Подозреваемый в терроризме российский программист рассказал о пытках в ФСБ

Опубликовано: Четверг, 22 февраля 2018 15:49

Программист Виктор Филинков, которого ФСБ называет участником "террористического сообщества "Сеть" записал все, что происходило с ним с момента задержания в аэропорту Пулково (Санкт-Петербург) до ареста Дзержинским судом Петербурга — медицинский осмотр перед пыткой током, допросы в ФСБ. Этот текст он направил членам Общественной наблюдательной комисии РФ.

"Медиазона" опубликовала записи Филинкова.

Стоит отметить, что ранее о пытках рассказывали другие фигуранты дела — арестованные в Пензе активисты Илья Шакурский и Дмитрий Пчелинцев и задержанный в Петербурге свидетель Илья Капустин.

Аэропорт Пулково. Задержание и угрозы.

Филинкова задержали 23 января 2018 года возле терминала А08 аэропорта Пулково. "Вокруг мест для ожидания в течение получаса ходили люди в гражданской одежде, по которым было видно, что лететь они никуда не собираются. Меня окружили пять-шесть человек, передо мной стоял мужчина средних лет... Он развернул удостоверение в коричневой обложке и представился: "Майор ФСБ Карпов. Пройдемте с нами", - отмечает активист.

Далее Филинкова поместили в комнату с входом по пропуску. Примерно через час подошли сотрудники: ему задавали вопросы на различные темы. Потом пришли еще двое, один из которых язвительно спросил: "Ну что, Витя, ты уже понял, почему с тобой происходит то, что происходит?" На что Филинков потребовал объяснений, а в ответ услышал: "Тут один тоже не понимал, а потом упал один раз и все понял". Активист счел это угрозой.

Филинкову пришлось разблокировать свой смартфон. Пришедшие сотрудники принялись пересматривать его личные вещи: просмотрели список контактов в телефоне, перечитали СМСки и так далее. У Филинкова пытались снять отпечатки пальцев и проверить по базе, но поиск ничего не выдал. Через некоторое Виктор Филинков в сопровождении вышел из терминала аэропорта. Выйдя из здания, активист увидел синий минивен с тонированными стеклами. От минивэна шли навстречу двое людей в масках. Один из них надел на Филинкова наручники и затолкал в машину.

"Пензенское дело"

Уголовное дело о "террористическом сообществе" (часть 2 статьи 205.4 УК) было возбуждено в Пензе в октябре 2017 года. Тогда в течение месяца в Пензе задержали Егора Зорина, Илью Шакурского, Василия Куксова, Дмитрия Пчелинцева, Андрея Чернова и Армана Сагынбаева. В январе в Петербурге были задержаны Виктор Филинков и Игорь Шишкин.

По версии следствия, все задержанные входили в организацию "Сеть" и намеревались во время президентских выборов и чемпионата мира по футболу с помощью взрывов "раскачать народные массы для дальнейшей дестабилизации политической обстановки в стране" и поднять вооруженный мятеж. Ячейки "Сети" якобы действовали в Москве, Петербурге, Пензе и Беларуси.

Родственники пензенских фигурантов дела заявляли, что при задержании активистам подбросили оружие, затем их пытали. О пытках рассказали Филинков, Пчелинцев и Шакурский, а также Илья Капустин, которого отпустили в статусе свидетеля.

Пчелинцев и Шакурский говорили, что сотрудники ФСБ пытали их током прямо в подвале пензенского СИЗО. Шишкин о пытках не заявлял, однако врачи диагностировали у него перелом нижней стенки глазницы, многочисленные гематомы и ссадины.

Отдел МВД. Медосмотр перед пытками

Когда автомобиль приехал к месту назначения, двое сотрудников в масках вывели Филинкова из машины и повели в здание, на котором было написано "…МВД по Красногвардейскому району". У задержанного просканировали отпечатки пальцев. Потом снова отвели в минивэн.

Виктора Филинкова привезли к зданию больницы. "Обычная больница, практически все в ужасном состоянии. В регистратуре были очереди, сотрудники ФСБ даже возмущались, что нам придется ждать со всеми. Все вопросы решал прибежавший медик из числа руководства больницы... Долго решали, что делать с полисом, так как я иностранный гражданин и медстраховки у меня нет. Сотрудники ФСБ предлагали оплатить обследование из моего кармана: "А че? У тебя денег много?". В регистратуре сотрудники сообщили, что им надо провести мое "освидетельствование", - рассказывает Филинков.

Врачи осмотрели мужчину, взяла кровь для анализа. Потом пришел оперативник и сфотографировал татуировку Филинкова. Долго пришлось сидеть в очереди на рентген: "Уже третий час! Зачем ты сказал ему, что у тебя колено болит?" — возмущался сотрудник ФСБ.

В минивэне. "Не дергайся, я еще не начал".

Выйдя из больницы, Филинкова снова затолкали в авто, надели наручники и шапку на голову так, что она закрывала все лицо. "Дышать было сложно, и я решил освободить лицо от шапки. Я начал медленно сдвигать шапку, но смог освободить только нос, после чего человек в маске прижал меня к сиденью и нанес два удара в правую часть грудной клетки, в нижнюю часть грудных мышц. Бил он явно не ладонью — площадь удара была небольшой... Позже он начал бить по спине — также не посередине, а справа от позвоночника. Я издал какие-то звуки сквозь зубы", - отмечает Филинков.

По словам мужчины, он был сильно напуган и снова сказал, что не понимает, почему его задержали. После этого Виктор Филинков "получил первый удар током". "Это было невыносимо больно, я закричал, тело мое выпрямилось. Человек в маске приказал заткнуться и не дергаться. Удары током в ногу он чередовал с ударами током в наручники. Иногда бил в спину или затылок-темя, ощущалось как подзатыльники. Когда я кричал, мне зажимали рот или угрожали кляпом, заклейкой, затыканием рта. Кляп я не хотел и старался не кричать, получалось не всегда", - отмечает Филинков.

"Я сдался практически сразу, в первые минут десять. Я кричал: "Скажите, что сказать, я все скажу!" — но насилие не прекратилось", - вспоминает программист.

По словам Филинкова, оперативники ему задавали вопросы, и если он не знал ответа — били током, если ответ не совпадал с их [ожиданиями] — били током, если я задумывался или формулировал [долго] — били током, если забывал то, что сказали — снова били током. На фоне ударов током обычные удары ощущались слабо. На некоторые вопросы ответа не было и сотрудников ФСБ.

— Где оружие?

— Какое оружие, я не знаю ничего, — отвечал я, после чего меня били током.

— Все ты знаешь, где оружие? — оперативник не успокаивался.

— Скажите, я скажу, как скажете! — надеялся на пощаду, но все равно получал удары. После нескольких итераций такие вопросы снова менялись на те, на которые ответы были.

Человек в маске бил током в разные места: наручники, шею, грудь, пах, но самым удобным местом была правая нога Филинкова.

Далее оперативники ФСБ потребовали пароль от ноутбука Виктора Филинкова. "viktor.filinkov.***", — продиктовал я. "Слитно? Одним словом? Сука, мы же проверим, если ты ******* [лукавишь], тебе ****** [конец]!" — кричал оперативный сотрудник УФСБ. Мне было очень плохо, я не хотел, чтобы они читали мои переписки с женой и близкими друзьями. Я чувствовал полную потерянность и обреченность, мне никогда не было так плохо, я не понимал, как все эти люди сидят здесь и спокойно совершают такое насилие", - подытожил Филинков.

Обочина. ОМ 938. "Ой, сейчас снегом умою его"

Позже машина остановилась и мужчину вытащили из минивэна, кто-то заметил, что у него лицо в крови. Человек в маске завел Филинкова за микроавтобус и он попытался запомнить номер машины: "ОМ 938, как мне кажется, было написано на номерном знаке". Кровь с лица задержанного хотели смыть снегом, но вытерли просто шапкой. Филинкова постоянно непроизвольно трясло.

Отдел МВД. Кровь и Snickers

Виктора Филинкова снова повезли в "... МВД по Красногвардейскому району". В отделении стали записывать его показания. Принесли ему шоколадный батончик Snickers и воды. У мужчины очень болела голова, шея и ноги. "Он штаны кровью залил! Это плохо! — Ой, да купить ему трико и все — Может, отмыть?". Я присмотрелся. Темные коричневые пятна правда были похожи на кровь. Кто-то бросил мне очень маленький кусочек мокрой тряпки и приказал оттирать. Я тер. "Че ты трешь?! Большие пятна три!" — приказали мне. Мои вялые попытки отмыть пятна были тщетны", - вспоминает Филинков.

Оперативник ФСБ Бондарев К.А. заявил тогда задержанному, что офицеры ФСБ всегда добиваются своих целей. "Все равно будет так, как мы решим!" — запугивал Бондарев К.А.

Потом Филинкову дали почитать запись протокола, на котором было написано - "опрос". "Листов было несколько, было написано, что это "опрос". Я не знал, что это такое, и все еще не понимал свой статус. Я все подписал, в том числе, что "с моих слов записано верно", - подчеркивает Филинков.

Обыск квартиры Филинкова

Филинкова привезли в его квартиру для проведения обыска. Нашли понятых.

Сотрудники ФСБ вломились в квартиру, уложили на пол соседа Филинкова по съемной квартире - Степана, которого тут же стали называть Степаном Бандерой. У Степана стали требовать пароли к многочисленным его ноутбукам, смартфонам. Потом оперативники вызвали подкрепление, чтобы забрали Степана.

Степана после непродолжительного допроса увели, а Филинкову приказали собрать теплые вещи.

Здание УФСБ. Опрос и его редакторы

Филинков сидел в здании УФСБ. Потом его доставили в комнату, в которой был мужчина. Он задавал уточняющие вопросы и просил что-то подписать. Задержанному рассказали, что от них зависит, в какое СИЗО он попадет, и что лучше с ними сотрудничать. "Я все подписал, в том числе, что я в курсе, что есть 51 статья Конституции РФ, которая не сработала — воспользуйся я этим правом, сотрудники УФСБ нарушили бы все мои прочие права... Следователь еще несколько раз выносил листы с моими "свидетельскими показаниями" из комнаты. Стало понятно что у всей этой истории, авторами которой являются сотрудники ФСБ, есть главные редакторы, следящие, чтобы ничего не вышло из общей канвы", - отмечает Виктор Филинков.

Статья 51 Конституции РФ. Никто не обязан свидетельствовать против себя самого, своего супруга и близких родственников, круг которых определяется федеральным законом. ... Федеральным законом могут устанавливаться иные случаи освобождения от обязанности давать свидетельские показания.

Здание УФСБ. Разговоры с операми

"То, что происходило следующие часы в здании УФСБ по СПб и Ленинской области, я помню отрывками, время условно могу разделить на три части — до 19 часов, с 19 до ~23 часов и далее. До 19 часов было много неформального общения между сотрудниками ФСБ и моего с ними. Обсуждали посадки, Мальцева, Навального, митинги и прочее", - вспоминает Филинков.

В конце первого и начале второго промежутков времени в здании УФСБ шли войны с вирусами. Основным вирусом был .bat файл (исполняемый batch скрипт cmd.exe), который не только прописывал себя в autorun.ini, но также оставлял ярлык в виде корзины, клик на которую рекурсивно скрывал все файлы в директории, меняя им атрибуты. Поэтому длительное время компьютеры в здании не были подключены ни к локальной, ни к сети Интернет.

Что касается техники Филинкова, то там ничего не нашли.

Далее последовал разговор с операми ФСБ с перечислением целого списка женских имен. "Дальше шло перечисление целого списка женских имен (пять–шесть), большую часть из которых я слышал впервые. "Где они все? Еще не понял? На свободе, потому что мы не звери. Феминизм вещь хорошая, но мы так не считаем. Приказа брать девушек не поступало. Но твоей жене мы [плохо сделаем] даже в Киеве, если будешь плохо себя вести!" — Филинков вспоминает слова оперативника.

Здание УФСБ. "Сам генерал".

Еще до начала войны с вирусами пришла весть — первая версия "опроса" не подошла, не удовлетворяла руководство. Сотрудник ФСБ Константин Бондарев принялся набирать новую версию.

С какого-то момента начались разговоры о том, что должен прийти государственный адвокат. При этом сотрудники ФСБ дали понять, что лучше не дергаться, мотивируя тем, что выбор между СИЗО с туберкулезниками был в их руках. Угрожали также оставить без воды и еще одной поездкой на минивэне.

Позже распечатали вторую версию опроса и приказали расписаться.

Здание УФСБ. Допрос.

Пришел госзащитник, понятые, следователь, провел обыск — при мне не было вообще ничего, разумеется. Адвокат заметил, что обыск можно было и не проводить.

На вопрос, согласен ли я с задержанием и признанием вины, я ответил отрицательно. "Нет? Точно?" — уточнил следователь. Виктор Филинков заявил, что виновным себя не считает, законов не нарушал, о подготовке и совершения преступлений ничего не знает. Официально задержание Филинкова произошло 24 января в 23:30, спустя 28 часов с того момента, как у него в аэропорту забрали смартфон.

Госзащитник не понимал сути дела. Филинков вкратце рассказал ему, что за статью хотят на него повесить, что "светит" срок от пяти до 10 лет строгого режима, и "бумажки он уже подписал, при этом ничего не нарушая". Госзащитник заявил, что Филинкову будет условный срок. На что задержанный парировал: "По 205-й (статья 205 УК, "Террористистический акт") нет условного!". Госзащитник рассказывал, что следствие со всем разберется и надо с ними сотрудничать.

В итоге, Виктор Филинков от безысходности признал себя виновным. Его конвоировали в изолятор временного содержания.

Изолятор временного содержания

"Во время осмотра пришел доктор, он стоял в паре метров от меня и ко мне не подходил. Спросил про подбородок, про пятна на теле, болят ли они", - вспоминает Филинков.

Виктора Филинкова отвели в камеру.

Суд. СИЗО.

Филинкова доставили в суд. Сначала выступал следователь. "Судья спросила, согласен ли я со следствием. Я ответил, что не знаю, что сказать. "На усмотрение суда оставляете?" — спросила она. "Да", — ответил я. Адвокат повторил: "На усмотрение суда", - пишет Филинков.

"В СИЗО-3 сотрудники мне приказали разуться-одеться до прихода врача. "Ну, внешне только лицо", — сообщили врачу сотрудники СИЗО. Я все так же сказал, что ударился. Было несколько диагностических вопросов, где я сказал, что у меня псориаз. Сотрудники ушли, и я чего-то ждал. Пришел врач и снова задавал какие-то вопросы, сказал, что могу к нему обращаться по поводу псориаза. Про пытки я ему ничего не сказал, понимая, что сотрудники УФСБ все еще в соседней комнате — тем более, [они] могут быть в сговоре с СИЗО", - подытожил программист Виктор Филинков.

  • 11 февраля Федеральной службой безопасности (ФСБ) Российской Федерации в Симферополе задержан гражданин Украины Константин Давыденко, который подозревается в шпионаже.
  • В среду, 24 января, Московский городской суд продлил срок содержания под стражей украинскому журналисту Роману Сущенко, которого российские власти обвиняют в шпионаже.
  • В декабре 2017 года руководитель Национальной полиции Сергей Князев сообщил, что много так называемых криминальных авторитетов приехали в Украину из Российской Федерации, и за этим часто стоит ФСБ РФ.