Экс-глава Винницкой Нацполиции Шевцов про свое увольнение: я не угодил местной элите

Опубликовано: Пятница, 10 июня 2016 15:57

История Антона Шевцова взбудоражила информационное пространство в конце февраля начале марта этого года. Она случилась сразу после его назначения главой Винницкой Нацполиции. Тогда винницкие активисты опубликовали совместную фотографию Шевцова с российским боксером и депутатом Николаем Валуевым, а также фотографии его сына на фоне российской оккупационной техники в Крыму.

Позже журналист Дмитрий Гнап разместил в Фейсбуке видео, на котором экс-глава Винницкой Нацполиции участвует в параде после аннексии Крыма 9 мая 2014-го года. Активисты назвали Шевцова сепаратистом и требовали его отставки. Дальше последовали горящие шины и увольнение Шевцова из органов МВД, попытка взять Шевцова под стражу при пересечении границы по обвинению в госизмене, инкриминируемой ему за посещение парада в Севастополе. Как результат, прокуратура закрыла уголовного производства  за отсутствием состава преступления.

Сам Шевцов все обвинения называет абсурдом, подчеркивая, что фото были опубликованы Геннадием Корбаном еще во время избирательной компании по 205 округу в Чернигове летом 2015 года, в то время Антон Шевцов руководил милицией Чернигова. То есть задолго до его назначения в Винницу. Но стали поводом для обвинения в госизмене только, когда это стало кому-то нужно. 

Буквы публикуют первое интервью Антона Шевцова после увольнения и завершения криминального производства. Беседа состоялась несколько дней тому назад в Киеве.


- Как вы узнали о завершении уголовного производства в отношении вас?

- Я позвонил следователю, он сказал, что дело прекращено. В тот же день, по-моему, местный (Винницкий - ред.) суд снял арест с вещей, которые у меня изъяли. Мне вернули паспорт, телефон и деньги.

– Все деньги вернули?

– Все (смеется).

– Вы в это время были в Украине?

– Конечно. Я все время находился в Украине. Как ранее уже сообщал, на следующий день после того, как меня освободили в зале суда, я обратился с письменным заявлением на имя главы СБУ и Генерального прокурора, в котором сообщил, что нахожусь здесь и указал адрес, по которому проживаю, и являлся на все следственные действия, а их было аж одно…

– В Киеве?

– Да. На допрос.

– Допрос – это и было следственное действие?

– Да. И все.

– Вас спрашивали про участие в параде?

– На самом деле было много вопросов: и про выезд в Крым, и про парад победы, в котором я участвовал со своим дедушкой, ну и остальные глупости, которые были указаны в тексте подозрения, которое мне предъявили. Так же в тексте представления в суд о моем аресте, ну и так далее. Я в принципе взял с собой "Повідомлення про підозру", можете почитать, если захотите. Весьма занимательное чтиво. Но я думаю, что начать нужно с другого, а именно с  момента моего задержания.

– Расскажите подробнее.

– Я хочу очень подробно вам об этом рассказать, потому что это ноу-хау винницких правоохранительных органов.

– Был нарушен закон при задержании?

– В 2012-ом году, как известно, введен новый Уголовно-процессуальный кодекс (УПК). Статья 208-я УПК, по которой меня задержали, гласит, что задерживается лицо, которое совершило преступление либо при задержании, либо после совершения преступления бежит от правоохранительных органов и его задерживают.

Во всех процессуальных документах, которые мне были предъявлены за период предварительного следствия прямо начиная с момента моего задержания, там везде было написано, что я совершил преступление, которое мне инкриминируется в 2014-ом году. Таким образом, под действие статьи 208-ой это не подпадает. Это первое.

Второе: один следователь поручил другому, который находится в другой области, меня задержать. Это грубейшее нарушение УПК!

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
Дело подполковника Шевцова: госизмена или грязная политика

Могу сказать одно, что, когда я работал начальником органов и в Чернигове, и в Виннице, да и вообще за всю мою долгую практику я не видел ничего подобного! Я предлагаю моим коллегам, которые остались работать в правоохранительной системе, взять мой случай на вооружение. Почему? Потому что никогда, подчеркиваю, никогда никого нельзя задерживать по 208-ой, если только правоохранители не застали человека за совершением преступления, или непосредственно после совершения преступления. Сколько бы у человека эпизодов не было, его нужно было вести в суд, избирать ему меру пресечения и так далее.

А тут вся ситуация такая, что один следователь, у которого в Виннице производство в отношении меня, поручает другому следователю, у которого нет производства в Чернигове, меня задержать. И мало того, даже не при непосредственном там совершении преступления или после совершения преступления, а за преступление, которое якобы совершено в 2014-ом году.
Все эти действия были легализованы председателем городского суда города Винницы, который своим решением признал мое задержание законным.

– По какой-то другой статье вас могли задержать в принципе? Интересно понять, разве не существует вообще статьи в УПК, по которой вас могли задержать, либо те кто осуществлял задержание просто не знали о ее существовании в силу своей, допустим, некомпетентности?

– На самом деле я не совершал никаких преступлений. Вообще. Более того, я могу сказать, что то, что мне инкриминировалось не выдерживает критики.

Вот дословно зачитываю: "Досудовим розслідуванням встановлено, що громадянин України Шевцов, прийнявший в 98-му році присягу представника органів Внутрішніх справ на служiння українському народові та українській державі… проходячи службу в органах Внутрішніх справ, усвідомлюючи противоправний характер своїх дій, які наносять шкоду суверенітету, територіальній цілосності та недоторканості держави та інформацiйнiй безпецi України, достовiрно знаючи, що 20.02 РФ фактично аннексувала територiю пiвострову АРК Крим, порушив присягу співробітника органів Внутрішніх справ, взяв активну участь у незаконно організованому та проведеному за участі вищих посадових осіб Російської Федерації парадi на честь 69-ї річниці Перемоги у Великій Вітчизняній Війні".

Разберем этот абзац: "Порушивши присягу" – но на момент парада я не являлся сотрудником правоохранительных органов. Кстати, следствием это было установлено сразу же, потому что к этому "Повідомленню про підозру" была приложена ксерокопия моего послужного списка как и к "клопотанню", которое было передано в суд для моего ареста, и в послужном списке черным по белому было написано, что 31 марта 2014 года я "звільнений з органів Внутрішніх справ України за власним бажанням".

Таким образом в момент посещения Крыма и парада я являлся гражданским человеком, который как гражданин Украины свободен в передвижении, вероисповедании, в своих политических взглядах и так далее. Я неоднократно на это обращал внимание как судьи, который меня пытался арестовать, так и следователя, который меня пытался задержать, и всех остальных.
Я говорил: "Ребят, вы на самом деле создали не соответствующий действительности документ, потому что я не мог нарушить присягу, потому что не являлся сотрудником МВД". Но меня никто не услышал.

Далее, следствие СБУ обвиняет меня (зачитывает документ – прим. ред): "...крім того Шевцов А.В. розміщував на соціально орієнтованих ресурсах Мережі інформацію та матерiали стосовно анексії АР Крим, якi дестабілізують суспільно-політичну ситуацію в Україні та світі, наносять шкоду інтересам держави, оскільки вказані вище ресурси знаходяться у вільному доступі, і необмежене коло осіб має можливість їх переглянути".

Речь идет о двух фотографиях, первая - моя с Николаем Валуевым, известным спортсменом. И вторая фотография – это с моим дедушкой и с моими сыновьями на 9 мая. Меня на ней даже нет. Мне инкриминировали, что вот этими двумя фотографиями я дестабилизировал "суспільно-політичну ситуацію в Україні".

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
Замглавы Винницкой полиции Селиверстов: "нужно было показать, что "сепаратист Шевцов привел в свою команду еще одного сепаратиста"

Насколько мне известно, произведена экспертиза, я не знаю вошли ли в экспертизу эти фотографии, но точно вошло то видео с моим участием и участием моего дедушки и старшего сына в параде 9 мая в Севастополе, которое было опубликовано активистами.

Вывод экспертизы таков: никаких высказываний, как вот тут написано (зачитывает документ – прим. ред.), "которые оправдывали бы аннексию территории полуострова Автономной республики Крым, касающиеся нарушения территориальной целостности Украины, суверенитета или общественно-политической ситуации в Украине" материалы видео не содержат.

Из материалов экспертизы следует что, эксперты проанализировали все фразы, которые я произносил, все фразы, которые произносили мой дедушка и мой сын и не выявили ничего из инкриминируемого мне.

Вот еще один абзац (зачитывает документ – прим.ред.) – "разом з цим, зазначені дії Шевцова в подальшому вплинули на свідомість підлеглих у службових стосунках та свідомість громадян України, що знайшло своє відображення та підтверджується актами громадської непокори, які розпочались 10.03.2016 року масовими заходами в Вінницькій області та в Україні в цілому".

Это вовсе не поддается логике. Если в первых абзацах еще были какие-то факты, которые вообще имели место, то есть я действительно был на параде, у меня действительно была фотография с Валуевым, то тут просто ложь. Я никогда не разговаривал с подчиненными на какие-либо политические темы.

От подчиненных я требовал только одного – чтобы они занимались своей непосредственной работой. Тем более, в период, когда начались уже непосредственно выступления так называемых активистов. Поэтому я не понимаю, о чем речь идет.

И дальше по тексту "своїми умисними діями Шевцов А.В. надав представникам іноземної держави допомогу в проведенні підривної діяльності проти України шляхом завдання шкоди інформаційній безпеці держави, яка полягає в умисному створенні громадянам України та Російської Федерації уявного усвідомлення правильності і необхідності, та законності дій посадових осіб Росіійської Федерації по відношенню до України в період 2014-2016 років". Где указаны собственно должностные лица упомянутых государств?

Я никогда не общался с какими-либо представителями иностранных государств для нанесения вреда Украине. И вообще не могу понять в чем суть. Да и следствие видимо само не может понять. В итоге все пришло к тому, что по сути мне нечего было инкриминировать и они вынуждены были прекратить в отношении меня уголовное производство.

3K3A2814

– Тем не менее было сказано, что есть несоответствие моральному облику полиции. Проводились ли какие-то проверки при приеме на работу в МВД, когда вы вернулись из Крыма и трудоустраивались в МВД?

– Проводились конечно. Существует определенная процедура приема на работу. Более того, как начальник Черниговского отдела милиции, а потом полиции, я проходил обязательную проверку в СБУ, потому что мне Черниговское, кстати, областное управление СБУ давало допуск к секретности, государственной тайне, и проводились положенные в таком случае спецпроверки. Более того, мне было предложено пройти проверку на полиграфе, я ее прошел. Помимо того, не знаю знаете вы или нет, у меня есть ответ из СБУ, куда я сам обратился за проверкой как только началась активность активистов в отношении меня.

– Да, знаем.

– Я публиковал на своей странице в Фейсбуке акт проверки, подписанный замом главы СБУ. Акт гласит, что я эту проверку прошел и не было выявлено компрометирующей информации.

Причем хочу обратить внимание, что в Чернигове, в момент того, когда я был восстановлен на службу и назначен главой местной милиции, проводились довыборы по 205-му избирательному округу. Тогда один из кандидатов (Геннадий Корбан - прим. ред.) всю эту информацию: и фотографию с Валуевым, и парад победы, и фотографию возле российского консульства в Анталии, датированную 2013 годом, публиковал в средствах массовой информации, но в тот момент, наверное, я был никому не нужен и неинтересен. Поэтому все как-то прошло незамеченным.

– Но почему заметили сразу после вашего назначения в Винницу?

– Наверное нужно было меня убрать с занимаемой должности.

– Кому?

– Я думаю, что политической элите Винницкой области.

– Чем вы не угодили элите?

– В Виннице есть ряд "смотрящих" за городом, у меня с ними как-то не заладилось сразу же. Я начал с того, что перетряхнул кадровый аппарат ГУ НП Винницкой области. И наверное, люди, которым есть чего бояться, подумали, что "еще пару месяцев такой жизни и доберется и до нас". Вот поэтому был и создан этот проект.

– Какой проект?

– Проект активистов, которые должны были информационное пространство убедить в том, что народ Винницы восстал против сепаратиста Шевцова.

– А кто был инициатором вашего назначения в Винницу?

– Наверное тот, кто подписывал приказ, тот и инициатором был.

– А кто подписывал?

– Подписывал тот, кому положено по должности, – Хатия Деканоидзе, а утверждал Аваков Арсен Борисович.

– Тем не менее вас представлял лично Президент.

– Нет, меня не представлял Президент, это ошибочная информация, представлял меня заместитель главы Национальной полиции, а Президент приехал через 2 недели на открытие патрульной полиции.

– Есть мнение, что вы – креатура Президента, который приехал в Винницу представлять новую полицию.

– Нет, еще раз повторюсь, меня представлял заместитель главы Национальной полиции, Алексей Алексеевич Руденко. Президент здесь абсолютно ни при чем.

– Именно активистка Таиса Гайда написала заявление в СБУ, которое послужило поводом для вашего задержания, правильно?

– Да.

– Она утверждает, что после аннексии Крыма вы не явились в центральный аппарат МВД Украины, как этого требовалось, а остались на территории Крыма, пытаясь занять должность в российской милиции в Крыму, а когда попытки увенчались неудачей, решили пойти работать в составе украинских правоохранительных органов. Насколько это соответствует действительности?

– Это не соответствует действительности вообще, это не соответствует логике, и я очень удивлен, что сотрудники Службы безопасности Украины, к которым я отношусь очень уважительно, вообще приняли к рассмотрению это заявление. Потому что как минимум они должны были этого человека предупредить о заведомо ложном доносе и о заведомо неправдивых показаниях.

– Это вы про Таису?

– Таису, да. Это раз. Во-вторых, у  Службы безопасности Винницкой области существует доступ к определенным служебным документам, а именно моему послужному списку. Для этого не нужно даже делать каких-то следственных действий. Просто позвонили бы в кадры и там получили копию.

– В послужном списке отображено, где и в какое время вы находились?

– Конечно! Где я служил и как… И там в послужном списке черным по белому написано, что 31 марта 2014 года был уволен, и принят снова на службу, если мне память не изменяет, только 20 июня 2014 года.

– Откуда у Гайды такой высокий уровень информированности? Она постоянно публиковала в социальных сетях документы СБУ и МВД, даже билеты…

– Это нужно спросить у нее… И у сотрудников СБУ нечистоплотных.

–  У местных (сотрудников СБУ)?

– Да. Как человек профессиональный я понимаю, что попал в поле зрения винницкого СБУ сразу же после своего назначения. И это нормально. Так должно быть. Но! Сотрудники, которые получают информацию в рамках своих служебных обязанностей не должны передавать ее посторонним лицам, а тем более с такой "подмоченной" репутацией, как у гражданки Гайды. Вот… Это первое. Второе – значит я для себя понимаю, что госпожа Гайда, как в принципе и все ее сторонники – это проект местных властей. Ведь вы мэру не звоните? И я не звоню. А Гайда звонит. Причем, примерно, как минимум 1 раз в день. То же самое к губернатору, кстати.

 – Откуда вы это знаете?

– Мне кто-то прислал на имейл анализ этих всех соединений. У меня кстати его изъяли и этот анализ теперь есть в материалах уже закрытого уголовного производства в отношении меня.

Дальше, смотрите – когда речь заходит о массовых мероприятиях, то городское руководство привлекает определенные силы, в частности охранное агентство "Г" и еще одну группу людей, которая называется "Самооборона Вінничини", которыми руководит человек с достаточно криминальной репутацией, гражданин П, который участвовал во всех, подчеркиваю, во всех мероприятиях в отношении меня проводимых. Я не думаю, что это совпадение. Я это докажу.

– А вы намерены это доказать и каким образом?

– Да, намерен. Законным. Только законным. Я, в отличии от этих людей, действую по закону.

– Участие в параде в Крыму вы признаете, правильно?

– Да.

– Вы понимаете почему ваше участие в этом параде вызвало такую волну негодования?

– Мне плевать на негодование.

– Вам понятны мотивы и почему такая реакция общества?

– Я еще раз повторяю – мне абсолютно все равно на реакцию. У меня есть родственник, который участвовал в войне на стороне Красной армии. У других, наверное, на стороне других армий участвовали, а у меня на стороне Красной армии. И этот человек в 15 лет ушел в партизанский отряд, а в 18 был призван в армию, где служил и воевал. И поэтому мне абсолютно все равно где и когда его поддерживать. Это мои убеждения, от которых я не откажусь никогда. Также, как и от истории своей семьи. Потому что для меня этот человек остается кумиром. Люди, которые делят сейчас нашу страну на своих и чужих мне непонятны. Я не учу никого как жить, и хочу, чтобы меня тоже не учили. Потому что я взрослый человек и я отвечаю за свои поступки.

– Почему вы все же ушли с должности, ведь проверка СБУ подтвердила, что в ваших действиях не было сепаратизма?

– Потому что на меня начали оказывать давление высшие должностные лица в МВД и Национальной полиции. Писать в социальных сетях, что я не достоин занимать эту должность, что они меня собираются снять.

– Вы про Авакова говорите и его пост в Фейсбуке?

- Да, я это говорю про Авакова. Деканоидзе, когда я к ней приехал, уже в пути узнав о том, что она меня отстранила от занимаемой должности, мне сказала, что очевидно мы работать вместе больше не сможем. Это отстранение от должности так же было элементом давления. До сих пор меня никто не ознакомил с материалами служебного расследования, которое якобы было в отношении меня. Хотя я подал запрос на ознакомление. Вместо этого я слышу бюрократические отговорки. На самом деле я больше не хочу участвовать в том цирке, который называют сейчас "реформой правоохранительных органов".

– Тем не менее вы же участвовали в нем?

– Я участвовал, когда это "переформатирование" только начиналось (реформа МВД – прим. ред.), а во-вторых, у меня было столько событий за эти полтора месяца, что мне было трудно осознать, что происходит. А происходит очковтирательство обществу, стране и народу.

- Расскажите про реформу МВД изнутри, то есть, я так понимаю, что вы не поддерживаете ее?

– Нет, я поддерживаю реформу, только реформу нужно делать, а не говорить о ней и не писать в Фейсбуках. Вот у одного моего следователя в Винницкой области была зарплата 2 400 гривен. Я, кстати, главе Национальной полиции об этом говорил, она очень удивилась.

– Она не знала, что у следователей такая зарплата?

– Ну, наверное, не знала, может не доложили. При этом у этого следователя 300 криминальных производств в работе. Как вы считаете реально по ним качественно работать за такую зарплату?

Но зато для Патрульной полиции мы вывернулись наизнанку, выжали себя как полотенца, направили туда все деньги, которые у нас вообще были. Даже компьютеры старые отдали моим сотрудникам, позабирав у них новые, понимаете? Отдали туда лучшие машины, понимаете? У меня в сельской местности участковый пешком ходит для того, чтобы, как их называют в народе, пластмассовые полицейские, ездили на хороших Приусах.  

– До них доберется реформа или это не предусмотрено?

-  Доберется – это очень хорошее слово. Вот только жить им нужно сейчас и кушать они и их семьи хотят сейчас, а не тогда, когда до них доберется реформа. И проехать 120 километров от одного населенного пункта в другой ему нужно сейчас, а не тогда, когда кто-то ему даст машину. Я вообще не понимаю, по каким критериям мы сейчас живем, работая начальником Винницкой полиции я пытался все время кому-то доложить о ситуации. Но это никого не интересовало. Может быть сейчас с появлением Трояна, заместителя по оперативной работе, ситуация изменилась, но тогда это никого не интересовало. К Паскалу Василию Федоровичу можно относиться по-разному, некоторые сейчас на него льют грязь, например. Но представить такую ситуацию, как например, когда у меня был серьезный вооруженный разбой и в течении двух суток я пытаюсь доложить кому-то в центральный аппарат, что у нас происходит, а со мной так разговаривают, как будто я с Луны прилетел. Представить такое невозможно было при Василие Федоровиче. Как минимум мне бы уже позвонили, чтобы я ему доложил, либо доложил начальнику розыска, либо еще кому-то. А этих людей не интересует это, их интересует только картинка. Я не знаю, может быть сейчас Троян там что-то сдвинул с мертвой точки. Извините, что это за реформы, если мы в течении 3 месяцев были отрезаны от любых коммуникаций с оперативными подразделениями. То есть, с управлением оперативно-технических мероприятий, управлением криминальной разведки оперативной службы.

 – Почему так произошло?

– А потому что кто-то не подписал определенные документы наши внутренние, по котором нужно было работать, понимаете?

– Кто?

– Тот, кому положено не подписал из-за того что нужно было полицию везде открывать. Патрульная полиция  - это очень правильно, это очень красиво, но этого мало.

13321910 1061043217278940 8002755028848496456 n

– Патрульная полиция эффективна?
 
– Когда я пришел в Чернигов на занимаемую мной должность начальника отдела, начальник УВД области сразу же мне дал втык, потому что мы не раскрываем грабежи (это бич любого города) по горячим следам. Я как человек очень тщеславный, будем говорить так, не люблю, когда меня руководитель критикует. Поэтому я жил на работе для того чтоб мы, просто-напросто, что-то сдвинули с места. Мы сдвинули, но это было очень трудно. Когда поступает сообщение о грабеже или квартирной краже, вводится план, который назывался "Спираль". Это определенная программа действий всех подразделений, в первую очередь патрульно-постовой службы на тот момент, ГАИ и службы охраны и других подразделений. Так вот применение этого плана позволяло раскрывать до 20 % преступлений. Это очень хороший показатель. Для того, чтобы всего этого добиться я проводил учения. Тут же взяли честных людей, но абсолютно неподготовленных. На 200 часов прочитали им лекцию, взяли новую систему патрулирования по квадратам, в итоге чем они занимаются? Они занимаются административной практикой, они останавливают машины, штрафуют за разговор по телефону во время езды, за парковку в неположенном месте...

– Вы о патрульных?

– Да, это патрульная полиция, а где раскрытие преступлений, где раскрытие грабежей, которыми нас захлестнуло?

– То есть этим некому заниматься, да?

– Нет, они просто не понимают, что это. Их не научили. Невозможно этому научить за 200 часов.

– Это должны делать патрульные?

– Конечно! Дальше, как это так, у нас нет пеших нарядов? У нас ППС (патрульно-постовая служба, - прим.ред.), какой бы он не был плохой, "вытаптывал". Ведь нужно ходить по дворам, по парковой зоне и по подвалам лазить, а не только на Приусах ездить по улицам. Это, конечно, красиво все, поменять кому-то колесо помочь, это очень нужно. Но полиция, она еще и для того, чтобы преступления раскрывать. А для того, чтобы понять это, наверное, нужно понимать, чем ты занимаешься, а многие руководители у нас… Они не очень понимают, чем заниматься. Вот от этого и вся беда. Поэтому зная эту ситуацию изнутри, я очень не хочу в этом всем больше участвовать. В настоящий момент я подаю иск на восстановление в Национальной полиции, но только для того, чтобы развязать руки и себе, и Национальной полиции, потому что я уволен незаконно.

– Но вы же сами написали заявление об увольнении?

– Я написал заявление, да, но вы же понимаете, что писал его я под давлением. И уволен с нарушениями определенными, для того чтобы их устранить, я хочу восстановиться, и написать в тот же день, подчеркиваю, в тот же день, рапорт на увольнение.

– Вы в своем последнем посту в Фейсбуке написали, что вы не знаете где ваша трудовая книга.

– Я забрал ее уже. Мне позвонили после этого поста и моего заявления. В СМИ писали, что в отношении меня проводились какие-то служебные расследования, и само мое отстранение от занимаемой должности, наверное, подразумевало проведение какого-то служебного расследования. Но я не знаком с материалами этого служебного расследования. Как правило, человека, в отношении которого проводится расследование, с результатами расследования ознакамливают, это как минимум. А как максимум, должны спросить мое мнение и опросить. Ничего этого нет. Более того, я до сих пор не ознакомлен с приказом об увольнении. Уволили меня, не уволили, по какой статье уволили.

– А в трудовой что написано?

– В трудовой написано "За власним бажанням". Но насколько я знаю, было несколько приказов о моем увольнении. Там был приказ, потом в него вносили какие-то изменения. То есть, чтобы вы понимали, я написал рапорт и принес его Хатии Деканоидзе где-то в восемь или половине девятого вечера, и уволили меня в тот же день. Когда уже были закрыты все канцелярии. Видимо торопились чтобы я не передумал.

– О чем вы говорили с Хатией Деканоидзе в тот день?

– Не считаю этичным обсуждать руководителя. Тем более разговоры с руководителем.

– Хорошо. Какие у вас отношения с Арсеном Аваковым?

– Никаких, я с ним виделся лишь эпизодически и никогда не общался.
 
– Ни разу? Не при назначении ни в Чернигов, ни в Винницу?

– Нет, вот один раз, когда открывали в Чернигове патрульную полицию, он со мной поздоровался за руку. Все.

– Как вы можете прокомментировать факт того, что Антон Геращенко, в момент, когда он еще был советником Авакова, а не депутатом, назначил Таисию Гайду координатором группы расследования событий 6 декабря 2014 года в Виннице, когда захватывали Винницкую ОГА, учитывая, что в местных СМИ было много фото- и видеофиксаций того, как она со своим супругом являются зачинщиками тех событий?

– Более того, я скажу так, что в материалах производства по данным фактам есть достаточно оснований, чтобы предъявить им обоим подозрение в совершении преступления.

– Тем не менее, приехал Геращенко и назначил ее координатором по расследованию.

– Так это надо спросить у Геращенко какими он руководствовался при этом соображениями.

– В этом контексте допускаете ли вы, что Гайда устроила против вас кампанию по просьбе Авакова или Геращенко?

– Я не готов делать какие-то предположения. Но насколько мне известно, на всю эту "інформаційну спільноту” мой тезка имеет непосредственное влияние. Как минимум оно ("информационное сообщество” – прим. ред.) очень поддержало всю эту ахинею в отношении меня. Поэтому, наверное, они не были против, как минимум.

– Известны ситуации, когда руководство МВД публично защищало своих сотрудников: эпизод с патрульным, который призывал в соцсетях разогнать Майдан, эпизод с расстрелом БМВ. В обоих случаях полицейские не были уволены, а на их защиту встало высшее руководство МВД. В случае с разгоном Майдана, Арсен Аваков комментировал, что нельзя преследовать человека за его убеждения. Вас же никто не защищал, а наоборот. Почему такие двойные стандарты?

– Наверное, потому что так кому-то нужно.

– Может потому что они не были в Крыму на параде?

– Не были в Крыму, у них нет дедушки участника войны, и так далее. А я видимо такой человек, который не нужен.

– Насколько соответствует действительности информация о том, что после вашего ухода с должности в Виннице, большинство уволенных вами заместителей были восстановлены?

– На 100 %. Они все были восстановлены, кроме Мушака, которого взяли на работу как раз-таки в структуру мэрии. Я больше вам скажу, все дела так или иначе, связанные с сотрудниками полиции, которые я лично держал на контроле, закрыты.

Первое, со штрафплощадки в Виннице украли около трехсот машин. На одной из этих машин ездил один из начальников отдела местного управления полиции.

– Это то самое громкое задержание в марте?

- Да, я лично задержал его, потому что никто из местных не мог его задержать. Так вот, дело это прекращено, машина неизвестно где, вопрос снят.

Второй вопрос, по какой-то причине, не установленной следствием, начальник городского управления отдела полиции в Виннице Присяжнюк как глава ликвидационной комиссии ГАИ списал автомобили, которые можно еще было использовать, и продал их на металлолом, даже не разукомплектовав их ни от номеров милицейских, ни от мигалок.

Когда автомобили ехали на металлолом, один действительно честный сотрудник остановил их и мы автомобили изъяли. Я обратился к прокурору для того, чтобы провели расследование. Я не специалист, но судя по внешнему виду, эти машины можно было в сельской местности еще долго использовать. Но они, почему-то, ехали на предприятие, которое занимается сбором металлолома. Не думаю, что это дело после моего увольнения получило ход.

Что касается непосредственно уволенных мною сотрудников, о которых вы спросили, их восстановил Педос (исполняет обязанности главы Винницкой Нацполиции - прим. ред.) сразу же как стал исполнять обязанности.

– Он все еще исполняющий обязанности?

– Да, он исполняет обязанности до сих пор.

Всех, кого я подозревал в связях с криминалом, – сразу же убирал с должностей. Непосредственно сотрудников с городского отдела в связях с игорным бизнесом. Некоторых сотрудников областного управления – в заказных делах, которые они открывали и закрывали. Приведу пример, я не поленился, потратил 4 или 5 дней и заслушал все дела, которые находятся в производственно-следственном управлении Винницкой области. Следственное управление – это орган, который должен расследовать резонансные дела. Там есть отдел бывший, так называемого "П", который мне близок как УБОПовцу, который занимался расследованием организованной преступности, он расследует какие-то кражи комбайнов, ну то есть явные "шкурники". Я говорю – "ребята, где вы это взяли все?", а в ответ слышу что-то невнятное. Я человек опытный и понимаю, что это просто-напросто зарабатывание денег. Я говорю – "нет, ребята, так не пойдет. У нас есть организованная преступность в области, она работает – это контрабанда спирта в приграничной зоне с Приднестровьем и с Молдавией. Там, по-моему, даже собаки контрабандой занимаются".

Плюс много вопросов у меня было к начальникам районных подразделений в приграничных районах. Наверное, поэтому у меня и конфликт с СБУ произошел. Могу отметить, что прокурора области я убедил, что нужно по двум эти направлениям - по игорному бизнесу и по контрабанде - проводить самое настоящее наступление. Потому что это уже приобрело угрожающие формы. Он меня услышал, мы провели ряд заслушиваний, ряд совещаний, подписали необходимые документы и санкционировали обыски… И с 15-ого числа (марта – прим.ред.), через день, как меня уволили, должна была стартовать отработка и по одному, и по второму направлению. Я бы очень хотел спросить у Хатии Деканоидзе, знает ли она об этом и чем эта отработка закончилась. И проводилась ли она вообще моим заместителем, который остался исполнять обязанности.

- Чем планируете дальше заниматься?

– Буду работать.

– В МВД?

– Нет.

– Политика?

– Не мое, политика - грязная вещь. Меня же победили политики (смеется).