Совет Европы: анатомия капитуляции Запада и ее продолжение

Опубликовано: Вторник, 25 июня 2019 16:11
Виталий Портников Автор статьи:

На совместной пресс-конференции с Президентом Украины Владимиром Зеленским президент Франции Эммануэль Макрон убеждал своего визави и присутствовавших журналистов, что вопрос о возвращении России в ПАСЕ никак не связан с общей санкционной политикой Запада, что речь идет исключительно о сохранении диалога в организации и о помощи россиянам, которые в случае исключения России из Совета Европы лишатся доступа к Европейскому суду по правам человека.

Эммануэль Макрон, как опытный политик, конечно же, лукавил. И для того, чтобы это понять, нужно вспомнить, что такое Совет Европы и какие санкции в ПАСЕ были наложены на Россию.

Совет Европы создан еще 70 лет назад странами, которые впоследствии объединились в Европейский союз или подписали соглашения о сотрудничестве с ЕС - Бельгией, Данией, Ирландией, Италией, Люксембургом, Нидерландами, Норвегией, Великобританией, Францией и Швецией. Целью Совета Европы, согласно его уставу, является "осуществление более тесного союза между его членами для защиты и продвижения идеалов и принципов, являющихся их общим наследием, и содействие их экономическому и социальному прогрессу".

Проще говоря Совет Европы – организация стран, которые объединены общими ценностями. Именно такой подход был применен, когда после краха коммунистических режимов к Совету Европы стали присоединяться бывшие "страны народной демократии" и бывшие республики Советского Союза и Югославии. Поэтому вы не найдете среди стран-членов Совета Европы Беларуси: эта страна не хочет отказаться от применения смертной казни, следовательно – не может стать членом СЕ.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
Какие страны проголосовали "за возвращение" РФ в ПАСЕ

Поэтому же в случае, когда наблюдаются нарушения прав человека или демократических процедур в странах-членах Совета Европы, эти страны оказываются под мониторингом большей или меньшей жесткости. И поэтому же после аннексии Россией Крыма и начала войны на Донбассе ПАСЕ, как часть Совета Европы, была вынуждена ввести против российской делегации санкции, ограничивающие ее участие в работе ассамблеи. Это, в частности, был запрет на участие в голосованиях, участие российских представителей в мониторинговых миссиях ПАСЕ и занятии ими руководящих должностей в организации. При этом никто и никогда не отказывал российской делегации в праве участвовать в работе сессий Парламентской ассамблеи, выступать в дискуссиях и защищать свою позицию – те, кто утверждают, что проблема исключительно в необходимости "поддержания диалога", беспардонно лгут.

Для российской стороны было принципиально важно восстановить свое полноправное участие в работе ПАСЕ именно потому, что речь идет о ревизии ценностей, о превращении Совета Европы из структуры, эти ценности защищающей, в банальный дискуссионный клуб пикейных жилетов.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
В ПАСЕ оспорены полномочия российской делегации

С первого же дня после введения санкций против России руководство Федерального собрания России прибегло к тактике банального шантажа Совета Европы и политического коррумпирования руководителей этой организации. Российская делегация просто перестала приезжать на сессии ПАСЕ. Когда руководители Парламентской ассамблеи прибывали в Москву, чтобы понять, каким образом "восстановить диалог", председатели Государственной Думы России – вначале Сергей Нарышкин, а затем нынешний спикер Вячеслав Володин – жестко объясняли, что для присутствия России в ПАСЕ необходимо полная отмена санкций, которые ограничивают полномочия российской делегации.

Одновременно в Москве старались создать впечатление, что сотрудничают с "конструктивными силами" в ПАСЕ и не имеют ничего против самой организации, а лишь выступают против "несправедливой дискриминации" россиян. Ярче всего это проявилось в период, когда ПАСЕ руководил испанский сенатор Педро Аграмунт, который даже летал вместе с делегацией Госдумы России и на российском военном самолете в Сирию и обнимался с тамошним диктатором Башаром Асадом и другими военными преступниками.

Когда в Москве увидели, что неприсутствие российской делегации на сессиях ПАСЕ не оказывает никакого серьезного воздействия, там прибегли к следующему этапу шантажа – отказу от выплат членских взносов в бюджет Совета Европы, что позволило получить мощное лобби защиты российских интересов в аппарате организации: одним из главных сторонников возвращения России к работе в ассамблее стал генеральный секретарь Совета Европы, бывший премьер-министр Норвегии Турбьерн Ягланд.

Однако нужно понять одну очень простую вещь: весь этот российский шантаж не возымел бы никакого реального воздействия, если бы не политическая воля правительств западных стран к улучшению отношений с Кремлем.

ПАСЕ была избрана в качестве полигона для отработки решений об отказе от санкционной политики именно из-за кажущейся "безболезненности" такого решения для западного общественного мнения – именно поэтому в качестве аргументации, которая оправдывает решения Совета Европы, избраны "аргументы Макрона" - диалог и ЕСПЧ.

Но на самом деле мы имеем дело с банальной политической спецоперацией, главной целью которой является возобновление полноценного сотрудничества западных стран и Кремля при сохранении формальной позиции осуждения действий России в Крыму и на Донбассе – но с тем, что это осуждение никак не будет влиять на отношения западных стран и России.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
Украинская делегация практически прекращает участие в работе сессии ПАСЕ

Эта спецоперация совершенно не случайно приурочена к периоду президентской предвыборной кампании в Украине – потому что ее организаторам было крайне важно продемонстрировать своим обществам, что и сами украинцы утомились от конфликта, хотят "перестать стрелять" и примириться с Россией. И таким образом, меняется главная задача Запада. Запад должен помочь осуществить так ясно выраженные во время украинских выборов народные чаяния путем собственных компромиссов с Россией.

Следующий этап спецоперации – возможная встреча президентов Дональда Трампа и Владимира Путина в Осаке, на которой может быть достигнута общая договоренность о судьбе стран постсоветского пространства и о возможности совместных усилий Вашингтона и Москвы по их деолигархизации и созданию эффективных институций. Элементы такой договоренности уже наблюдаются в процессе формирования коалиции пророссийских и прозападных сил в Республике Молдова. Кстати, мало кто заметил, что один из лидеров этой коалиции со стороны демократов, министр внутренних дел Андрей Нэстасе проголосовал в ПАСЕ за возвращение российской делегации. Это к вопросу о подлинном характере "прозападных сил", которые будут объединяться с российскими марионетками.

Затем начнется следующий этап – дискредитация Украины как страны, управляемой олигархами, которые для осуществления своих целей используют слабого зависимого Президента и контролируемый, состоящий сплошь из проходимцев Парламент. Эта кампания дискредитации облегчит фактическую смену режима, изгнание олигархов из страны и приход к власти коалиции по молдавскому образцу, находящейся под плотной опекой Москвы и имитирующей взаимопонимание с Западом.

И, наконец, в это же время или позже будет решен вопрос отказа от санкционной политики. В ЕС это будет сделать намного проще, чем в США – например, после досрочных парламентских выборов в Италии. Если после них к власти в качестве премьера придет сторонник Путина, лидер одиозной Лиги Маттео Сальвини, он сможет без особых проблем заблокировать санкционный пакет – в Париже и Берлине его только поблагодарят. А в ответ на наши упреки (если еще будет,  кому упрекать) только разведут руками: ну что, в самом деле, может Евросоюз сделать с такой страной, как Италия?

А в США отменить санкции будет труднее, но администрация – в случае достижения взаимопонимания между Трампом и Путиным сделает все, чтобы смягчить их эффект и не вводить новые ограничительные процедуры.

Ну а дальнейшее развитие ситуации будет зависеть уже от президентских выборов 2020 года и раскладов в Конгрессе – если Трамп вдруг проиграет выборы, то президент-демократ может захотеть стать таким же великим миротворцем, как Барак Обама, и ему точно будет не до санкций.

Нам в эту ситуацию вмешаться будет непросто. Поскольку украинский народ с присущей ему дальновидностью сам себя изгнал с политической арены современного мира, главным союзником Украинского государства в его неравной борьбе за существование с окружающим миром и собственным народом, как всегда, остается Владимир Путин. Если российский президент проявит присущую ему торопливость, начнет слишком сильно давить, пытаться отхватить новые территории – тогда это просто не позволит Западу осуществить свой план примирения, мобилизует украинское общество и вернет ситуацию к накалу противостояния 2014 года. Хотя понятно, что для Украины такой накал будет означать новую войну и новые территориальные потери на востоке.

Ну а если Путин вдруг проявит не очень присущую ему мудрость и будет действовать осторожно и планомерно, не отказываясь от приобретений, но и не усиливая эскалации, тогда, можно сказать, что и постсоветское пространство у него окажется в кармане, и возобновления взаимовыгодных отношений с Западом он добьется.

Для нас этот путинский карман будет означать многолетнее прозябание в "серой зоне" без каких-либо надежд на реальное развитие. И выбраться из этой "серой зоны" будет намного труднее, чем в 2013-2014 году, потому что на этот раз в нашем нахождении там будут заинтересованы не только россияне, но и все те страны, чьи депутаты проголосовали за возвращение российской делегации в ПАСЕ и предали принципы международного права и те идеалы и ценности, ради которых и создавался Совет Европы.