Майдан 3 или последствия Марша Равенства

Опубликовано: Воскресенье, 07 июня 2015 19:55
Борис Гонта Автор статьи:

В Киеве совершенно нападение на "Марш равенства". Марш организавали представители ЛГБТ-сообщества. Потому, не трудно догадаться, что нападающие оказались представителями ультраправых группировок. Именно они берут на себя роль вершителей судеб в контексте допустимой для себя идеологии: определяют, что кому дозволено делать, а что нет; выступают защитниками, принятой для себя, морали, где все остальные должны под нее подстраиваться.

Если же кто-то против - автоматически получает ярлык "вырожденца" и "дегенерата", который не имеет права на выражение собственного мнения и, даже - заслуживает избиения или смерти. Тут уж как повезет.

Националисты выступают против "извращенцев" и за консервативные ценности, такие как сохранение традиционной семьи. Что такое "традиционная семья" - понятие абстрактное и его можно трактовать как угодно. Однако, Дмитрий Ярош, как глава националистического "Правого Сектора", накануне проведения Марша заявил на своей странице в Facebook, что его партия-батальон находится "на страже правды и семейных ценностей".

Другими словами спасает украинское общество от какого-то чрезвычайного зла, ради которого бросил занятые рубежи на подконтрольных участках фронта в АТО. "Гей-парад" оказался важнее возможного наступления военных сил "ДЛНР", которое не предсказывает только ленивый, в особенности после столкновений в Марьинке.

Какой смысл следует вкладывать в понятие "правда" Ярош не уточняет. Так же он не уточняет критерии, по которым эксперты "Правого сектора" определяют приемлемость "семейных ценностей". Но факт нападения, в котором были опознаны и активисты "Правого сектора", говорит о том, что у Яроша и его подчиненных они все же есть. Именно они и заставили националистов помешать проведению "Марша равенства". Разложение морали, грозящее украинскому обществу без присмотра консерваторов Яроша, - более серьезная опасность, чем оказавшиеся под угрозой отторжения украинские населенные пункты в Донецкой и Луганской областях.

Назовем нападение на "Марш равенства" "несовпадением взглядов" между "Правым сектором" и ЛГБТ. Однако ранее не были известны случаи, чтобы активисты ЛГБТ нападали на акции "Правого сектора", как бы смешно это и не звучало. А вот "Правый Сектор" позволял себе такое и ранее. Однако, по каким-то причинам Ярош считает идеологию ЛГБТ "крайне агрессивной, не терпящей инакомыслия". Соответственно, по мнению Яроша, идеология "Правого сектора" - гуманна и демократична.

После вчерашнего нападения на Марш, в результате которого пострадало, по разной информации, до 9 сотрудников милиции, агрессия националистов, в том числе и активистов "Правого Сектора", у общества вызывает нарекания, хотя раньше не поддавалась критике. В интернете распространяется мысль о том, что нападающие являются провокаторами, расшатывающими дырявую лодку украинского общества и мнимого спокойствия. В общем, мнение, в котором четко видно неодобрение поступка, совершенного националистами.

То есть, общество осуждает поступок "Правого Сектора", хотя ранее ставило изображения Дмитрия Яроша на свои аватарки в социальных сетях, а его предвыборный ролик наполнил украинский сегмент интернета и побывал в каждом паблике, который позиционировал себя, как "патриотический".

Не смотря на то, что Ярош демонстративно занял роль технического, непроходного кандидата на последних президентских выборах, поставить "лайк" под видео посчитал долгом каждый украинский хипстер, выразив таким образом солидарность с победой Майдана. Потому как Ярош позиционировался чуть ли не как командир "воинов света", о которых пел известный повстанец Михалок, тогда еще в нераспавшейся группе "Лябис Трубецкой"

В видео все так же очевиден акцент на "традиционную семью", "мораль" и "консервативные ценности" - все те же православные духовные скрепы.

Сейчас, пока еще свежа память о нападении на ЛГБТ активистов, общество считает правых радикалов агрессорами, немотивированно применяющими физическую силу к инакомыслящим, как в данном случае к представителям ЛГБТ. Но еще год назад этих же самых активистов считали последней надеждой Майдана, при столкновении с "Беркутом" в Административном квартале Киева. Не ЛГБТ же в "Беркут" коктейли Молотова кидать?

"Правый Сектор" называли главным двигателем революционных изменений, сгребая под одну гребенку абсолютно всех активистов Майдана, независимо от их идеологических убеждений. Быть частью "Правого сектора" было модно. Соответственно, модно было и называться "бандеровцем", отождествляя себя с носителями этой креативной идеологии.

О "Правом секторе", состоявшем из множества мелких ультраправых организаций, в украинских СМИ регулярно появлялись положительные отзывы, подчеркивающие отведенную важность активистов "Правого сектора", как главных героев Революции Достоинства.

Конечно указывалось, что активисты, сыгравшие главные исполнительные роли при попытке штурма Администрации Президента 1 го декабря, столкновений на Грушевского и кровопролитных противостояний 18-го февраля вокруг Мариинского парка, имели не совсем либеральные, демократические, а часто противоположные им авторитарные взгляды. Но активисты "Правого сектора" считались "своими", которые боролись за "общее благо" демократических изменений для украинского общества, разрушая власть коррупционера Януковича. Говорилось, что это - радикалы, но у них с либеральной общественностью были общие цели.

По крайней мере так казалось на первый взгляд.

Сейчас, по истечению большого количества времени и массы важнейших для страны событий очевидно, что националисты из "Правого сектора", а так же радикалы, успевшие побывать в "Правом секторе" во время Майдана, но вышедшие из него впоследствии, преследовали лишь свои политические интересы , пытаясь выйти из идеологического гетто своих радикальных идеологий, легализовавшись в глазах украинских обывателей.

У них многое получилось.

Те радикальные взгляды, носителями которых являются члены "Правого сектора", затушевались обещаниями борьбы с засильем олигархов, борьбой с коррупцией и люстрацией. Именно на этих лозунгах националисты вошли в большую политику, где ранее им отводилась лишь роль рядовых исполнителей всевозможных политических провокаций.

О том, насколько честна оказалась на проверку борьба "Правого сектора" с олигархией можно судить на примере участия его активистов в проектах группы "Приват", где "Правый сектор" и Дмитрий Ярош оказались полностью подконтрольными Игорю Коломойскому. То есть, борьба с олигархами ведется, но лишь с теми олигархами, которые являются конкурентами Коломойского на экономическом и политическом поле. А если вернуться к борьбе "Правого сектора" с коррупцией, то ... оставим эти истории на потом, но многое и так всем очевидно.

На проверку, все обещания решения социальных проблем, так и остались обещаниями. Но идеология, преобладающая среди членов "Правого сектора" и вообще радикальных националистов, вышла на новый уровень общественного признания, когда шутить про #визиткуяроша оказалось весьма остроумно.

Можно было бы говорить, что общественное принятие радикального национализма обществом оказалось благодарностью за эффективность решений в социальной сфере. Однако понятно, что "Правый сектор" и не собирался в нее лезть. Националистов интересовали лишь культурные вопросы, связанные, к примеру с ОУН-УПА, что общество в конечном итоге не стало отторгать.

Однако, что получили взамен?

Нападения на ЛГБТ-марши из-за несовпадение "моральных ценностей" активистов "Правого сектора" и участников марша.

В обмен на обещанную борьбу с вышеперечисленными социальными проблемами, которые так и остались не тронутыми, националистические организации потребовали ввести в политическую жизнь свои требования популяризации в обществе националистического дискурса - позитивного отношения к националистическим символам, историческим личностям и получение морального права на борьбу со своими идеологическими противниками под лозунгами "десоветизации".

Наглядным примером можно назвать тотальное распространение лозунга "Слава Украине!", Который до Майдана воспринимался лишь, как лозунг националистов-радикалов, и красно-черный флаг, который ранее позволяли носить себе лишь представители радикальных националистических движений. Всем остальным, до Майдана, было абсолютно все равно на Дни рождения Бандеры, его памятники и признание бойцов УПА воющей стороной во время Второй Мировой Войны.

Конечно, некоторые стали бы спорить, о том что этот лозунг появился во времена УНР, а красно-черный флаг является символом борьбы за независимость и он, как никогда актуален в контексте российской агрессии. Могут так же подчеркнуть незнание украинский истории. Но по факту, 99% из всех тех, кто использует этот лозунг не знает о нем вообще ничего. Это примерно, как с гимном Украины: все знают первый куплет, а о наличии еще двух даже не догадываются.

Что украинский обыватель знает о Степане Бандере? Ровно столько же, что и о Ленине. Но памятники последнему, обыватель требует разрушать, а первому требует возводить. Портрет Бандеры был вывешен на входе в захваченную КГГА констатируя, что в здании находятся приверженцы националистических идеологий. В общей массе поддерживающих события Майдана, всем было все равно, кто находится там.

Представим ситуацию, где Крым не был бы аннексирован Россией, а войны на Донбассе не было бы. Адекватно ли в таком случае было бы рассуждать о правильности применения красно-черного флага, ассоциирующегося с кровопролитной борьбой украинского народа за свою независимость?

Тем не менее, при всей своей поверхностной незначительности именно националистические символы, в том числе и красно-черный флаг, оказались причиной грядущих социальных катаклизмов, способных похоронить под собой всю украинскую государственность.

Красно-черный флаг использовался на всех оппозиционных акциях, направленных против Януковича и "Партии регионов" еще во время серии бессрочных акций "Украина, вставай!".

Обыватели считали, что все что является антиподом власти Януковича, автоматически можно брать на свои знамена независимо от того, что эти символы означают на самом деле и какие люди, в реальности, занимаются борьбой с ненавистным, узурпирующим власть, бывшим президентом.

Националисты-радикалы из неформального объединения "Січ" ("С14"), которое подконтрольно ВО "Свободе", принимали активное участие в акциях "Украина, вставай!". Они, действовали в рамках своих идеологических потребностей, примыкая к  "Свобода" и принимая участие в ее деятельности (на тот момент парламентской партии), по причине поиска политического прикрытия для реализации своих радикальных, ксенофобских, шовинистических взглядов. "Свобода", будучи представителем националистических сил, в лице "С14" получала послушных активистов, готовых выполнять любые партийные задания.

Не смотря на это, "Січ" успела заслужить общественное одобрение благодаря мифу о борьбе с так называемыми "титушками". Именно активисты "С14" подрались с известным Титушкой Вадимом, сделав ему в последствии рекламу в социальных сетях. Потому, с наступлением Майдана, "Січ" получала общественную поддержку, которая позволила ей присвоить здание КМДА под свое административное командование, в котором ее лидер, Евгений Карась, стал главным "комендантом".

Почему бы и нет? Ведь у людей вышедших на Майдан, после "избиения студентов" "Беркутом" и националистов из "С14" общие интересы. Все недовольны коррупцией и вседозволенностью работников МВД, где они не несут ответственности, что бы не происходило. Только если у общества в целом, "Беркут" ассоциируется с частью власти, которая мешает стране полноценно развиваться в экономическом и социальном плане, то для активистов "С14" (и других активистов националистических организаций) "Беркут" - это те, кто ловит их при совершении избиений, поджогов и прочих уголовных преступлений. Согласитесь, совсем разный подход к проблеме "коррумпированного МВД".

Вернемся к нападению на "Марш равенства". Именно активисты "С14" занимались агитацией срыва мероприятия через свои группы в Facebook и ВКонтакте. Например, их паблик Zero Tolerance стал главной медийной площадкой, освещающей мероприятие со стороны нападающих на Марш. Несколькими тезисами нужно отметить главный посыл во все тех же "консервативных ценностях" и "милицейском беспределе", где активистов националистических движений, пришедших напасть на представителей ЛГБТ беспричинно избили представители милиции.

Разница между подходом к проблеме национализма во время Майдана и теперь начинает крениться в сторону его осуждения. Но насколько теперь это имеет смысл, когда националисты имеют серьезное покровительство в большой политике и крупном бизнесе?

"Марш равенства" посетил известный либеральный журналист и народный депутат Сергей Лещенко, оказав тем самым ЛГБТ-сообществу моральную поддержку, попытавшись снизить уровень гомофобии в украинском обществе. Соответственно, он оказался по "другую сторону баррикад" для националистов, пришедших срывать мероприятие и избивать его посетителей. В своем Fecabook он написал, что чрезвычайно возмущен фактом ранения сотрудника милиции и подчеркнул, что нападающие националисты "опасны для общества".

Лещенко возмущен фактом ранения милиционера. Но где его возмущения были, тогда когда точно такие же "петарды" летели в "Беркут" на Грушевского и Институтской? Тогда ведь Лещенко не требовал прекратить насилие и не подчеркивал опасность радикалов для украинских граждан, взгляды которых не совпадают с взглядами националистов?

Позиция Лещенко достаточно забавна. Хотя бы потому, что его личность, как журналиста и правозащитника, по многочисленной информации, тесно связана с интересами украинского олигарха Сергея Левочкина, спонсирующего, опять же по информации разных источников, популярные оппозиционные, на момент Майдана, издания как "Левый Берег" и "Украинская Правда". Именно через эти издания, благодаря деятельности Сергея Лещенко и его друга Мустафы Наема происходила популяризация в обществе движений "Січ" и "Правого сектора", выставляя их в позитивном свете и придавая политической легитимности.

Евгений Карась, лидер той самой "С14" оказался достаточно частым героем "Левого берега". По факту, круги политического влияния, которые стоят за Лещенко и "Левым берегом" занимались освещением деятельности Евгения Карася и его группировки "Січ" на протяжении долгого времени, пытаясь придать ему медийную значимость и популярность.

Радикальные взгляды Карася, в частности гомофобия, которая стала причиной активного участия "С14" в подготовке акции нападения на "Марш равенства" не были для журналистов "Левого берега" секретом. Тем не менее для всех - он обыкновенный гражданский активист, борющийся за справедливость. По крайней мере его хотят таким преподать. По мнению Карася, задержанный за использование самодельного взрывчатого устройства, из-за которого пострадал работник милиции при нападении на марш ЛГБТ, так же является обыкновенным гражданским активистом и его задержание, по мнению националистов - милицейский произвол.

Лещенко - заложник ситуации, которую сам же и создал, (возможно не лично, но факт коллективной ответственности на лицо), сыграв единожды на популяризацию радикального национализма в украинском обществе. Теперь он становится потенциальной жертвой агрессии тех, кого совсем недавно считал союзниками либеральных, про-европейских активистов.

Вместе с Лещенко ответственность можно возложить на многих, так называемых "объективных" журналистов. Хотя бы того самого интернет-телеканала "Громадское".

Нужно отметить, что "Громадске" в последнее время часто критикует агрессию националистов по отношению к кому-либо. Например они делали сюжет о нападении "Правого сектора" на анархистов 1-го мая. Сейчас же, журналисты "Громадского" оказались в эпицентре нападения на активистов ЛГБТ и "Марш равенства".

По подаче материала видно, что агрессия их возмущает, а непробиваемость представителей "Правого сектора" отчасти даже злит.

Тем не менее, именно на "Громадском", как о главном рупоре революционных событий Майдана лежит ответственность за легализацию радикальных националистов в глазах украинского общества. Критерием, по которым приглашаются гости студии, является антиподность существовавшему "бандитскому режиму": те кто посещает "Громадске" достойны реализовывать изменения в стране. Но за чередой, маловлиятельных и неизвестных персонажей появляются и представители радикальных националистических движений, как например бывший работник российского ФСБ и участник националистического подполья в России Илья Богданов.

Со слов Богданова выходит, что в Украине он воюет из-за желания реализации своих расистских взглядов, и своего собственного видения русского национализма, который не противоречит независимости Украины и ее территориальной целостности. Более того, он готов ее защищать с оружием в руках, желая таким образом отомстить Путину, за ущемления прав его собственного русского народа. Контекст этого посыла весьма неординарный. Однако журналисты "Громадского", ведущие с ним беседу, не пытаются акцентировать на этом внимание, говоря лишь о войне. Им достаточного того факта, что Богданов воюет за Украину, а все остальное не имеет значение.

Сейчас же, беседующая с Богдановым Анастасия Станко, ставит лайки Сергею Лещенко, где он призывает наказывать радикалов по всей строгости закона. Во время интервью, Станко посчитала ненужным уточнять расхождение ее личных мировоззренческих взглядов и взглядов радикала Ильи Богданова, хотя бы на вопросы ЛГБТ и гомофобии. А ведь Богданов тоже является участником "Правого сектора".

Напомним, что раскруткой авторитета Карася занимались подконтрольные Левочкину СМИ, что позволило ему выйти из маргинального идеологического гетто и попытаться стать радикальным политиком в рамках своей партии ВО "Свобода", которая периодически выдвигает его кандидатом на муниципальных выборах. Нужно отметить, что от "Свободы" баллотируются и другие активисты "С14". Некоторые известные члены "Свободы", которые на данный момент являются депутатами Киевского областного совета, посетили вчерашний "Марш равенства" и приняли участие в нападениях на его участников.

Издание "Левый Берег", позиционирующее себя, как либеральная пресса оказывает рекламу националистам в лице ВО "Свобода" и ее молодежному радикальному крылу "Січ".

Нападение на "Марш равенства" со стороны националистов становится весьма пикантным, в случае "Левого Берега", если учесть сексуальную ориентации Виталия Портникова. Однако, она не стала причиной отказа националистов из "Свободы" пиариться на страницах "Левого Берега", так же как и "Левый Берег" не отказал в рекламе гомофобам.

И таких случаев множество. К примеру поджог кинотеатра "Жовтень" в Киеве осенью 2014 года. В нем засветились активисты "Правого сектора". Он так же был связан с борьбой против ЛГБТ, где националисты обвинили администрацию кинотеатра в участии в пропаганде гомосексуализма и потому, факт сгорания здания, хоть и является досадным недоразумением, однако "сами же виноваты".

Не смотря на поднятую шумиху в СМИ, с требованиями найти и наказать виновных в пожаре, задержанные отпущены, а суды так и не начались. Можно считать, что так и не начнутся, потому что - это противоречит общепринятой политической конъюнктуре, во многом ставшей возможны благодаря таким общественникам, как Сергей Лещенко.

На данный момент отпущены все задержанные при столкновении милиции, охраняющей "Марш равенства", и атакующими националистами. Отпущен даже некий Александр Румак, обвиненный следователями в изготовлении взрывчатого устройства и кидании его в толпу, из-за чего и был ранен работник МВД. Националисты, на своих интернет-ресурсах жалуются, что Румака многократно избивали, пытаясь выбить из него показания, однако под давлением народных депутатов, их помощников и юристов, следователям пришлось его отпустить. Пусть и в больницу, но отпустить.

Это тоже трактуется, как милицейский произвол и в последствии будет являться причиной для будущих беспорядков.

На данный момент националистические движения, и "Правый сектор" в том числе, плотно интегрирован в большую политику. За право управлять ими борются различный политические и бизнес структуры. Из наглядных примеров, можно привести борющихся за националистов Арсена Авакова и Олега Ляшка. Их связи с националистическими кругами не вызывают сомнений, так как четко прослеживаются через подконтрольные им добровольческие батальоны, состоящие из националистов. В случае Авакова - это полк "Азов", а в случае Ляшко - батальоны "ОУН", "Святая Мария", рота "Торнадо" и связи в других военных подразделениях.

Есть так же и другие националистические силы, которые не являются такими массовыми, как например "Азов" народного депутата Андрея Билецкого, однако не менее влиятельными в среде националистов, как например "С14" подконтрольная ВО "Свободе". Неофициально, назовем "Свободу" - одним из политических проектов Сергея Левочкина, и потому Левочкин так же имеет рычаги влияния на украинских националистов, благодаря таким общественным авторитетам, как Евгений Карась.

#Буквы уже неоднократно писали про ту роль, которую занимают националистические организации в процессе создания политических провокаций, устранения политических конкурентов и банальном финансовом обогащении для их кураторов.

Каждый из крупных политиков, который обращается к националистическим проектам, рассчитывает, что это будет простое, но эффективное сотрудничество. По его мнению, националисты должны стать инструментом выполнения поставленных задач. Наверное, он думает, что это как скупка массовки студентов для махания флагами под какими-то административными зданиями. Политик рассчитывает заплатить лидерам националистических движений денег, а те в свою очередь, должны, по его мнению, эффективно выполнить работу.

Однако заказчик не понимает главного: националисты - это не аморфные студенты или пенсионеры, готовые за пачку семечек играть роль протестующей общественности. Националисты, в контексте взаимоотношений с властью, преследуют свои идеологические цели, где крупный политик, который считает что он полностью контролирует ситуацию и в любой момент сможет отказаться от услуг радикалов, со временем становится жертвой радикальных идеологий. Для националистов деньги - не самоцель. Это приятный бонус сотрудничества с крупными бизнесменами. Но в конце оказывается, что та группировка националистов, которую по началу было легко контролировать, по мнению заказчика, становится полноценной политической силой, как все тот же "Правый Сектор".

Кто создал "Правый сектор"? - Промайдановские СМИ. Кто сделал Яроша "единственным лидером" "Правого сектора"? - Мустафа Наем.

Наем всего лишь указал Яроша в своем интервью "главой". Так и ворвался Ярош в Верховную Раду. Но если Наем - это представитель интересов Сергея Левочкина, то сейчас Дмитрий Ярош - человек Коломойского. Не думаем, что это в свое время обрадовало Левочкина. Так же не думаем, что участие "Правого сектора" в нападении на "Марш равенства" обрадовало Наема.

Но все еще хуже, чем кажется. Критически рассуждать о влиянии националистов на украинское общество, в котором они пользуются популярностью и поддержкой было бы актуально несколько лет назад. Или хотя бы сразу по окончании Майдана в феврале 2014 года. Но Украина втянута в настоящую войну, со всеми для себя вытекающими социальными последствиями, одно из которых - перенасыщение населения боевым оружием.

Не секрет, что при всей важности военного конфликта на Донбассе, он не пользуется безоговорочной поддержкой во всем украинском обществе независимо от географической локации населения. В АТО воюют или насильно мобилизованные, поверхностно формулирующие свой патриотизм и обосновывающие важность территориальной целостности страны, или политические активисты радикальных националистических взглядов, мотивированные на дальнейшее продвижение по лестнице политического влияния. Националисты ставят целью получение власти. Не важно каким путем и ценой. Если вдруг не сработает попытка безоговорочного захода путем участия в парламентской политике, то всегда есть проект вооруженного захвата власти - так называемая "Хунта", над которой так же, как и над #визиткойяроша принято шутить в обывательских кругах.

Мало кто понимает, что такое "Хунта" в реальности. Для этого нужно обладать определенным багажом знаний, чуть выше, чем знания о характеристиках модных смартфонах. Однако, что такое "Хунта" прекрасно понимают в националистических кругах и, более того, хотели бы ее воплотить в реальность.

Националисты стремятся к национальной автаркии - государственному устройству, где нация практически полностью изолирована от влияния внешней глобализации, с ее рыночным капиталистическим устройством и навязыванием "чужих для украинцев" культур. Априори понятно, что это антидемократический строй, в котором не гарантируются никакие права гражданам страны. Они максимально урезаются в пользу общему делу - функционированию национального государства.

Понятно, что ни о каком существовании в этом контексте прав ЛГБТ, так же речи не идет. Но ЛГБТ - это малая социальная группа, не набирающая и 1 процента общей массы населения. Что касается остальных, тех кто себя называют приверженцами "традиционных семейных ценностей", а часто даже и не против посетить "гей-парад" со стороны нападающих, должны понимать, что их права так же не гарантируются никакими националистическими идеологиями ни в одной из интерпретаций - как лояльных, так и радикальных.

"Хунта" - это захват власти, путем военного переворота. Соответственно, власть переходит в руки военных. Но военные - это тоже не однородный социальный класс. Он состоит из множества подгрупп, разной степени интегрированности, как в действующую власть, так и в военные процессы на востоке страны, занимаясь разными, часто противоречащими друг другу, занятиями.

Одних органы МВД насильно отрывают от спокойной, полной обывательских проблем жизни, заставляя подписывать повестки военкоматов, другие едут в АТО добровольцами. Но добровольцы тоже не однородны. Среди них много тех, кто отправляется в зону военного конфликта лишь за "отжимами", устраивая таким образом свою материальную жизнь. Но есть и те, кто едет на войну за военным опытом и доступом к оружию. Именно националисты составляют последнюю категорию. Для чего военный опыт и оружие? Чтобы совершить "военный переворот" и объявить "Хунту".

Власть - это не право. Власть - это привилегия которую, по мнению националистов, нужно заслужить. Участие в войне и связанный с нею риск - идеальная возможность, доказать и реализовать свою значимость. Война формирует некий класс военной аристократии, кровью доказавшей право на управление теми, кто отсиделся в своих уютных интернет-блогах, в то время как другие погибали. Потому, в возможный момент "икс", когда националисты дозреют до "военного переворота" им будут все равно те оправдания, которые будут использовать "непобывавшие в АТО".

Участие в АТО - идеальное оправдание для любого уголовного преступления, совершенного радикальными националистами. Если просмотреть видео задержаний на массовых акциях, как например, с последнего "Марша равенства", то каждым вторым упреком к работникам МВД, проводящим задержание, звучит: "Ты был в АТО? Почему ты не в АТО?".

Моральной подоплекой, которая должна служить оправданием преступлений националистов и формирование их позитивного образа в обществе, должно быть их участие в рядах добровольческих батальонов. Если опять вернуться к "Маршу равенства" и раненному в шею, осколком самодельного взрывчатого устройства, работнику МВД, то заметим постоянное подчеркивание его возможной причастности не только к бывшему "Беркуту", но и отсутствие его в зоне боевых действий, в то время, как нападающие прямиком оттуда.

Если предположить, что осколки бы ранили не милиционера, а участника "гей-парада", то впоследствии националистами подчеркивалась его сексуальная ориентация, или лояльное отношение к ЛГБТ, что так же трактовалось бы в обществе как приемлемая причина нападения.

Но временная солидарность с националистическим насилием со стороны общества не гарантирует безопасность каждого его отдельно взятого члена. Националисты не мыслят индивидуальными критериями свободы. Они мыслят категориями социальных, этнических групп и не рассматривают себя отдельно от них.

Тем более они не рассматривают отдельно возможные жертвы со стороны простых обывателей, в том случае, если они не причастны к общему националистическому движению. Для националистов обыватель - это "овощ", который не имеет никаких прав, и в случае его жертвы, от рук националистических радикалов, никто не должен нести моральной ответственности.

 

Из последних случаев, можно привести пример ограбления националистами АЗС в Киеве, во время которого было убито 2-е и ранено 3-е сотрудников МВД. Объективно, нападающие несут ответственность лишь перед уголовным кодексом, хотя морально не несут ни перед кем. В рамках своего мировоззрения они полностью правы, так как от их рук погибли те, кто потенциально мешает торжеству их идеологии и преследует их за уголовные дела - "Беркут".

Случайное совпадение, в котором убитые оказались в списках "экс-Брекута" лишь дало повод для общественной компании по декриминализации их поступка, которая будет воспринята обществом.  Оно не понимает, как можно реализовать реформы МВД и наказать виновных в убийствах сотрудников милиции без привлечения к процессу радикалов, для которых "убийства майдановцев" "Беркутом " - лишь очередной предлог для проявления своей ненависти.

Во время нападения был ранен в руку сотрудник АЗС. Как сказал в своем интервью Арсен Аваков, впоследствии комментируя случившееся, нападающие стреляли в голову, но работник АЗС в момент стрельбы прикрывал голову руками, и потому, то что он остался жив - удачное стечение обстоятельств. Даже, если и учесть, что Аваков заинтересован в максимальном очернении нападающих в глазах общественности, ранение работника АЗС в руку - факт. Зачем националистам стрелять в работника, не сопротивляющегося ограблению? Да потому, что его жизнь не значит для нападающих абсолютно ничего, потому как он "не был в АТО".

Важность войны в Украине для мировых СМИ вытеснил факт военных действий силами Исламского Государства (ИГИЛ) в Сирии и Ираке. Не смотря на то, что ИГИЛ действует в рамках радикальных религиозных течений, а сами военные действия между ИГИЛ и его противниками на Ближнем Востоке, с ситуацией в Украине просматриваются явные параллели. ИГИЛ появился, на волне антиправительственных выступлений в Сирии, где инициатива протеста по началу принадлежала про-либеральной оппозиции, которая позволила себе задействовать религиозных исламистов, как ситуативного союзника в борьбе против действующего президента Башара Асада. На данный момент силы ИГИЛ настолько велики, что они смогли не просто выйти из под влияния сирийской оппозиции, а стать влиятельным игроком в кризисе на Ближнем Востоке, поставив сирийских либералов в временную очередь, состоящую из жертв радикальных исламистов ИГИЛ.

Если кому не стало понятно, что имеется ввиду, приведем пример вчерашнего призыва националистов, побывавших на "Марше равенства" и оказавшихся в роли задержанных работниками МВД.

Информация о нападениях на патрули милиции не была подтверждена официальным пресс-центром МВД. Но националисты настаивают на правдивости этой информации, где факты нападений специально замалчиваются, чтобы не нагнетать панику.

Опасаться есть чего. Потому как, даже если указанная выше информация о нападениях придумана юзером Алексеем Алексеевичем для подливания масла в огонь, то такое развитие событий вполне реально.

Вооружавшие националистов политики, и вводившие националистов во власть политтехнологи не контролируют ситуацию, как бы им не хотелось убедить себя в обратном.

Радикалы играют собственную игру, желая выйти из под пристального внимания в любой удобный момент, когда властвующие структуры либо окончательно ослабеют в борьбе между собой, или когда подвернется удобный громкий повод, когда вместо "начиненной петарды" кто-то применит более смертоносное оружие с более многочисленными жертвами.

Вчера таким событием мог бы стать "гей-парад", где радикалы не остановились бы на избиениях посетителей Марша, а отправились бы за привезенным из зоны АТО оружием, чтобы направить его против внутренних, по их мнению, врагов, как было ночью 18 февраля и продолжалось до 21 февраля 2014 года, благодаря чему и произошла победа Майдана.