Игра в сталкера. Кто и зачем ходит в зону отчуждения ЧАЭС

Опубликовано: Пятница, 29 апреля 2016 18:45
Светлана Леонидова Автор статьи:

Нелегальные посетители Чернобыльской зоны рассказали о своих походах.

За первые четыре месяца 2016 года в Чернобыльской зоне отчуждения правоохранители задержали 73 человека, которые нелегально проникли на территорию. Об этом заявил на днях глава пресс-службы Нацполиции Киевской области Николай Жукович. По его словам, на деле сталкеров (а именно так называют нелегалов в зоне) намного больше.

#Буквы поговорили с людьми, которые не могут жить без походов в зону, и узнали, зачем они это делают и как это происходит.

КИРИЛЛ, БЫЛ В ЗОНЕ ОТЧУЖДЕНИЯ ОКОЛО 100 РАЗ:

WQz HeMjKK8

"Я начал ходить в зону лет шесть назад. Жить в Киеве и не побывать там - это как минимум странно. Все равно что жить во Львове и ни разу не съездить в Карпаты.

Впервые я поехал в зону с официальной экскурсией. Это был стандартный туристический маршрут - Припять, Чернобыль, Атомная станция. Та поездка мне не понравилась. Я не чувствовал себя свободным. Каждый шаг кто-то контролировал, давал ненужные советы. После этой экскурсии я дал себе обещание, что снова вернусь в зону, но уже не так. Я знал, что есть люди, которые ходят туда нелегально, пешком. Тогда сталкеры были немногочисленной закрытой тусовкой, и связаться с ними было трудно. У меня получилось это сделать только через два года после легальной поездки.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
В Google создали виртуальную экскурсию по Чернобыльской зоне

К тому времени я уже побывал во всех экстремальных местах Киева - тоннелях метро, подземельях, заброшенных заводах, крышах. Если так можно сказать, у меня был кризис жанра, и я искал новых ощущений. Зона стала для меня отдушиной.

В первый раз я пошел в Припять нелегально с опытным сталкером. Мне не было страшно, потому что с правоохранителями я уже сталкивался во время киевских экстремальных прогулок. Я знал: максимум, что мне грозит, - это штраф в 300-500 гривен, но и его все равно никто никогда не платит.

У людей, которые хотят нелегально сходить в зону, есть одно общее заблуждение. Они думают, что за день можно сходить туда и обратно. Но это где-то 100 км, и даже человек с самой мощной подготовкой не сможет одолеть такое расстояние сразу. Стандартно это занимает четыре-шесть дней.

Моей идеей фикс было переночевать в мертвом городе, в Припяти. Я знал, что любая официальная поездка, даже супердорогая, не позволяет переночевать там. Вас в любом случае отвезут в Чернобыль в гостиницу и запрут там до утра.

В тот первый поход моя мечта осуществилась. У сталкера, с которым я ходил, в Припяти есть своя обустроенная квартира, где он всегда ночует. Вообще в городе около 15 тысяч квартир, но большинство из них - руины с протекшими потолками, гнилой мебелью и кучей разной дряни на полу. Сталкеры присматривают себе более-менее нормальное жилье, гребут туда самое ценное из того, что осталось в городе, и останавливаются там во время походов. В такой квартире мы и ночевали.

После той поездки я в течение года ходил в зону редко, но уже без проводника. Через год начал бывать в Припяти регулярно, а теперь снова хожу редко, потому что уже надоело.

Зачем я это делаю? Кто-то постоянно ходит в горы. Хотя, казалось бы, что там те горы? Ну, залез на одну, на вторую. Они же, по сути, мало чем отличаются друг от друга. А в зону ехать всего два часа, но там природа хорошая, воздух чистый, лучше, чем в Киеве. Практически курорт.

gzQvC40i7ZI

Я не боюсь радиации. Она же не Баба Яга, чтобы ее бояться. Из нее сделали страшилку, но на самом деле ничего пугающего в ней нет. Тем более, со времен аварии уровень радиации в зоне упал в миллионы раз. Основное количество всех опасных радионуклидов распалось. За один поход в зону я получаю меньше радиации, чем пассажир самолета, который летит из Нью-Йорка в Киев. Но разве пассажир думает о радиации? Или, может быть, о ней думают те, кто ходит на УЗИ, флюорографию, кардиаграмму, МРТ и так далее?

Сталкеры нечасто общаются с самоселами. Во-первых, нет точек соприкосновения, а во-вторых, они могут донести на нас правоохранителям. Правда, мы помогали одной паре самоселов - привозили им вещи, еду. Но недавно дедушка умер, а бабушка переехала к родственникам в Киев. Теперь в селе, в котором они жили, больше нет людей.

Для сталкеров зона - как храм для верующих. Там чувствуешь умиротворение, спокойствие, отрешаешься от суеты и людей. Конечно, любой уважающий себя сталкер проводит параллели между собой и главным героем "Сталкера" Тарковского и Рэдриком Шухартом из "Пикника на обочине" братьев Стругацких. И они, и мы относимся к зоне как к чему-то сакральному. Хотя, если честно, сейчас мое отношение к этому меняется. Я все больше начинаю думать, что зона - это просто большая свалка. В свой последний поход туда я вообще ничего не почувствовал".

JIMM SIDE, ХОДИЛ В ЗОНУ ОТЧУЖДЕНИЯ ОКОЛО 30 РАЗ:

dfs62712vuY

"Меня давно интересовала Чернобыльская зона, а в 2007 году в Сети появилась игра S.T.A.L.K.E.R., на которую подсели жители чуть ли не полмира, и родственники рассказывали о своих походах. Один из них даже резал технику на отстойнике.

Я нашел через соцсети проводника и договорился пойти в зону с ним. Мы договорились осенью, за зиму я купил себе снаряжение и рюкзак, подготовился, и в мае мы пошли в зону.

Мне было одновременно и страшно, и восхитительно. Помню, как мы пришли ночью в Припять и поднимались на девятый этаж, чтобы найти для ночевки какую-то квартиру. Мы шли по темному подъезду, который освещал только свет фонаря. Это было невероятно.

Квартиры, которые сталкеры в Припяти обустраивают для себя, называются "уютненькие". Тогда у нас не было такой квартиры, и мы выбирали ее на месте. Руководствовались одним принципом – чтобы из окна был красивый вид на саркофаг ЧАЭС. Поэтому выбрали дом возле пристани.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
Красивая и смертельная сцена: опубликованы фото из 4-го реактора Чернобыльской АЭС

В той квартире все текло, и мы ночевали на кусках ДСП, которые оторвали от шкафа. Во вторую ночь нашли квартиру получше. Там были матрацы, причем не гнилые и даже не сырые, а просто припорошенные известкой. Это была удача.

Когда ты в зоне в первый раз, у тебя есть ощущение конца света. Чувствуешь себя одним из последних выживших на планете. Абсолютно мертвый город вокруг, темные окна. Гуляешь по этому городу  в час-два ночи, и нет ни малейшего звука. Ты как будто оторван от всего мира.

Сейчас я хожу в зону раз или два в месяц. Конечно, новизны уже нет, поэтому я стараюсь придумывать для себя новые маршруты, открывать объекты, на которых раньше не был. Иногда вожу туда других людей и фотографирую. Мне кажется, что оставить память об этом месте для людей –мой долг.

За эти четыре года, которые я хожу в зону, она меняется. Все разрушается и нищает. В феврале таял снег, и я гулял по городу и зданиям. Тогда я в первый раз увидел, как все течет. Все здания там гнилые. Технику режут, все зарастает, дома обваливаются. Через 20-30 лет на месте Припяти останутся только поросшие травой холмы. Иногда ночуешь в каком-то доме в селе по дороге в Припять, потом приходишь туда же в следующем году, а дом уже обвалился.

Мое любимое место в зоне – это пристань в Припяти. Люблю гулять там на рассвете, часа в 4 утра, смотреть на туман над водой. Стараюсь в такие моменты оставить попутчиков дома и гулять одному в тишине.

MV zOXm4Kw0

Когда у меня спрашивают, не боюсь ли я радиации, я отвечаю старой сталкерской поговоркой: "Нет дозиметра – нет радиации". Тем более, уровень радиации там уже давно детский – он превышает норму в полтора-два раза. Это абсолютно несущественно в сравнении с уровнем, который был в 1986 году сразу после аварии.

Конечно, я провожу параллели между тем, что делаю сам, и тем, что происходило в фильме "Сталкер" Тарковского. Сравнивать можно не все, но одна из линий "Сталкера" - о том, что в зоне, в секретной комнате, открывалась настоящая сущность человека. Так и в наших походах – вдали от цивилизации, Интернета и социума люди раскрываются с новой стороны. Иногда бывает, ты думаешь, что человек полная дрянь, а в походе он в последний день делит с тобой краюху хлеба. Но может быть и наоборот: на большой земле человек кажется нормальным, порядочным, дружелюбным, а когда идешь с ним в поход, он оказывается гнилью".