Не кричи «волки!», или почему журналистам больше никто не верит

Опубликовано: Среда, 15 июня 2016 21:00
Владимир Коваль Автор статьи:

В последние полгода украинский Facebook превратился в настоящее поле боя — на этот раз противостояние идёт между пользователями социальных сетей и журналистами. Пользователи обвиняют журналистов в публикации фэйков, манипуляциях и заказных материалах. Журналисты в свою очередь жалуются на ботов, троллей и видят в этом "организованную кампанию по дискредитации профессии". 

#Буквы проанализировали последние дискуссии и попробовали разобраться, что вообще происходит.

"Сегодня все социальные сети аномально переполнены хейтерскими ржаками и улюлюканиями блогеров. Каждый “микрозашквар” какого-либо репортера или журналиста-расследователя раздувается до вселенской зрады в ФБ и эфиров у Влащенко", — возмущается журналист Богдан Кутепов на своей странице в Facebook.

В рядах “диванных хейтеров”, как пишет Кутепов, или инфоволонтеров, в последнее время действительно прибавилось. Теперь их можно встретить под каждой новостью с некорректным заголовком, хромающим фактчекингом и любым другим искажением — они придут, оставят комментарий, укажут на неточность, сделают скриншот. Часто бывает, что высмеют.

Они — гроза любого редактора. Более того, они заставляют редакторов работать.

СМИ же, не привыкнув реагировать на замечания в сети, чаще теряются и вместо извинений обвиняют пользователей в ботоводстве.

Тут-то и начинается самое веселье: издание, вступая в конфликт с читателем, делает ошибку только заметней, пользователей в комментариях становится больше, а сам тред разлетается скриншотами по сети.

Подобные ревизии СМИ можно объяснить комплексом причин. И первая из них - растущая медиаграмотность.

Медиаграмотность в массы!

Пользователи стали внимательней относиться к качеству подаваемой информации. Читателей больше не устраивает громкое утверждение на страницах СМИ, теперь нужны факты и доказательства, почему утверждение верно, почему именно так, а не иначе. И они не поленятся прочитать материал, а эти факты найти, сравнить и перепроверить.


Пример голословного заголовка-утверждения, который в последствии оказывается.. лишь мнением одного политолога!
Пример голословного заголовка-утверждения, который в последствии оказывается.. лишь мнением одного политолога!

Человеческая психика устроена просто — все мы любим похвалу, но не все из нас способны воспринимать критику. Мало кому нравится слушать "разборы" своих ошибок. Тем более, от незнакомых людей. Тем более, публично.

У блогера Аллана Левитова появились вопросы к опросу DW Украина

Однако, давайте разберёмся, кто же виноват? Пользователь, указывающий (нередко в грубой форме) журналисту на фэйк или манипуляцию, или журналист, (сознательно или нет) дезинформирующий общественность?

Первая вещь, которую важно осознать - недовольство украинской журналистикой и последующие холивары интернете носят исключительно органический характер. Более того, являются естественным этапом построения украинского информационного пространства.

Начиная со времён "Евромайдана", который стал главным триггером роста украинской аудитории Фейсбука (в частности, политически активной аудитории), люди на собственных шишках узнали, что такое "медиаграмотность". Расшаривая фэйк за фэйком вот уже почти три года, вновь и вновь попадаясь на ничем не подкрепленные панические призывы СМИ, люди попросту устали. А если это происходит день за днем в бесконечном потоке новостей и инфоповодов — начинается и вовсе отторжение. И не только к отдельным СМИ, но к профессии.

“По последним соцопросам, впервые в Украине динамика доверия к журналистам начала резко падать. Почему это произошло? Потому что журналисты в государстве во многом манипулируют. Не секрет, что олигархи используют свои медиа в своих корпоративных интересах. Не секрет, что во время предвыборных кампаний они используют свои медиа, чтобы "топить" определенные политические силы или поднимать рейтинги других” - рассказывал в интервью “Буквам” министр информполитики Юрий Стець.

Вызывают вопросы у пользователей не только отдельные манипуляции, но и сама редакционная политика СМИ в период борьбы с российской агрессией. Так, объектом критики становятся СМИ, которые открыто дают слово боевикам, российским экспертам или кремлевским политикам, чья риторика совпадает с условным Russia Today. В особенности, если их комментарии касаются ситуации в Украине.



"Цитуючи ручних мавп Путіна, таких як Захарченко і Плотницький, наші видання легалізують їх для української аудиторії, як таких, що самостійно можуть щось вирішувати. Ці мавпи нічого не вирішують, і редактори видань, звісно, це усвідомлюють, тому питання навіщо вони нав'язують читачам клоунів, таким чином, виводячи з-під підозри Кремль", - объясняет "Буквам" блогер Богдан Карпенко.

Богдан Карпенко — не единственный блогер, разоблачающий манипуляции СМИ. Потере доверия к журналистам способствовало и развитие соцсетей в целом: за последние два года тут появились свои лидеры мнений, завоевавшие по тем или иным причинам (будь это специфический род деятельности, хороший слог или уникальное чувство юмора) свою аудиторию. В результате, блогеры стали влиять на повестку дня, а в социальных сетях возникла “своя атмосфера”.

Если в журналистском сообществе существовала своя система "рукопожатности", то теперь рукопожатность образовалась и у потребителей контента. Многие информационные ресурсы и спикеры получили статус таких, которые неприлично репостить и стыдно цитировать.


Как в отношениях с блогерами, так и с журналистами — все строится на доверии. Лояльность не является константой, а медиа-среда — саморегулируема. Любые изменения риторики видны невооруженным взглядом. И наблюдать ее во времени - особенно забавно.

Скриншоты не горят

Бытует мнение, что память среднестатистического пользователя интернета подобна памяти золотой рыбки и живет от инфоповода к инфоповоду. Как бы ни так, но даже в самых тяжелых случаях на помощь всегда придут скриншоты и кэш Google. И именно скриншоты, как способ отследить изменение риторики, стали главным оружием блогеров в борьбе за объективность.

Самый ценный капитал для любого журналиста — его репутация. От чистоты репутации зависит доверие к нему со стороны читателей. И нет страшнее сна для журналиста, чем в попытке повлиять на политическую ситуацию оказаться героем притчи про мальчика, кричавшего “волки” (когда никаких волков не было и в помине - ред).

Такие панические призывы можно наблюдать повсевместно. Помните истерию, охватившую интернет в период создания Министерства информационной политики? Два года назад СМИ наперебой трубили об угрозе свободе слова, называли МИП не иначе как "Министерством пропаганды", приводили громкие цитаты из Оруэлла и кричали о надвигающихся репрессиях против журналистов.



Прошло время. Сегодня у многих сомнения, что МИП способен выполнять свои прямые функции в принципе, а обвинения в ущемлении свободы слова не способны вызвать ничего, кроме иронической улыбки. Волков не оказалось.

Идем дальше.

Полтора месяца назад в СМИ поднялся шум вокруг решения киевского Центра занятости об отказе в продлении права на работу в Украине Савику Шустеру. Тогда журналисты писали, что решение носит политический характер и является примером “закручивания гаек” со стороны власти.



Сам Шустер в знак протеста начал голодовку, а журналисты тут же объявили о создании нового движения с пафосным названием - "Комитет по спасению свободы слова в Украине".

В последствии, на ситуацию отреагировали Президент и Премьер-министр: Шустеру продлили разрешение на работу, а уже спустя пару недель люди, поддержавшие Шустера, обвинили его ... в цензуре и "заказных гостях" на своей передаче.

Экс-журналист Украинской правды и нардеп от БПП Сергей Лещенко, ранее поддержавший Савика Шустера, спустя пару недель жалуется на цензуру в его программе

Журналисты привыкли не только информировать, но и гнуть собственную политическую линию. И в данном случае эта линия - “борьба”. Борьба за все хорошее, против всего плохого. Будь это олигархи, преступный режим, очередной тиран, монополист или коррупционер - журналистам всегда нужно абсолютное зло, против которого можно выступить консолидированным добром. И если сегодня такого зла нет, остается только его придумать.

Однако, вживаясь в роль, многие начинают забываться.

Журналист - не личность

Каждому журналисту хочется, чтобы его тексты читали, сюжеты смотрели, материалы цитировали, а публика любила. Для кого-то уровень цитируемости — мерило профессионального успеха, однако многие нездорово зацикливаются на собственном имени и при первом же успехе способны поймать “звезду”.

В прошлом году в Школе журналистики "Украинской правды" на одной из своих лекций Павел Шеремет сказал:

"Вы приходите в Раду и чувствуете себя важными: депутаты к вам подходят в кулуарах, чем-то делятся, травят байки и о чем-то рассказывают. И вы таете. Но вы должны помнить, что они говорят не с вами, как с Васей Пупкиным, они говорят с вашей аудиторией". (не дословно - ред).

И эту мысль нужно выбить каленным железом на двери каждой приличной редакции: журналист — не личность и не лидер мнений. Журналист лишь посредник, ретранслятор информации, и он не имеет права забывать об этом ни на минуту.

Однако многие журналисты больше не хотят довольствоваться ролью безликого ретранслятора информации, они уже хотят видеть себя не просто журналистами, а лидерами мнений, влияющими на процессы. Гонимыми властью и обожаемыми публикой. Борцами за правду и справедливость в мире сумрака и лжи. С тысячами лайков и армией подписчиков.

Вот только лидер мнений априори не может быть нейтральным, а в этом мире иллюзий слишком тесно для критики и несогласия. Поэтому, когда журналистов начинают осуждать в интернете, или, не приведи Господь, уличать в манипуляциях, у них включается защитный механизм: "что-то здесь не так, нас же все любят, мы герои и борцы за правду! Видимо, мы перешли дорогу очередным “плохим парням” и против нас организовали медиа-кампанию".


Журналист Богдан Кутепов сомневается в искренности некоторых блогеров, за что попадает под критику пользователей

И "организованная кампания против журналистов" — прекрасное оправдание.

Однако у каждой кампании должен быть заказчик и тут становится по-настоящему интересно, ведь от журналиста к журналисту версии начинают разниться: кто-то видит руку Министерства информационной политики (потому что информационной), кто-то Администрации Президента, некоторые замечают след депутатов от провластных фракций, а кого-то и вовсе "заказал" сам Президент.



И никому не может и в голову прийти, что он не прав.

Меняйся или умри

Мир меняется, время не стоит на месте, а журналистика уже никогда не будет такой, какой была еще 5 лет назад. Речь не только о новых медиа и развитии социальных коммуникаций, речь о системе двухсторонних отношений с читателем.

Если раньше журналисты были единственным источником информации, новости узнавали из газет и телевидения, то сейчас ньюзмейкером может стать любой, при наличии смартфона, 3G и аккаунта в Facebook или Twitter. У журналистов больше нет монополии на доверие, нет монополии на информацию, нет монополии на правду - и с этим нужно смириться.

В эпоху изменения профессии и рассеивания аудитории вопрос стоит не только в привлечении читателя, вопрос стоит в том, чтобы читателя удержать и завоевать его лояльность. А это можно сделать только при взаимном уважении.

Тем не менее, журналистское сообщество, напротив, становится все более закрытым, а ядро лояльной и преданной аудитории вытесняет ядро не менее преданных хейтеров.

Можно воспринимать критику “в штыки”, общаться только со своими сторонниками, собраться с ними вместе и запереться в одном здании, даже оградиться от внешнего мира рвом с колючей проволокой. Вот только проблему это не решит. Рано или поздно кому-то придется выйти наружу. И, возможно, когда это случится, вокруг уже никого не останется.

 Владимир Коваль, Николь Борман, #Буквы