Проект «Ворон»: как американцы помогали ОАЭ шпионить за людьми по всему миру

Опубликовано: Суббота, 09 февраля 2019 17:48
Дмитрий Малышко Автор статьи:

Девять бывших сотрудников американских спецслужб признались, что во время работы на секретные организации Объединенных Арабских Эмиратов их заставляли следить за гражданами США. Единственная, кто согласилась, чтобы ее имя назвали, – Лори Страуд.

С бывшей шпионкой общались журналисты Reuters. Они же и провели расследование.

ПРОЕКТ "ВОРОН"

История проекта "Ворон" дает понимание того, как бывшие хакеры из правительства США использовали самые современные инструменты кибершпионажа от имени службы внешней разведки, которая следит за правозащитниками, журналистами и политическими соперниками.

Журналисты взяли интервью у девяти бывших сотрудников "Ворона", не являющихся гражданами ОАЭ, просмотрели тысячи страниц документов и электронных писем и пришли к выводу, что центральными методами мониторинга противников были методы, разработанные в Агентстве национальной безопасности (АНБ). Среди инструментов кибершпионажа – современная платформа, известная как Karma. С ее помощью удалось взломать iPhone сотен активистов, политических лидеров и подозреваемых террористов. Проект "Ворон" был направлен против американцев и iPhone сотрудников посольств Франции, Австралии и Великобритании.

Оперативники использовали Karma для взлома iPhone, которым пользовался шейх Катара Тамим, а также устройства, принадлежащие бывшему вице-премьер-министру Турции Мехмету Шимшеку и главе МИД Омана Юсуфу бен Алауи бин Абдалле. Шимшек, который ушел в отставку в июле, сказал Reuters, что кибервторжение в его телефон было "ужасающим и очень тревожным". "Ворон" также взломал телефон Таваккол Карман, правозащитницы, известной как "железная женщина" Йемена.

В Агентстве нацбезопасности, Apple и Министерстве иностранных дел ОАЭ отказались от комментариев. Посольство ОАЭ в Вашингтоне не ответило на запросы о комментариях.

В ОАЭ, которые являются близким союзником США на Ближнем Востоке, говорят, что испытывают реальную угрозу со стороны радикальных экстремистских групп и сотрудничают с Соединенными Штатами в борьбе с терроризмом. Бывшие сотрудники "Ворона" признают, что проект действительно помог NESA (арабская служба по вопросам электронной безопасности) разрушить сеть ИГИЛ в Эмиратах. Когда в 2014 году вдохновленный террористами вооруженный человек зарезал учителя в Абу-Даби, "Ворон" включился в работу и просканировал угрозы других нападений.

В различных сообщениях подчеркивалась продолжающаяся гонка кибервооружений на Ближнем Востоке, когда ОАЭ и другие страны пытаются убрать оружие и персонал для взлома быстрее, чем их соперники. Расследование Reuters является первым, которое выявило существование проекта "Ворон", предоставляя редкую внутреннюю информацию о государственных хакерских операциях, обычно окутанных тайной и опровержением.

История проекта "Ворон" также дает новое представление о роли, которую бывшие американские кибершпионы играют в зарубежных операциях по взлому. В американском разведывательном сообществе увольнение с работы в качестве агента другой страны рассматривается некоторыми как предательство.

"Если вы бывший офицер разведки, то перед вами, по сути, стоит моральное обязательство стать наемником иностранного правительства", - сказал Боб Андерсон, занимавший должность исполнительного помощника директора ФБР до 2015 года.

Вместе с этической неясностью, в США существует еще неясность и законодательная. Хотя распространение секретной информации является незаконным, никто не запрещает подрядчикам делиться общими шпионскими ноу-хау, например, приемами фишинга с помощью вирусных имейлов. Но шпионаж за американцами однозначно был незаконным, говорит Риа Сиерс, бывший заместитель помощника директора АНБ по вопросам политики.

Более того, даже в "Вороне" это было секретом – эти операции возглавляли арабские спецы. Взлом почты американцев подтвердили, кроме Страуд, четыре человека, кроме того, информация есть во внутренней переписке "Ворона".

ФБР сейчас расследует, не было ли утечки о секретных методах наблюдения, которые используют в США, и не будет ли это повернуто против американцев.

Страуд 10 лет проработала в АНБ – сначала в качестве военнослужащего с 2003 по 2009 гг., а с 2009 по 2014 гг. - в качестве подрядчика в консалтинговой компании Booz Allen Hamilton. Функции у нее остались те же, а вот зарплата выросла. Она занималась выявлением уязвимостей в компьютерных системах иностранных правительств, например, Китая, и анализом того, какие данные должны быть украдены.

В 2013 году, находясь в Центральной службе безопасности США, расположенной на Гавайях, она порекомендовала пригласить в свою команду техника Dell Эдварда Сноудена.

"Он бывший сотрудник ЦРУ, местный, он уже свой, - вспоминает Страуд. - Он идеален!" Booz и АНБ одобрили перевод Сноудена, предоставив ему еще более широкий доступ к секретным материалам.

Через два месяца после присоединения к группе Лори Страуд Сноуден сбежал из США и передал журналистам тысячи страниц совершенно секретных файлов, в которых подробно рассказывалось о масштабных программах сбора данных Агентством. Страуд сказала, что ее команда в Booz Allen Hamilton имела неприятности из-за того, что невольно допустила крупнейшее нарушение безопасности в истории АНБ.

После скандала Марк Байер, бывший коллега Страуд, предложил ей возможность работать на подрядчика в Абу-Даби под названием CyberPoint. В мае 2014 года Страуд воспользовалась случаем и покинула Booz Allen. Она думала, что CyberPoint осуществит ее мечту работать на Ближнем Востоке, кроме того, там платили неплохие деньги. Многие аналитики, такие как Страуд, получали более $200 000 в год, а некоторые менеджеры – свыше $400 000.

CyberPoint, небольшой подрядчик по кибербезопасности со штаб-квартирой в Балтиморе, был основан предпринимателем по имени Карл Гамтоу в 2009 году. Его клиентом является, в частности, Министерство обороны США.

Лори Страуд понимала, что ее новая работа будет связана с контртеррористической миссией в сотрудничестве с ОАЭ, близким союзником США в борьбе с ИГИЛ. Но она не знала о других обязанностях. Байер и другие менеджеры "Ворона" заверили ее, что проект одобрен АНБ, рассказала она журналистам. Учитывая то, что Байер работал в элитном хакерском подразделении АНБ, известном как Tailored Access Operations, обещание показалось ей убедительным. На данный момент Байер не ответил на многочисленные телефонные звонки журналистов, текстовые сообщения, электронные письма и сообщения в социальных сетях.

В сфере разведки утаивать некоторые детали до подписания контракта и инструктажа – это норма.

Когда Страуд впервые попала на Villa (переоборудованный особняк в Абу-Даби, известный внутренне как Villa) в мае 2014 года, руководство "Ворона" провело два отдельных инструктажа, один за другим.

В первом, известном внутренне как "Фиолетовый инструктаж", ей сказали, что проект имеет оборонительную миссию – защищает правительство ОАЭ от хакеров и других угроз. Сразу после окончания инструктажа ей сказали, что это только история для прикрытия.

Затем Страуд пригласили на "Черный инструктаж", с содержанием которого удалось ознакомиться журналистам. Там говорилось, что "Ворон" является "наступательным, оперативным подразделением NESA – Национального управления электронной безопасности – арабского аналога АНБ.

Страуд сказали, что она будет частью аналитического и наступательного подразделения "Ворона", в задачу которого входит помощь правительству в анализе онлайн-профиля врагов правительства, взломе их страниц и сборе данных. Эти цели были предоставлены клиентом – NESA (сейчас носит название Signals Intelligence Agency – Агентство разведки сигналов).

Страуд говорит, что даже почувствовала определенный комфорт, потому что стилистика инструктажа напоминала ее родное Агентство нацбезопасности.

ОАЭ – объединение 7 арабских эмиратов с общим населением в 9 млн человек. ОАЭ являются союзником Саудовской Аравии и соперником Ирана. Все три страны стали объектом внимания со стороны международной общественности и таких организаций, как Human Rights Watch. Правительства этих стран обвиняют в подавлении свободы слова, задержании диссидентов и прочих нарушениях человеческих прав.

ОАЭ заявляют, что тесно сотрудничают с Вашингтоном в борьбе с экстремизмом "за пределами поля битвы" и содействуют усилиям по борьбе с "коренными причинами" радикального насилия.

Информацию, собранную "Вороном", использовала местная служба безопасности. Целями были боевики в Йемене, государства-противники, такие как Иран, Катар и Турция, а также лица, критикующие монархию. Об этом говорится в заявлении 9 американцев, работавших в ведомстве; информация подтверждается сотнями документов. "Ворон" отслеживал в соцсетях людей, которые, по мнению спецслужб, оскорбили правительство.

"Иногда было трудно смириться, когда твоя цель, например, 16-летний ребенок в Twitter. Но это разведывательная миссия, а ты – разведчик. Не имеешь права брать ситуацию близко к сердцу", - вспоминает Страуд.

Бывшие американские сотрудники проекта "Ворон" рассказывают, что они выявили уязвимости в некоторых целях, разработали или приобрели программное обеспечение для осуществления вторжений и помогли в их мониторинге. Но кнопка атаки была под рукой у агента из Эмиратов. Такие договоренности были нужны, чтобы иметь шанс на так называемое "правдоподобное отрицание" перед американцами – возможность отрицать свою вовлеченность после совершения противозаконного действия.

статья1

Агентство национальной безопасности, США. Фото: Reuters

ОБЪЕКТЫ СЛЕЖКИ

Страуд выявила, что программа нацелена не только на террористов и иностранные правительственные учреждения, но также на диссидентов и правозащитников. Эмиратские чиновники классифицировали их как объекты национальной безопасности.

После протестов "Арабской весны" и изгнания египетского президента Хосни Мубарака в 2011 году, силы безопасности ОАЭ рассматривали правозащитников как серьезную угрозу "национальной стабильности".

Одной из ключевых целей программы в 2012 году был Рори Донахи, которому тогда было 25 лет. Он был британским журналистом и активистом, который написал статьи, критикующие ситуацию с правами человека в ОАЭ. В 2012 году он написал статью для The Guardian, в которой критиковал жесткие меры правительства ОАЭ и предупредил, что, если это будет продолжаться, "власть ждет неопределенное будущее".

До 2012 года зарождающаяся операция по сбору разведывательных данных в ОАЭ в значительной степени основывалась на том, что агенты врывались в дома целей, когда те отсутствовали, и физически размещали шпионское ПО на их компьютерах. Но когда американцы создали проект "Ворон", стал возможен удаленный взлом Донахи. Это была давшаяся непомерными усилиями победа, которую американцы могли предложить заказчику.

Из-за чувствительности к нарушениям прав человека и свободе прессы на Западе операция против журналиста-активиста стала азартной игрой.

"Существует большой риск для правительства ОАЭ и его дипломатических отношений с западными государствами, если удастся установить, что операция берет свое начало в ОАЭ", - говорится в программных документах 2012 года.

Чтобы приблизиться к Донахи, оперативник "Ворона" должен был попытаться интегрироваться в цель, поддерживая схожие убеждения. Они верили, что Донахи "не сможет устоять перед финтом такого рода".

Сотрудники "Ворона" написали письмо от имени выдуманного правозащитника и отправили его Донахи. Там была просьба о помощи, чтобы "дать надежду тем, кто давно страдает". Оперативник убедил Донахи загрузить программное обеспечение, благодаря которому "сообщения будет трудно отследить". На самом деле это было вредоносное ПО, которое позволяло "Ворону" непрерывно контролировать учетную запись электронной почты Донахи и следить за его Интернет-активностью. По словам Страуд, слежка за Донахи, которому было присвоено кодовое имя Gyro, продолжалась под ее руководством и оставалась главным приоритетом для Эмиратов.

В конце концов Донахи понял, что его "электронику" взломали. В 2015 году, получив еще одно подозрительное электронное письмо, он связался со специалистом по вопросам безопасности в Citizen Lab, канадской группе по правам человека и цифровой конфиденциальности. Эксперты обнаружили, что хакеры годами пытались взломать его компьютер.

В разговоре с журналистами Донахи, ныне аспирант, изучающий арабский язык, выразил удивление тем, что в течение пяти лет считался главной целью разведки ОАЭ. Он подтвердил, что против него действительно использовали методы, описанные в документах.

"Я рад, что возле меня сидит напарница, пока я разговариваю по телефону, иначе она бы не поверила", - сказал он. Услышав, что хакеры были американскими наемниками, работающими в ОАЭ, Донахи выразил удивление и отвращение.

"Это похоже на предательство нашего союза", - сказал он.

Страуд призналась, что могла мириться с атаками на правозащитников, пока дело не доходило до американцев.

"Мы работаем от имени правительства этой страны, и у них есть конкретные разведывательные задачи, которые отличаются от американских, и это понятно. Вам приходится смириться с этим", - сказала Страуд.

Известный активист из ОАЭ Ахмед Мансур стал очередной целью. Он получил кодовое имя Egret. В течение многих лет Мансур публично критиковал правительство ОАЭ за участие в военном конфликте в Йемене, обращение с трудящимися-мигрантами и задержание политических противников.

В сентябре 2013 года "Ворон" представил старшим должностным лицам NESA материалы, извлеченные из компьютера Мансура. Среди прочего были скриншоты электронных писем, в которых Мансур обсуждал предстоящую демонстрацию перед Федеральным верховным судом ОАЭ с членами семей заключенных диссидентов.

Также "Ворон" узнал, что Мансур сфотографировал заключенного, которого, по правилам тюрем, фотографировать запрещено, а затем попытался уничтожить улики на своем компьютере.

В 2016 году представители Citizen Lab опубликовали исследование о том, что Мансур и Донахи стали мишенью хакеров. Эксперты предполагали, что правительство ОАЭ является наиболее вероятным виновником.

В 2017 году Мансур был осужден на тайном процессе за "нанесение ущерба единству страны" и приговорен к 10 годам тюрьмы. В настоящее время он находится в одиночной камере, его здоровье ухудшается, по сведениям человека, знакомого с ситуацией.

Жена Мансура, Надя, живет в социальной изоляции в Абу-Даби. Соседи избегают ее из-за страха, что за ней следят силы безопасности.

И соседи правы. С июня 2017 года специалисты "Ворона" подключились к мобильному устройству женщины и дали ей кодовое имя Purple Egret.

Для этого они использовали новый мощный инструмент для взлома под названием Karma, позволяющий проникать в iPhones пользователей по всему миру и получать электронные письма, информацию о местонахождении, текстовые сообщения и фотографии, просто загружая списки номеров в предварительно сконфигурированную систему. Цель не должна была даже нажимать на ссылку для загрузки вредоносного ПО. Хакерская программа полагалась на нераскрытую уязвимость в программном обеспечении iMessage для обмена текстовыми сообщениями.

В 2016 и 2017 годах таким образом были взломаны сотни телефонов на Ближнем Востоке и в Европе, включая правительства Катара, Йемена, Ирана и Турции. "Ворон" использовал программу для взлома iPhone, которым пользовался эмир Катара шейх Тамим бин Хамад аль-Тани, а также телефонов близких соратников и его брата.

статья4

Рори Донахи. Фото: Reuters

ЧТО ЗНАЛ ВАШИНГТОН?

Бывшие оперативники "Ворона" считали, что не нарушали закон, так как в ОАЭ им сказали, что миссия была согласована с правительством США.

Байер сказал участвовавшим в проекте американцам, что хотя АНБ не участвовало в повседневных операциях, оно одобрило и регулярно получало информацию о деятельности "Ворона".

Основатель CyberPoint Гамтоу сказал, что его компания не занималась хакерскими операциями.

"Мы не проводили наступательных операций. Точка. Если кто-то делал что-то мошенническое, то мне больно думать, если это делалось под нашим знаменем", - сказал он, добавив, что компания обучала граждан ОАЭ защищаться в рамках программы с Министерством внутренних дел страны.

Обзор внутренних документов "Ворона" показывает, что Гамтоу дает описание программы, которую сотрудники "Ворона" должны были представлять как "неклассифицированную историю прикрытия". Сотрудникам говорили, что они работают в отделе информационных технологий и взаимодействия.

Для предоставления чувствительных оборонных технологий или услуг иностранному правительству обычно требуются специальные лицензии от Государственного департамента США и Министерства торговли США. Оба агентства отказались комментировать, выдавали ли они такие лицензии CyberPoint для осуществления своей деятельности в ОАЭ.

Из соглашения 2014 года между Госдепартаментом и CyberPoint понятно, что Вашингтон согласился на запуск операции кибернаблюдения в ОАЭ. В объяснительной записке сказано, что CyberPoint будет сотрудничать с NESA в сфере "защиты суверенитета ОАЭ посредством сбора информации из систем связи внутри и за пределами ОАЭ и дальнейшего анализа".

При этом CyberPoint должен получить специальное одобрение от АНБ, прежде чем делать какие-либо презентации, касающиеся "эксплуатации или компьютерной атаки". Журналисты нашли десятки таких презентаций, которые "Ворон" сделал для NESA, описывающих атаки на Донахи, Мансура и других. Неясно, одобрило ли Агентство нацбезопасности действия "Ворона" против определенных целей.

В соглашении был четко прописан запрет нацеливаться на граждан США или американские компании. В CyberPoint пообещали, что "не будут использоваться для эксплуатации граждан США, иностранцев, постоянно проживающих в стране, или американские компании. Также запрещалось делиться секретной информацией США о военных технологиях и методах сбора разведданных.

Гамтоу отказался обсуждать особенности соглашения. "Насколько я знаю, мы сделали все, что требовалось, в соответствии с нормами и правилами США, - сказал он. - И мы создали механизм, который позволяет людям обратиться ко мне, если им покажется, что что-то было сделано неправильно".

Представитель АНБ отказался комментировать проект "Ворон".

Представитель Госдепартамента отказался комментировать соглашение, но сказал, что такие лицензии не разрешают людям заниматься нарушением прав человека.

Сотрудники "Ворона" рассказали, что к концу 2015 года их миссии стали более смелыми.

Например, им поручили не просто взламывать страницы посетителей Интернет-форума исламистов, а создать вирусы, способные заразить каждого, кто посещает помеченный сайт, в том числе и американцев.

Закон США, как правило, запрещает АНБ, ЦРУ и другим спецслужбам контролировать граждан США. Страуд помогла создать инструкцию на случай, если "Ворон" обнаружит личные данные, принадлежащие американцам. Их помечали для удаления. Информация передавалась другим оперативникам, чтобы граждан США удаляли при последующих сборах информации.

Со временем Страуд заметила, что американские данные, помеченные для удаления, снова и снова появляются в хранилищах данных "Ворона", контролируемых NESA. Тем не менее, ей нравилась работа.

"Это было невероятно, потому что не было таких ограничений, как в АНБ. Там не было этой бюрократии, - сказала она. - Мне кажется, мы проделали неплохую работу в борьбе с терроризмом".

статья3

Лори Страуд. Фото: Reuters

DARKMATTER И ВОЗВРАЩЕНИЕ НА РОДИНУ

Когда в 2009 году создали "Ворона", Абу-Даби мало что знал о кибертехнологиях. Первоначальная идея заключалась в том, чтобы американцы разрабатывали и управляли программой в течение 5-10 лет, пока офицеры разведки ОАЭ не станут достаточно опытными. К 2013 году в "Вороне" находился американский контингент от дюжины до 20 человек, что составляло большинство персонала.

В конце 2015 года власти ОАЭ стали чувствовать себя неловко из-за того, что основную программу национальной безопасности контролируют иностранцы. Представители Министерства обороны ОАЭ сказали Гамтоу, что хотят, чтобы проектом "Ворон" управляла местная компания DarkMatter.

Американским создателям "Ворона" дали два варианта: присоединиться к DarkMatter или уехать домой.

Восемь оперативников покинули "Ворон" в этот переходный период. Некоторые сказали, что ушли после того, как почувствовали себя неуверенно из-за туманных объяснений, которые предоставили менеджеры проекта по поводу слежки за другими американцами.

DarkMatter был основан в 2014 году Фейсалом Аль Баннаем, создателем Axiom - одного из крупнейших продавцов мобильных устройств в регионе. DarkMatter позиционирует себя как инновационный разработчик защитных кибертехнологий. В статье "Перехват" за 2016 год сообщается, что компания оказывала помощь силам безопасности ОАЭ и пыталась нанять иностранных киберэкспертов.

Компания из более чем 650 сотрудников- граждан ОАЭ публично признает тесные деловые отношения с местным правительством, но отрицает причастность к поддерживаемым государством хакерским атакам. По словам бывших оперативников, истинная цель проекта "Ворон" держалась в секрете от большинства руководителей DarkMatter.

DarkMatter не комментирует ситуацию. Аль Баннай и нынешний исполнительный директор компании Карим Саббах не ответили на запросы об интервью. Пресс-секретарь Министерства иностранных дел ОАЭ от комментариев отказалась.

При DarkMatter проект "Ворон" продолжал действовать в Абу-Даби с Villa, но давление усилилось, и программа стала более агрессивной.

К середине 2016 в "Вороне" появилось все больше отделов, недоступных американцам, которые все еще управляют повседневными операциями. Вскоре для некоторых хакерских целей появилось обозначение "только для граждан ОАЭ".

ВОПРОСЫ ФБР

К 2016 году, когда сотрудники DarkMatter возвращались в США, агенты ФБР начали выходить с ними на связь, чтобы расспросить о проекте "Ворон".

ФБР хотело знать, просили ли их шпионить за американцами? Действительно ли секретная информация о методах и технологиях сбора разведывательных данных США попала в руки арабов?

В 2016 году в Вашингтонском аэропорту к Страуд подошли двое агентов ФБР. Страуд сказала, что отмахнулась от следователей ФБР, не ответив на их вопросы.

В прошлом году Страуд получила повышение и еще больший доступ к внутренним базам данных "Ворона". Ее работа на должности ведущего аналитика состояла в том, чтобы исследовать учетные записи потенциальных целей "Ворона" и выяснить, какие уязвимости могут быть использованы для проникновения в их системы электронной почты или обмена сообщениями.

Цели были перечислены в различных категориях по странам. Например, для целей из Йемена – "коричневая категория", из Ирака – "серая".

Весной 2017 года, когда Страуд начала доделывать невыполненное задание офицера NESA, она заметила, что в системе была паспортная страница американца, и тут же обратилась с жалобой. Ей ответили, что данные были собраны по ошибке и будут удалены.

Страуд почувствовала озабоченность и начала дальше изучать список целей "Ворона", к которому был ограниченный доступ – "только для сотрудников из ОАЭ", но к которым она все еще могла получить доступ, поскольку была ведущим аналитиком. Она увидела, что силы безопасности также следили за двумя другими американцами. Когда она задала вопрос коллеге из ОАЭ, намеренно ли американцы попали в список целей, то услышала, что эта информация ее не касается.

"Просмотренные запросы должны были обрабатываться определенными людьми. Вы не одна из них", - написал коллега из ОАЭ.

Несколько дней спустя Страуд сказала, что натолкнулась на еще три американских имени в списке скрытых целей.
Эти имена были в категории, которую она раньше не видела: "белая категория" - для американцев. На этот раз была указана профессия - журналист.

"Меня выворачивает от мысли, что в этой программе есть целая категория для людей из США", - отметила Страуд.

Она обратилась к Байеру. Он попытался успокоить ее и уйти от ответа. Вероятно, нацеливание на американцев совершил кто-то из арабских сотрудников "Ворона", сказал он.

Слова Страуд о ситуации в компании подтвердили журналистам четыре других сотрудника и электронная переписка.

Поскольку Страуд продолжала задавать вопросы, начальство отправило ее в отпуск, изъяв телефоны и паспорт. Страуд сказала, что все произошло так быстро, что она не запомнила имена трех американских журналистов или других американцев, попавших в список потенциальных целей. "Я чувствовала себя одной из тех целей, - сказала она. - Я застряла в стране, за мной следят, и я не могу уехать".

Через два месяца Страуду разрешили вернуться в США. Вскоре она нашла визитку агентов ФБР, которые столкнулись с ней в аэропорту.

"Я не думаю, что американцы должны делать такое с другими американцами, - сказала она Reuters. - Я шпион, я понимаю. Я офицер разведки, но я не плохой человек".

статья2

Фото: Reuters

В ОАЭ ВСЕ ОТРИЦАЮТ

Глава Министерства иностранных дел ОАЭ Анвар Гаргаш выступил с опровержением информации, опубликованной в расследовании Reuters.

Во время пресс-конференции в Нью-Йорке он подтвердил, что у страны есть кибервозможности, но отрицал то, что ОАЭ использовали хакеров против граждан США и других дружественных стран.

"Мы живем в очень трудной части мира. Мы должны защитить себя, - сказал Гаргаш. – Нашей целью не являются дружественные страны и граждане США".

МНЕНИЕ ЭКСПЕРТА

Отчет о деятельности подрядчика США в ОАЭ вызывает только разочарование от работы спецслужб, написала Риа Сиерс, бывший помощник заместителя директора Агентства национальной безопасности.

Информация о том, что бывшие аналитики АНБ, работающие на частного подрядчика в США, могли помочь в слежке за американскими гражданами, поднимают тревожные вопросы о деятельности частных подрядчиков и черте, которую они могли перейти при сборе разведывательных данных от имени иностранной разведывательной службы.

Хотя практика работы с подрядчиками для американских разведчиков не нова, в случае с проектом "Ворон" существует ряд потенциальных правовых нарушений. Но не менее тревожными являются отсутствие этики и грубое игнорирование прав граждан США и других лиц, отмечает Сиерс, добавляя, что это – менталитет Дикого Запада.