НАБУ обнародовало расследование «янтарной схемы»: расшифровка «Букв»

Опубликовано: Пятница, 07 июля 2017 20:50

Весной 2016 года Национальное антикоррупционное бюро провело анализ нормативно-регулирующих процессов в государстве, которые больше всего могут попасть под влияние коррупционных схем. По результатам анализа было установлено, что одной из таких сфер - является добыча янтаря на территории Ровенской, Житомирской и Волынской областей. По информации НАБУ, добыча янтаря в этих регионах проходила незаконно и при поддержке чиновников высшего звена.

Стоит отметить, что на значительный уровень коррумпированности в этой сфере повлияло блокирование нормативного урегулирования этой деятельности, в том числе, народными депутатами. #Буквы приводят полную расшифровку фильма-расследования НАБУ по "янтарному делу".

Так, в НАБУ приняли решение привлечь тайных агентов в среду лиц, курирующих данную деятельность.

Под прикрытием работала детектив НАБУ Катерина. Она являлась якобы представителем иностранной компании, которая хотела инвестировать деньги в добычу. Ей удалось завязать доверительные отношения с возможными участниками противозаконных операций по добыче янтаря.

Катерина предложила внести изменения в законодательство относительно условий вложения инвестиций в добычу янтаря.

С Катериной связалась помощник народного депутата Максима Полякова Татьяна Любонько, которая сообщила о готовности Полякова помочь в продвижении предлагаемых изменений.

17 ноября 2016 года состоялась встреча Катерины и Любонько Татьяны. Последняя рассказала о механизме принятия соответствующих изменений в законодательство и сообщила, что обязательным условием является передача 15 тыс. долларов, которые будут распределены между Поляковым, Розенблатом и Бояркиным.

Встреча:

Катерина: Ладно. Еще вопрос. Танюш, скажи мне, пожалуйста, как мы вообще... Что сказал шеф касательно этого вопроса?

Любонько: Что он его закроет. Подпишет Розенблат и он.

Катерина: А потом дальше как?

Любонько: А потом зарегистрируются эти правки. Тебе Руденко предоставит ссылку, что эти правки зарегистрированы. И потом уже Розенблат будет совместно уже эти правки двигать по своим всем законам. Это пойти, Кать, если мы обойдем Розенблата и просто зарегистрируем от Полякова, - это метрое дело. Есть закон, есть разработчик закона, в его интересах, чтобы этот закон... Тем более он прошел первое чтение. В его интересах, чтобы его в целом приняли. Он просто ну это все добавит к своему. Ну, это выход, это единственный выход из того всего, что мы с ним проговаривали, продумывали... Потому что я могла бы вот сейчас, мне не стоит труда подписать и отнести в Депконтроль, они б тебе отчитались, что они сделали свою работу.

Катерина: Ну, вот смотри. Я просто хочу узнать, как бы, систему... Я вообще этого не понимаю, в целом. Вот они есть, да? Следующий шаг какой? Они их регистрируют, где?

Любонько: В Верховній Раді.

Катерина: В Верховной Раде, да? А они там должны проходить какие-то комитеты, вот?

Любонько: Это потом, когда зарегистрируется, будет назначен повторный комитет, так как комитет уже сроки прошли...

Катерина: Да...

Любонько: Они же вот это готовили письма от ГОшек о том, что это, типа, жизненно необходимо для бизнеса, для страны и в целом. Они должны следующий шаг сделать в Комитет. То есть, Комитет должен этим правкам дать заключение.

Катерина: О том, что они okey?

Любонько: Да. И дальше они будут включены в закон и будут вместе с законом выноситься.

Катерина: А кто нам прогарантирует, что Комитет скажет..?

Любонько: Розенблат.

Катерина: Розенблат, да?

Любонько: Конечно.

Катерина: В чем его интерес?

Любонько: В чем его интерес? Вот об этом мы сейчас и поговорим.

Катерина: Хорошо.

Любонько: Вот это выход из того, что было. Смотри, что они мне озвучили вчера. Говорила с помощниками до тебя, а шеф мой вчера с ними встречался. Они мне озвучили вот так вот: пять - это аванс ему, то есть Розенблату...

Катерина: Розенблату...

Любонько: Пять - это мой шеф, и пять - это Бояркин. Вот эти три человека будут между собой сейчас сотрудничать. Будут правки - будет Геокадастр. Все. Ну, Экологический комитет - он подчиняется Розенблату.

Вечером того же дня прошла встреча Катерины и ПОЛЯКОВА. Народный депутат подтвердил готовность поддержать законодательные инициативы в интересах Катерины, а также подчеркнул необходимость участия в них Розенблата.

Поляков: Смотрите, пока... Ну то, что я с Розенблатом беремся, и мы можем вставить то, что он вставит, потом правки, когда отзовет... Ну это ты, Таня, проговоришь с его помощницей, как он это сделает, вот...В любом случае, чтобы вы понимали: любой, кто зарегистрирует, и это будет не Розенблат - это все просто вообще выброшенные деньги. Никакой перспективы не будет, ну просто...Это можно взять, но...

Любонько: Я это Кате говорила...

Поляков: Это, как минимум там, нечестно. Ну, если вам куда-то нужно выбросить - можно, конечно... (смеются). Это если у вас есть такая задача - как можно больше потратить, это хорошо. Вот, приветствуется. Но, по большому счету, основной соавтор и весь этот... аферу разработал Розенблат. То есть, соответственно, как-бы он ходил к другим, он сегодня монополист в этом, потому что он - основной соавтор. Да, есть и другие соавторы - могут внести, но он - оснеовной лоббист этой идеи. Понятное дело, если оно будет с ним не согласовано, то есть оно перспективы не будет иметь никакой.

Поляков: Ну, Розенблат, слава Богу, он коррупционер. Вот. Ну шутка. На самом деле, то есть, он нормальный парень... (смех) И понимает, что такое бизнес. Поэтому я так говорю... Он говорит: "Ну, вприницпе, да, вопросов нет, я готов подключиться. Но тут нужно и сверху, и снизу".

21 ноября 2016 года Катерина встретилась с ЛЮБОНЬКО ТАТЬЯНОЙ. Помощница Полякова во время встречи позвонила Полякову и сообщила о согласии Катерины с его условиями. Поляков дает указания Любонько взять у Катерины деньги, поделить их пополам. Одну часть отдать Розенблату, а с части Полякова купить мобильные телефоны.

Поляков: Вот, и сегодня ж по своей подруге - пусть она тебе ответ даст.

Любонько: Она в 11, встреча со мной.

Поляков: Да, и узнаешь - Боря должен был подписать за выходные все эти правки.

Любонько: Боря?

Поляков: Ну, Боря - Борислав Розенблат.

Любонько: Ага, все поняла.

Позже...

Любонько: Максим Анатольевич, прошла встреча с Катей, все ОК.

Поляков: Ага, смотри, значит, я сейчас Бюрю предупрежу, подели пополам и помощнице отдай.

Любонько: Ну, вот по этому я вас на WhatsApp позвоню, хорошо?

Поляков: Да, давай на WhatsApp набьери меня.

Любонько: И скажите, по телефонам вы ничего не оставили, да, Антону?

Поляков: Да вот мы сейчас же с этих.

Любонько: Все, я поняла, да.

Любонько (обращается к Катерине): Видишь, они уже денег хотят.

Катерина: Ну так, кто они...?

Любонько: Он сказал мне уже брать подписи и относить ему часть. Только что.

Катерина: Розенблату?

Любонько: Да, я говорю - давайте не по телефону, на WhatsApp я вас наберу. Что это ты, Катерина...

На следующий день Катерина передала Любонько 5 тыс. долларов.

Катерина: Лучше не это...

Любонько: Давай это... не в большой понимаю. Надо постараться, чтобы...

Катерина: Не, ну держи. Да, Господи, что тут такого... Может ты посчитаешь, зая? Потому что я не считала.

Любонько: Я? Не.

Катерина: Не? Может, надо? Я ехала не это ...

Любонько: Я, знаешь, привыкла людям доверять.

Катерина: Я просто их не считала, знаешь. Я их просто забрала и все.

Любонько: Ну, если что, я напишу.

Катерина: Ну там - пять.

Далее Любонько звонит Полякову:

Любонько: Алло, Максим Анатольевич...

Поляков: Да, да.

Любонько: Хотела сказать, что пять получила.

Поляков: Не знаю, что такое пять. Набери меня на WhatsApp.

Любонько перезванивает Полякову:

Любонько: Пять килограмм. Хорошо. Мне Маргарита звонила ... 1800 с копейками. 

В этот же день Любонько по указанию Полякова приобрела два мобильных телефона для нардепа и его супруги. За два iPhone 7 было заплачено 1800 долларов США. 19 июня 2017 во время проведения обыска в магазине, в котором была приобретена техника, были изъяты указанные средства и получены идентифицирующие документы на телефоны. В тот же день iPhone был изъят у супруги Полякова.

22 ноября законопроекты Полякова-Розенблата были зарегистрированы в ВР. 24 ноября прошла встреча Катерины и Розенблата, на которой последний сообщил, что готов по просьбе Полякова содействовать продвижению законопроектов и ему известен размер взятки, предназначенной для него. При этом указанная сумма, по словам Розенблата, покрывала лишь первичный этап содействия нардепа. Позже парламентарий указал передать 7,5 тыс. долл. США его охраннику.

Розенблат: То есть, комитет полностью подконтрольный нам. Он у нас, под нашим контролем.

Катерина: Что от нас требуется?

Розенблат: Да, в принципе, там мне говорил этот, что там надо было "заохочення"... Там говорили, передали уже, но это уже такое... Ну то есть, я комитету уже раздам, депутатам, и пусть вносят уже.

Катерина: Мы еще не передавали.

Розенблат: А... Вы еще не передавали.

Катерина: Мы ждем вашей... Вам как будет удобно? Сегодня, завтра? Как правильно это сделать?

Розенблат: Катя, я, поймите правильно, я просто думал, что Поляков мне это сделает, потому что он мне говорил об этом, потому что вы с ним встретились, да?

Катерина: Говорите, как вам удобно. Могу завтра передать.

Розенблат: Не надо ему уже передавать, передадите мне, но...

Катерина: Может быть что-то ...

Розенблат: Вы мне только можете объяснить, я как бы, ну, помню, он мне просто назвал цифру, грубо говоря, я, как бы, ее озвучил ребятам, за это все и все остальное. Речь о какой идет сумме?

Катерина: Семь с половиной.

Розенблат: Семь с половиной ... Пополам, да? То есть, вы давали 15 там пополам, да? Хорошо.

Катерина: Но у него ее нет. Ему отдана была часть, а часть как бы вам. Я никому ее не... Это верно? Или что-то, может быть...

Розенблат: Нет, все правильно, я так сказал. Кать, мне ясно, я хотел бы однозначно. Смотрите, два мы сегодня внесли уже.

Катерина: Да-да, мне предоставляли фотографию.

Розенблат: А по двум поправкам я сказал, что мы принимаем. То есть мы, чтоб не было потом нюансов, "повертаєм їх на друге читання", я их на комитете вношу от себя, от себя вношу, как автор законопроекта, и на втором чтении мы это можем. Если я буду вносить их с "голоса", чтобы просто поставить галочку перед вами, Рада не проголосует за него.

Катерина: Ничего не будет, да?

Розенблат: Ну, я, чего я буду вас обманывать, понимаете? Это вот для меня просто принципиально, чтобы его "повернули на друге читання". Тогда мы его проголосуем уже, как положено.

Катерина: Ой, сложно у вас, конечно с этим всем.

Розенблат: Это не сложно, это просто закон, просто такая.

Катерина: Ну да, там должны быть какие-то сроки, которые уже прошли.

Розенблат: Конечно, декабрь месяц. Но, послушайте, это не те деньги, за которые мы сейчас говорим. Это просто ребятам я дал "заохочення", чтоб они на комитете не "бузили".

Катерина: Скажите мне, Борислав. Мне сейчас, возвращаться к вам или уже...?

Розенблат: Если вы мне хотите передать, там есть мой охранник.

Катерина: Да?

Розенблат: Он без вопросов все это сделает, без вопросов.

Катерина: Хорошо.

Розенблат: Но это за правки.

Катерина: Конечно.

Розенблат: Моджахед. Похож на вашего арабского террориста?

Катерина: Ну как-то так... Террористов у нас нет.

Розенблат: В ОАЭ нет террористов?

Катерина: Нет, у нас все очень интилигентные.

Розенблат (говорит с охранником): Расчитался? Уже расчитался, молодец. Он нам нужен? Да? Потом подойдет к тебе вот эта красивая девушка, хорошо?

Охранник: Да.

Катерина: Скучающий Моджахед сидит.

Розенблат: Ну, он у меня из спецподразделения Израиля. Всего хорошего.

28 ноября состоялся телефонный разговор Полякова и Любонько, во время которого нардеп поинтересовался о передаче остатка предназначенных для него средств.

Поляков: Второе: ты сегодня встречаешься со совей арабской подругой. Да? Она там...

Любонько: Да, она сказала часа в два. После этой встречи с Денисом.

Поляков: А, она ж его... Ну, чтоб она там сегодня с тобой все закрыла.

Любонько: Да, да, да. Я же вам говорю, часа в два.

В этот же день Любонько получила от Катерины 2,5 тыс.долл. США.

Во время последующих встреч с Катериной Розенблат сообщил, что дальнейшая организация добычи янтаря и его транспортировка возможны лишь при условии его личного участия в этом проекте.

Розенблат: Скажите, что вы готовы? Я просто реально хочу понимать своим коллегам, которые принимают решения. Потому что все, что мы пройдем, - да, этот пусть сложный. Где-то, понимаете, Кать, как система в Украине построена, противовес. Мы один без одного ничего не сможем. То есть Поляков там ничего не сможет без меня, а я ничего не смогу без Полякова. То же самое, например, Госгеонадра ничего не сможет без облсовета. Облсовет ничего не сделает, пока мы не поймем, зачем нам это нужно. Для чего НАМ это нужно. Поэтому мы тоже упремся в эту ситуацию. То есть сказать вам, что вот, смотрите, мы готовы, у нас есть земля, у нас есть свои ресурсы, запасы, все остальное, и мы готовы с вами разговаривать. Только я должен понимать, реально, что нам с этого будет.

Катерина: У нас не будет в области проблем? Меня вот это очень сильно беспокоит... Начиная даже вот просто от ...

Розенблат: Без нас - будут.

Катерина:... областного совета.

Розенблат: Без нас будут, повторяю, без нас - будут.

В декабре Розенблат, сославшись на трудности в процедуре принятия законопроектов, предложил Катерине легализировать добычу янтаря под видом рекультивации поврежденных земель. Для этого, по словам нардепа, необходимо принятие правительственного постановления, а стоимость сделки составит от 100 до 150 тыс. долларов США.

Розенблат: Значит, конфиденциальная информация для нас с вами. Значит, сейчас, сегодн будет подписана "постанова" о рекультивации земли. Значит, я как народный депутат, который отвечает за Житомирскую область ... Вы знакомы с Костей Лесничим? Помните, вам, наверное, говорил, ну, наш общий знакомый Максим. Он, такое есть предприятие "Полимерметаллы", "Укрбурштын".

Катерина: Вот это мне знакомое название.

Розенблат: Есть второе предприятие - "Бурштын Украины". Одно под Минэкологии, второе - под Минэкономики. И там янтарь, и там янтарь. Оба предприятия под контролем. Я просто предупреждаю... Это земли Держлиса, только Держлиса. Не АПК леса, не военного, а именно Держлиса. Минус земли запасов там, "пошкоджени" там. Вот здесь есть уже нарытые участки, вот стрелочки, по всем областям. Мы не берем, опять же, ни Ровенскую, ни Волынскую, ни Киевскую. Я беру только Житомирскую, потому что я за нее отвечаю. Соответственно, вот эти участки, я сейчас сделаю экспертизу. Мне сегодня "працівник" Держлису , ну там есть представители других "угруповань", показывают "пошкоджені" земли. Наша какая задача - до конца обнести забором эти участки, добыть камень, и после там сделать рекультивацию. Если у вас есть желание уже, не дожидаясь закона, начинать работать, у меня предложение с вами обсудить этот вопрос. Потому что, ну как бы, участников процесса объединяю я. ... Вы суть поняли?

Катерина: Да.

Розенблат: Еще раз проговриваем. Земли "пошкодженные" Держлиса, есть определенные участки, я выделяю вам участки, мы делаем там геологоразведку, делаем все эти, получаем лицензию, с вами заключается договор на 5 лет. О том, что вы в течении 5 лет работаете здесь, есть добытый камень через "Укрбурштын". Вы пропускаете его там на себя, на кого угодно.

Катерина: Процесс получения лицензии?

РозенблатЭто не ваш процесс. Это процесс. Лицензию получает предприятие на это месторождение , а с вами заключается контракт на, ну, как бы там, на добычу камня и на рекультивацию земли. Рекультивацию вы должны сделать за деньги, которые вам должны заплатить. Вы добываете, после готовите почву к рекультивации. Потом уже вы это будете делать, не вы - это вопрос второй. Но с вами будет заключен конкретно на это месторождение.

Катерина: И с каким из предприятий мы уже поймем когда,

Розенблат: С этим, с "Укрбурштыном" ... Потосу что "Бурштын Украины" - это наше, это господина Полякова, ну ихней партии ответственность. Ну и я отвечаю за свое. Мне это более понятно будет.

Катерина: Ближе.

Розенблат: Более понятно. Ближе, они может и оба ближе, но это... Там нет у меня влияния, а здесь у меня есть. Здесь директор наш, здесь все наше.

Катерина: От нас надо что? Компания?

Розенблат: С вас компания, контроль, желание. ...Ну и финансы на начало работы.

Катерина: А какие финансы нужны на начало работы?

Розенблат: Ну поймите правильно, то есть запустить "помповиков", сделать срез какой-то, это небольшие затраты на самом деле. В пределах, может 100-150 долл.

Позже на встрече 20 декабря Розенблат разъяснил Катерине все подробности, придуманного им плана.

Розенблат: Ну мы будем знать какие, мы дадим вам месторождение, будете его осваивать, там будем уже реально понимать, что вы там накопали.

Катерина: Фактически получается, мы заключаем договор, они проводят рекультивацию.

Розенблат: Конечно, они. Вы только делаете добычу.

Катерина: Но под эгидой рекультивации?

Розенблат: Рекультивации, подготовки к рекультивации.

В течении нескольких последующих месяцев Розенблат неоднократно говорил Катерине о необходимости передачи средств для ускорения принятия решений, которые позволят начать добычу янтаря под видом рекультивации земель. В конце февраля нардеп предупредил Катерину о необходимости иметь в распоряжении 100 тыс. долл. США, часть которых будет использована ним для передачи чиновникам Гослесагентства.

Розенблат: На операционные расходы должна быть у тебя сумма, я тебе говорил, помнишь, должна быть около 100 тыс. долларов (...) всегда лежала под рукой. Это все: лесники, козлы, (...), ой извини, там завез, чтобы быстрее получить это решение, там, записывай. Ну чтобы оно лежало. Там...

Катерина: Я поэтому и спрашиваю. Я все это великолепно понимаю.

Розенблат: Надо хотя бы что бы тысяч 100 лежало бы просто на операционные расходы под заначку. А с нашей стороны гарантия. Но, все равно, понимаешь, твой объем, то, что ты потребляешь  - там эти 10 тонн - это 3 миллиона долларов, это ничто.

...

Розенблат: Хорошо, другой вопрос: сколько у тебя есть возможностей давать на расходную часть, чтобы это все быстрее двигалось?

Катерина: Ну мне главное понимать, что такое расходная часть и...

Розенблат: Кать вот, ну я слышал, помнишь, тебе говорил  - есть какая-то определенная сумма денег...

Катерина: Есть.

Розенблат: Там все идет с теми ресурсами. Но, для того чтобы не "бодались" эти дебилы, особенно, эти лесники (...) Сверху идет команда, (...), а они ж... Мне нужно "сядь за стол и подписывай документы", - за это деньги надо. Мне нужна какая-то операционная финансовая составляющая.

24 февраля для обеспечения содействия со стороны Гослесагентсва Катерина передала Розенблату 10 тыс. долларов США.

Катерина: Что там с этим, с Гослесом?

Розенблат: Мне нужно ...хотя бы тысяч 10. Чтобы просто разбить их на определенные

24 февраля для обеспечения содействия со стороны Гослесагентства Катерина передала Розенблату 10 тыс. долларов США.

Катерина: Что там с этим, с Гослесом?

Розенблат: Мне нужно ...хотя бы тысяч 10. Чтобы просто разбить их на определенные небольшие суммы. Это просто по каждому процессу, это не такие большие деньги. ... Сто, двести, тысяча - чтобы просто клерки подняли свои жопы и пошли работать. Потому что у них на все есть стандартный ответ: у нас есть 10 дней для ответа. ... А мне нужно сколько? Вот единственная суть вопроса. То есть: есть возможность?

Катерина: Сейчас я наберу своего этого, чтобы он все привез, да?

Розенблат: Да.

Катерина: Мне главное понимать, что нам это упрощает?

Розенблат: Упрощает скорость.

Катерина: Ну вот.

Розенблат: Я гарантирую скорость. Не, ну подожди, это же не вся сумма ... То, что я сейчас пойду, зайду по разным кабинетам... Смотри: областное лесничество, районное лесничество, к каждому леснику зайти. Вот я... Солнце, у меня другого варианта нет. Мне надо, чтобы они подписали документы. ... В конечном результате мне надо каждому дать по еденичке.

По указанию Розенблата Катерина передала деньги охраннику народного депутата.

14 марта для содействия со стороны Госгеокадастра Катерина дополнительно передала 20 тыс. долларов.

Розенблат: Так. По деньгам. Что у вас по деньгам?

Катерина: Есть.

Розенблат: Мне надо сегодня отдать 16,5 и 85 тысяч гривен, это около двадцатки, так? Это за получение, сейчас. Ты думаешь, это все так просто. У меня все ходы записаны.

Катерина: И что нам, получается, это ускорит сейчас?

Розенблат: Вот честно, это все. Ну, это весь наш процесс пошел.

Катерина: Не, не, нет. Ну, допустим, вот эта волшебная двадцатка? Что она нам ускорит, получается? Это у нас будет уже, мы пройдем что?

Розенблат: Это первые только стадии, эти все лесники, то, что мог, то оплатили, это наши вопросы. Сейчас уже останется бумажное. Но это уже работа юридически с Госгеонадрами Украины. Мы дадим вот эти запасы. Они дают нам ДГЕ. Вот это самое главное. Мы теперь эти ДГЕ подаем на облрады и облрады должны защитить, дать нам "погодження". Александр будет тоже давать "добро", надо будет подмазать. То есть, когда я тебе говорил двести тысяч, - это облрада, это ДГЕ, это самые большие платежи.

Катерина: Мы сейчас, получается, пытаемся пройти Геонадра, да?

Розенблат: Мы сейчас пытаемся... Геонадра мы получили уже. Мы сейчас получили от лесников. У нас там упрощенная схема. Мы ж зайдем на земельщиков, которые должны нам дать координаты. Наши координаты точек. ... Эти точки не должны налаживаться на другие точки.

Катерина: Да, я поняла.

Розенблат: Эти люди, которые там положили лицензии, они как бы закрепили за собой территорию.Мы параллельно их убираем, но параллельно накладываем свои. Но это там, где мы с ними боремся.

Катерина: На абстрактные земли?

Розенблат: А вот там, где не боремся, там идет параллельно работа. Поэтому сейчас мы работаем с земельщиками. Знаешь, самое главное Геокадастр, то, что я тебе говорил.

20 марта Розенблат выразил требование и получил от Катерины 25 тыс. долларов США. По его словам, средства предназначались для стимулирования чиновников органов прокуратуры и суда с целью ануллирования разрешений на добычу янтаря Госгеонадр другим предприятиям.

Розенблат: Кейт, ты деньги подготовила? Надо будет Богуславу отдать.

Катерина: Хорошо, я ему сейчас тогда передам, так что нам это даст? Получается, сейчас мы какой вопрос закроем?

Розенблат: Это мы закроем Олевский район. ... Да, мы выбьем полностью лицензии, ведем переговорный процесс, чтобы они часть лицензий уже отдали.

Катерина: То есть, это, в принципе...

Розенблат: Это мы выходим сразу на работу, если нам это удастся сделать, и они нам отпишут эти лицензии, мы имеем право на работу.

Катерина: То есть, они лишат эти лицензии...эти две фирмы лицензий?

Розенблат: Они скажут "слушайте, заберите себе одну", мы скажем "окей, одну заберем себе..., поменяем юридическое лицо", или войдем в него.

Катерина: Госгеонадра пойдет на это?

Розенблат: Понимаешь, в этой стране все идут под нажимом, когда сегодня идет, когда сегодня идет у нас нажим, когда у них идут обыски, - они пойдут на все, что угодно. Такая структура. Мы никуда от этого не денемся...

Катерина: Они "скасовуются" через суд?

Розенблат: Через суд, только через суд.

Катерина: Облсовет не...

Розенблат: Какое? Облсовет может подать просто на прокуратуру прошение процессуальное. ... Но правильно, одно дело - когда областная прокуратура будет подавать в суд, другое дело, когда Генеральная прокуратура подает в суд. Моя задача была - Генеральная прокуратура, потому что в этом деле я уже пошел в статусе народного депутата. Я вместо облрады обращался Генпрокуратуру на "скасування". И не облсовет выступает истцом, а прокуратура в интересах облсовета выступает истцом, понимаешь? Для того, чтобы это была...

Катерина: Сторона государственного обвинения.

Розенблат: И обеспечение, в обеспечение своих прав приостановить лицензии, чтобы у них не было возможности куда пойти... Потому что если просто пойти отсуживать там у них, да, они будут три года со мной судиться там, юристы будут башлять. А если сразу автоматическим решением приостановить действие лицензии, то у них это убивает полностью почву из-под ног, и они говорят "стоп, а что нам делать?".

После разговора Катерина, как и в предыдущие разы, передала деньги охраннику Розенблата.

4 апреля Розенблат сообщил Катерине, что с помощью полученных от нее денег он обеспечил принятие необходимых ему судебных решений.

Розенблат: Катя, смотри, когда мы начинали этот путь, я сказал, что у нас все плохо. У нас где-то что-то есть. Закон, в который мы сейчас внесли правки. У нас есть где-то постанова. У нас где-то что-то есть. И там мы дошли до какого-то результата и у нас оказалось, что у нас вообще полная ж*па..., жесть. Я начал пробивать с помощью тебя, с помощь твоих денег, я начал платить за все: прокурорам, судам. Сегодня документы все поданы в суд. И прокуратура, и нами от общественной организации Житомира есть соответствующее "звернення" Олевськой облрады. И ще шестого числа в Житомире будет облрада. И облрада еще даст подачу в суд. Мы их зажмем за горло.

Твои деньги сделали чудо, потому что мы загнали их в угол: и по судам и по прокуратурам...

суд1

суд2

суд3

суд4

Фото: Скриншот

21 апреля на встрече Катерины с Розенблатом присутствовал его помощник-консультант Крюков Тимур Умарович, который обеспечивал юридические услуги для Розенблата. По требованию Розенблата Крюков подтвердил Катерине оплату денежних средств за принятие судьями необходимых решений.

Крюков: Я знал, что вы так сделаете.

Розенблат: Расскажи Кате, как мы выиграли первую инстанцию.

Крюков: Как? Занесли.

Розенблат: Скажи, что мы первую инстанцию взяли на...

Крюков: Ну, выиграли, да, в одно заседание отменили спецразрешения.

Катерина: Это по этим трем фирмам?

Крюков: 6 всего спецразрешений от 3-х фирм. И одно вот вчера в одно заседание отменили.

Катерина: Это... я просто уточнить. Инстанция там что будет, еще какие-то суды, да?

Розенблат: Там вторая еще будет обязательно.

Крюков: Скорее всего будет, но первую в одно заседание сразу отменили.

Розенблат: Крайне редко такое бывает.

Крюков: Так обычно не делается, обычно подготовительная, а потом – по сути.

Катерина: Это ваш какой-то областной суд?

Розенблат: Угу.

Крюков: Какой-то окружной административный.

Катерина: Ага, я просто... Ну...

Розенблат: Скажи. Просто...ну правильные действия делаем.

Крюков: Величина подхода впечатляет. Я правильно сказал?

Розенблат: Правильно. Теперь можешь идти.

Крюков: Теперь могу идти?

Розенблат: До свиданья.

Во время предыдущих встреч Розенблат предложил Катерине зарегистрировать офшорную компанию, которая б в дальнейшем использовалась в операциях с янтарем.

Встреча Розенблата с Катериной, 23 февраля 2017 года.

Розенблат: Сделай, пожалуйста, сейчас срочным образом компанию в Арабских Эмиратах. Я дам тебе фамилии людей, которые ты должна будешь сделать. Делай компанию там 50 на 50.

Катерина: Чтобы они вошли к нам?

Розенблат: Чтобы мы вошли к вам.

Катерина: Я имею ввиду...

Розенблат: В долю.

Катерина: Они к нам, может быть?

Розенблат: Они к вам, они к вам, да.

Катерина: Хорошо.

Видео

Фото: Скриншот

Розенблат: Я дам тебе на следующей неделе обязательно фамилии людей, которые должны быть там зарегистрированы. Могут ли быть там граждане...? По моему, могут быть там, да, Арабские Эмираты принимают всех.

Катерина: Они могут быть там, просто, да другое будет налогообложение, если будут не подданные страны, но это другой вопрос.

Розенблат: Слушай, но это ж будет все равно офшорка, вы ж там сейчас делаете практически все офшорки.

Катерина: Да, это будет офшорка... офшоркой. Нам же...

Розенблат: Послушай, ну, будет налогообложение, какая нам разница? Нам главное, чтобы это были живые, реальные деньги, живая, реальная потом ответственность.

Во время встречи 21 апреля Розенблат сообщил Катерине, что основателем этой офшорной компании должна выступить его сестра, Розенблат Елена Соломоновна.

Катерина: Борислав. Это я так понимаю ваша сестра, да?

Розенблат: Да.

Катерина: И она будет распорядителем счетов и всего, правильно? От вашего лица?

Розенблат: Да.

Катерина: Хорошо.

Развивая свое предложение, Розенблат через Крюкова передал Катерине пакет копий документов своей сестры, необходимых для регистрации на ее имя офшорной компании.

Крюков: Сейчас я вам расскажу. Вот нотариальная копия, вот цветная, нотариус на цветной не удостоверяет.

Катерина: Не удостоверяет, ага.

Видео

Фото: Скриншот

Крюков: Потому что вводит в заблуждение, ну вот видите, как настоящая, а надо, чтобы было видно, что это копия. Поэтому я сделал одну копию нотариальную, одну цветную.

Катерина: Как у вас прекрасно все, ага.

Крюков: Вот справка, которая подтверждает место жительства. Цветная и нотариальная. Оба этих документа оригинал справки о месте жительства и копия загранпаспорта будут апостилем удостоверены. Но это займет 5 рабочих дней, то есть с понедельника по пятницу. Так что пока забирайте то, что есть.

В конце этой встречи Розенблат сообщил Катерине, что ему необходимо сейчас получить от нее 30 тыс долларов, но в связи с тем, что такой суммы у нее не было – получил от нее только 6 тыс долларов.

Розенблат: У вас есть что-нибудь мне дать или нету пока?

Катерина: Что нам надо?

Розенблат: Ну мне хотя бы было б 30. Хотя бы.

Катерина: 30?

Розенблат: Закрыть. Да.

Катерина: У меня сейчас есть с собой 6.

Розенблат: Всего 6?

Катерина: Ну, не обсуждали просто этот вопрос.

Розенблат: Солнце, нет. Я просто очень ждал. Потому что я как бы...

Катерина: Так надо же было меня предупредить. Что же вы?

По распоряжению Розенблата Катерина передала деньги в руки Ярощуку.

Передача денег. 21 апреля 2017 года

Катерина: Так, хорошо.

Розенблат: Там парень сидит.

Катерина: Ваш парень? А?

Розенблат: Других нету. Мне проще конечно с девушками было бы, но приходиться с парнями.

Катерина: Нет, ну, каждый должен заниматься своим делом. Так.

Розенблат: Хорошо, Катюшенька, я вас жду. Все, спасибо большое.

Катерина: Я уже... Видите откормили меня на Украине.

Розенблат: Ну, и слава Богу. Все, всех благ.

Катерина: Все, спасибо большое. До встречи. (идет в другой зал и передает конверт с деньгами)

Катерина: Спасибо.

Параллельно Розенблат сообщил Катерине, что уже начата нелегальная добыча янтаря, который будет легализоваться через договоры рекультивации. Кроме того, Розенблат сообщил, что в целом возможность добывать янтарь под предлогом договоров рекультивации обойдется Катерине в $200 тыс., из которых $65 тыс. он уже получил и использовал для влияния на органы суда и прокуратуры.

Розенблат: Сейчас пошла уже нелегальная добыча. Сейчас уже, сегодня-завтра, уже начнется.

Катерина: Угу.

Розенблат: У нас есть уже фирмы. Мы позже будем делать фирмы, уже каким-то образом мы будем подпрыгивать в эту ситуацию. Нам нужно начинать уже рынок бить, уже практически вот с мая месяца мы должны запустить эти фирмы.
[...]

Розенблат: Кать, ну я тебя очень прошу, я вам говорю, что нам это все обойдется где-то порядка в $200 тыс. Вы сейчас дали $65? Правильно я говорю?

Катерина: Ну, я не считаю.

Розенблат: Извините, но я считаю. Потому что я знаю, за что я должен отвечать. Мне очень важно, чтобы у вас всегда лежали 30-50.

16 мая Розенблат выдвинул Катерине требование передать ему $30 тыс. для влияния на принятие необходимых судебных решений. Следует отметить, что истцом по этим судебным процессам выступают региональные органы прокуратуры.

Розенблат: Скажи мне это.

Катерина: По счетам?

Розенблат: По моим вопросам. Финансирование моих процессов.

Катерина: Все нормально.

Розенблат: Но мне нужны деньги срочно.

Катерина: Хорошо, сколько?

Розенблат: Мне нужно тридцать тысяч, как я просил.

Катерина: Тридцать?

Розенблат: Да.

Катерина: Хорошо. Ну, двадцать четыре у меня есть точно. Сегодня я могу на встречу их в принципе привезти. И чем они нас спасут, "отца русской демократии"?

Розенблат: Мне надо в суды занести там... Кать, ну я тебя прошу...

Катерина: Суды? По этому...?

Розенблат: Конечно, будут решения, это же наше судилище.

На следующий день Катерина передала ему $24 тыс.

Розенблат: Так, мне ехать надо сегодня. Ты мне взяла?

Катерина: Угу. Слушайте, а что у нас опять за суды? Мы же вроде выиграли вот этот суд, который вы же мне присылали все эти, что у них "скасували".

Розенблат: Шесть.

Катерина: "Скасували". Правильно я сказала?

Розенблат: "Скасували" один суд. Все остальные. Да, первый суд.

Катерина: А это что у нас сейчас будет?

Розенблат: Шесть, шесть судов.

Катерина: А это суд у нас какой будет, получается?

Розенблат: Я же сказал, какой суд. Это был первый суд. А всего у меня шесть судов, шесть. А всего их будет двенадцать.

По указанию Розенблата, деньги переданы Адобашу.

Катерина: Ну дайте мне...

Розенблат: Вить!..

Катерина (Адобашу): У вас здесь есть ранее намеченная комната...

Адобаш: Ранее намеченная?

Катерина: Угу. Так. Это, это, это вот это. Держите. Это раз. Это, ага, понятно.

Охранник: Спасибо.

Катерина: Пожалуйста. Спасибо.

Продолжая выполнять специальное задание, на следующей встрече Екатерина обратила внимание Розенблата на то, что до сих пор не созданы все условия для добычи янтаря под прикрытием договоров на рекультивацию поврежденных земель, несмотря на уже переданные ему средства. В связи с этим она выразила желание получить специальное разрешение на добычу янтаря, согласно постановлению Кабинета министров Украины №615 от 30.05.2011. 8 и 9 июня 2017 состоялись встречи Екатерины с Розенблатом, во время которых последний сообщил, что для получения возможности добычи янтаря на земельном участке площадью 30 га Екатерина должна передать ему $200-250 тыс., из которых $20 тыс. предназначены для принятия положительного решения областной советом, а $50 тыс. - для должностных лиц Госгеокадастра за выдачу специального разрешения.

Розенблат: Значит, есть такое предложение. Есть, допустим, порядка 10-15 ваучеров. Это по 2,2 гектара, до 30 гектаров, которые мы должны с вами выкупить, потом под эти земли мы пишем получение разрешения на геологическую "разведку".

Катерина: Угу.

Розенблат: По этой геологической разведке мы получаем с вами разрешение изначально, после этого мы делаем защиту запасов, грубо говоря, после защиты запасов мы получаем разрешение территориальных органов. От облрады мы заявляемся, после облрады мы заявляемся в ДГС на получение лицензии. Там комиссия, прохождение, лицензия. И после этого мы можем начинать уже работать. Значит, мои посчитали, что в принципе эти 30 гектаров со всеми делами, разрешениями, ну бюджет они мне вечером скинут, будет где-то примерно в пределах, где-то, ну так чтоб не соврать – порядка $150-200 тыс. будет стоить полностью эта кампания под ключ.

Катерина: Это получение всего-всего-всего?

Розенблат: Это "ключ", это "под ключ". Это ООО на добычу бурштина.
[...]

Катерина: То есть мы, получается, грубо говоря, платим там $150 тыс., да?

Розенблат: Ну, 150 – это я так просто говорю. Мы не влезем...

Катерина: Ага.

Розенблат: Да, где-то 200, 200, ну, грубо говоря, до $250 тыс. Все в зависимости от того, сколько мы гектаров купим. Облрада – это будет тысяч 20. Это там купим пару голосов. Это разрешение Геонадра, ну где-то $50 тыс., не больше.

Согласившись на это предложение, 19 июня в ресторане "Три вилки" Екатерина передала Розенблату $200 тыс. через его охранника Ярощука, которому он жестом руки дал указание получить средства, как это происходило и в прошлые разы.

Катерина (натыкаясь на что-то): Мамочки! Поможете мне?

Ярощук: Да.

Катерина: У меня для вас есть маленький кулечек. Держите, пожалуйста. Только так, чтоб не было видно. (Передавая деньги) Угу. Все.

(Ярощука задерживают)

В ходе проведения дальнейших следственных действий охранник Ярощук пояснил, что получил от Екатерины деньги по указанию Розенблата, данному ему жестом руки.

Ярощук: Они сидели, общались. Потом встала... Шеф повернулся. Вот так сидел, потом повернулся ко мне, показал...

Детектив: Вот тут сидя, получается?

Ярощук: Да. Да, левой рукой дал команду, чтобы я шел за ней. Она встала...

Следует отметить, что во время следственных действий охранники Розенблата Ярощук и Адобаш подтвердили все вышеперечисленные факты получения у Екатерины денежных средств и объяснили, что во всех случаях делали это по указанию Розенблата, которому отдавали их после получения.

Также в ходе выполнения Екатериной специального задания детективами Национального бюро были получены доказательства непосредственной причастности Розенблата к организации незаконной добычи и реализации янтаря, в том числе путем принятия мер воздействия на избирательные процессы в территориальных общинах на янтароносных землях.

Розенблат: Я сделал кое-что. Я выиграл выборы в том регионе, где добывают бурштын. Это Олевский район. Я поставил туда своего голову. Сейчас там идет полнота власти, все передается от райгосадминистрации. Там губернатор переходит на децентрализацию, на голову объединенной громады. Он подписывает все документы, он выделяет земли, он все это производит. Этот человек полностью наш. Сейчас я дам команду, чтобы ему выдали ресурс последний. Потому что я обещал выборы, за них рассчитаться.

Во время встречи, которая состоялась 6 марта 2017, Розенблат предложил Екатерине приобрести янтарь из числа незаконно добытого, с оформлением его исхождении якобы из Польши за счет фиктивных документов. В качестве непосредственного исполнителя этой поставки Розенблат представил своего компаньона Романа Руденко, который систематически занимается реализацией янтаря, незаконно добытого старателями на территории Ровенской и Житомирской областей.

Катерина: Это будет проходить через опять же нашу компанию или вы сможете обеспечить полную, ну, прямую поставку отсюда туда?

Розенблат: Прямую поставку отсюда туда.

Руденко: Да, значит мы заключаем контракт так... Покупатель – это Арабские Эмираты. А продавцом будет являться, скорее всего, шотландская компания. У нас есть несколько компаний, это офшорная шотландская компания – она будет являться продавцом. То есть заключается официальный контракт между покупателем и продавцом, и наша компания абсолютно на всех официальных условиях поставляет... шотландская наша компания поставляет товар.

Катерина: Ну, отсюда?

Розенблат: Отсюда, да.

Руденко: Из Европы.

Розенблат: Из Польши.

Катерина: Ага.
[...]

Розенблат: Если мы сегодня поднимаем бокалы, мы начинаем собирать товар. Мы сегодня начинаем собирать, правильно говорю?

Руденко: Да. Значит, я сейчас выйду, сяду в машину и начну всем звонить. Мы начнем работать прямо сейчас, я выйду.

Розенблат: Если мы пожимаем руки – мне достаточно пожать руки.

Руденко: Я просто, ну...

Роман Руденко передал Екатерине образцы незаконно добытого янтаря, продажу которого по поддельным документам иностранной компании они с Розенблатом предложили Катерине. В дальнейшем Роман Руденко рассказал Катерине о некоторых обстоятельствах существующей с его участием системы торговли противоправно добытым янтарем с использованием фиктивных документов о его происхождении.

Руденко: Ну, такая ситуация... Это исключено... Потому что украинская таможня официально никак не пропустит. Я не знаю, если бы требовалось, чтобы я объяснял, как это происходит, как бы может быть и они бы... как бы, вы им может объясните. Я вам в двух словах сейчас скажу. То есть товар покидает территорию Украины абсолютно в черную, то есть, в случае даже его каким-то макаром задерживают на таможне, то, ну это просто товар, просто контрабандисты, которые его перевозят. Никакого документального отношения к какой-либо компании этот товар не имеет. Он там, нет прикрепленных к нему бумаг, и он покидает территорию Украины не на основании каких-то документов, он покидает только в черную. То есть, вывозится – и даже если нас, например, задерживают на таможне, хотя это исключено, но теоретически это возможно... Потому что мы со всеми обо всем договариваемся. Если нас задерживают на таможне, то, ну это просто товар. Чей он? Ну, наш товар. Да? А почему так везете? Ну, потому что мы контрабандисты. И все. При этом наш заказчик никоим образом не всплывает. Я понимаю, о чем они беспокоятся. Но после того, как он покинул территорию Украины, он кладется на баланс нашего предприятия. У нас есть офшор шотландский, зарегистрирован...

Катерина: Ну, вы нам рассказывали, да.

Руденко: Он там, белая, правильная, хорошая компания, и этот товар кладется на баланс. Каким образом, где эта компания взяла – она покупает у какой-то другой компании (польской, и у литовской), то есть это уже фиктивные документы. Сделает – а давай присоединим их фактически. И все «в белую»: товар "в белую", документы наша компания сделала, что якобы где-то купила этот камень. И потом мы официально это все продаем.

Катерина: Не, ну это я понимаю, конечно.

Руденко: Поэтому говорить о каком-то скандале ну очень маловероятно, потому что юридически, казалось бы, украинскую границу покидает камень – он вообще никак. И даже если его конфисковывают, например, хотя это исключено (потому что мы со всеми договариваемся), и даже если его конфисковывают, то его просто конфисковали у нас. И все. Вот такие дела.

В день проведения операции в ресторане "Три вилки" 19 июня 2017 детективами Национального бюро было изъято более 100 кг незаконно добытого янтаря, который Роман Руденко предоставил Екатерине для осмотра с целью согласования закупки 1 тонны янтаря, пообещав его доставку в Киев через 2 дня, 21 июня.

Действующее законодательство Украины предусматривает уголовную ответственность за провокацию подкупа, установленную ст. 370 Уголовного кодекса Украины. Но диспозиция указанной статьи в качестве провокации подкупа определяет только такие действия должностного лица, которые заключаются в подстрекательстве на получение неправомерной выгоды. Ст. 27 УК в качестве подстрекательства определяет только различные формы склонения лица к совершению преступления, уговоры, подкуп, угрозы, принуждение или склонение иным образом. Такая трактовка понятия провокации преступления полностью совпадает с мнением Европейского суда по правам человека, изложенным в соответствующих решениях.

На протяжении выполнения специального задания "Катерина" никоим образом не подстрекала вышеуказанных лиц к получению неправомерной выгоды. Ни в одном случае какие-либо формы склонения этих лиц к получению неправомерной выгоды не осуществлялись. Инициатива о передаче неправомерной выгоды всегда принадлежала лицам, которые ее получали.