренду или помещения его "под крыло" компании со своим газом. В будущем, когда будут устранены перечисленные риски, – да, возможно. Но сейчас нужно создать безопасную модель работы для компании, которая хоть с минимальным, но риском начнет вкладывать деньги в давальческую модель работы и задействовать имеющиеся ресурсы – производственные цеха и коллектив – и просто начать работать", - объяснил Щуриков преимущества такой схемы.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
Правительство согласовало реструктуризацию долга ОПЗ перед "Нафтогазом"

Он также опроверг распространенное мнение, что "давалец" остается в большем выигрыше.

"Бытует мнение, что давалец остается в большем выигрыше – в конце концов, аутсорсинг производства позволяет ему в полной мере сосредоточиться на развитии бизнеса и не беспокоиться о технической стороне вопроса. Но недавняя история с Toshiba показала, что давалец рискует больше подрядчика. Напомню, что японская компания еще в 2013 году заключила давальческий контракт с техасской Freeport – последняя должна была ежегодно, с 2019 по 2039 год, сжижать для Toshiba 2,2 млн тонн газа. Цена вопроса – порядка $8,2 млрд. С учетом неудач, постигших японцев, им, возможно, придется продавать сжиженный газ на спотовом рынке – и терпеть убытки, либо разрывать контракт и платить неустойку. Американский же подрядчик получает свою фиксированную ежегодную плату независимо от того, сколько СПГ (сжиженного природного газа) экспортирует его гигант-заказчик", - рассказал Щуриков.

"Могу смело утверждать, что сегодня ситуация для компании ЭРУ (компания, согласившаяся по давальческой схеме поставлять сырье на ОПЗ – ред.) пока что на грани фола и может стать выигрышной только ближе к лету, и только при условии, что цена на газ упадёт больше, чем цена на карбамид и аммиак", - добавил он.

  • 2 марта Одесский припортовый завод (ОПЗ) возобновил свою работу. На предприятии пока задействована давальческая схема.
  • 6 февраля акционеры ПАО "Одесский припортовый завод" (ОПЗ) предварительно одобрили решение передать в аренду имущественный комплекс предприятия.
  • 24 января сообщалось, что Фонд государственного имущества Украины будет принимать предложения о сотрудничестве, направленные на возобновление работы ПАО "Одесский припортовый завод", до 24 февраля.
  • 31 декабря Валерий Горбатко, руководивший Одесским припортовым заводом более 30 лет, покинул должность директора.
  • 30 декабря группа DCH Александра Ярославского объявила о готовности взять в аренду Одесский припортовый завод, в связи с чем направит официальное обращение в Фонд государственного имущества Украины.
  • 30 декабря в Фонде госимущества заверили, что плановая остановка деятельности Одесского припортового завода не повлечет негативных последствий для работников завода.
  • 30 декабря Одесский припортовый завод принял решение о временной приостановке производства и цехов.