Пример Филиппин: почему не стоит урезать гражданские права в пользу общественной безопасности

Опубликовано: Воскресенье, 16 октября 2016 14:00
Lelik Krakowsky Автор статьи:

На Филиппинах, где проживают более 100 млн человек, развернута широкая общественная кампания по борьбе с преступностью. В частности, добровольные народные дружины целенаправленно, без суда и следствия убивают людей, заподозренных в наркоторговле, - пишет издание The Guardian.

Можно было бы сказать, что убийцы нарушают закон и права человека, гарантированные Конституцией и множеством международных норм, становясь таким образом преступниками, совершающими особо тяжкие преступления, по сравнению с которыми торговля наркотиками является более легким проступком.

Однако так основы государственного функционирования и право личности на существование и развитие представляем мы. На Филиппинах все по-другому.

filipiny

Подобные суды Линча поддерживаются властью и санкционируются местными органами правопорядка. Более того, местная полиция сама готовит специальные отряды для убийства наркоторговцев, а гражданских людей, не являющихся частью правоохранительной системы, за это поощряет. Новоизбранный президент Филиппин Родриго Дутерте обещает награды таким "дружинникам" и полицейским.

Таким образом, государство, которое должно иметь непоколебимую монополию на применение силы и агрессии, раздает лицензии на соблюдение законности в обход судебной власти, а по сути лицензии на убийство.

Правозащитные организации сообщают, что за три месяца с момента инаугурации президента Дутерте, "неизвестными" были убиты 3600 человек, 2200 из которых стали жертвами "дружинников". В ответ на критику международного сообщества и ООН президент пообещал амнистию всем тем, кто мог бы нарушить закон в процессе зачистки филиппинского общества от наркомафии. Наркоторговцам амнистия не светит. Они не достойны даже судебного разбирательства.

ОБЩЕСТВЕННЫЙ ЗАПРОС

Подобная ситуация в странах, где практикуется государственный террор против определенных социальных или политических групп, называется диктатурой. В том числе государственный террор в процессе борьбы с преступностью. Обычно считается, что в подобных исторических ситуациях общество оказывается жертвой узурпации власти диктатором, который меняет закон под себя, раздавая право убивать собственным карательным органам тех, кого убивать, по мнению правительства, можно безнаказанно: политических оппонентов, национальных меньшинств, представителей религиозных групп. Торговцы наркотиками не будут выбиваться из этого списка.

Считается, что способ получения власти в странах с диктатурой является незаконным, не признается международным сообществом. Власть захватывается с помощью военных или полицейских переворотов, а общество считается жертвой. Как правило, захватившие власть незаконным путем люди пытаются всем своим действиям придать вид законности. В случае с Дутерте - он занял свой пост в результате обычных демократических выборов, на которые шел с лозунгами о возвращении в страну смертной казни, которую тут же применит к уже осужденным преступникам, отбывающим свое наказание в тюрьмах. Более того, в процессе предвыборной кампании он неоднократно намекал на поощрение самосудов по отношению к наркоторговцам.

duerte

Избиратели Дутерте празднуют победу

Как видим, на Филиппинах кандидаты в президенты не разбрасываются популистскими обещаниями, которые не собираются реализовывать: в обществе существует общественный запрос на физическое устранение преступников, а в случае с наркоторговцами – устранение без вмешательств официальных органов правопорядка.

В УКРАИНЕ

Как показывают последние события в Украине, многое из того, что пропагандируется и вводится в политический и судебный обиход со стороны Родриго Дутерте, может стать реальностью и для украинского общества. Например, инициатива Министерства внутренних дел в лице Арсена Авакова о "презумпции правоты полицейского", о которой в очередной раз заговорили после убийства двух сотрудников Нацполиции в Днепре 25 сентября экс-служащим специальной роты "Торнадо" МВД Украины Александром Пугачевым.

Свои слова Аваков пояснил так: "Дело не столько в законодательстве, законодательные изменения нужны, и мы их предложим, вопрос в общей сознательности общества. Презумпция правоты полицейского в следующем: если полицейский остановил машину и говорит – "руки на руль" или "предъявите документы", в ответ он не должен услышать "да пошел ты" или "я не буду этого делать". Водитель должен подчиниться этим требованиям. А если нет – полицейский применяет к нему действия, соответствующие закону, в том числе электрошокер и огнестрельное оружие".

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
Американский коп оценил действия украинских полицейских, убитых в Днепре

Речь не в том, что бывший сотрудник МВД, находящийся в розыске, убил представителей Нацполиции, бросив тень на ход полицейской реформы, а в том, что вместо того, чтобы решительно выступить против инициативы Авакова в социальных сетях и СМИ идет живое обсуждение "за" и "против", при этом участники обсуждения постепенно склоняются к необходимости урезания гражданских прав в пользу общественной безопасности. Под предлогом борьбы с преступностью МВД предлагает применять электрошокер и огнестрельное оружие по отношении к тем, кто высказал сомнение в целесообразности обыска или остановки автомобиля. Арсен Аваков предлагает пресловутое: законопослушным гражданам бояться нечего.   

КЛАССИКА ФАШИЗМА

Родриго Дутерте - классический ультраправый авторитарный правитель, деятельность которого поддерживается гражданами страны. Понятно, что правизна Дутерте не подразумевает в Филиппинах расизма или некой этнической ксенофобии. Его правление заключается в особой реализации решения тех проблем, которые является наиболее наболевшими для страны с помощью усиления центрального аппарата власти, с помощью “сильной руки” без либерализма, а тем более без бюрократии, мешающей бороться с проблемами быстро и эффективно.  

Свое умение решать проблемы радикально и при этом вызывать одобрение общественности Дутерте продемонстрировал еще на посту мэра города Давао, который занимал в общей сложности 22 года. Во время президентской предвыборной кампании его оппоненты обвинили его в том, что во время его мэрства по разным причинам исчезли или были убиты более 1000 человек: представители местной мафии, наркоторговцы и несколько журналистов. Ни по одному эпизоду не было никаких обвинений. Однако, Дутерте не отрицал обвинения напрямую - он тщательно поддерживал образ борца с преступностью во благо горожан. В свою очередь, горожане одобряли радикальные действия мэра, ведь правоохранительная и судебная система были бессильны.

Дутерте прослыл сторонником здорового образа жизни: всегда выступал против наркомании и распространения наркотиков. В общественных местах Давао было запрещено употребление табака. Известен случай, когда за нарушение этого правила Дутерте лично заставил туриста съесть сигарету в одном из кафе города.     

К тому же Дутерте заявлял о необходимости сокращения рождаемости: более доступных контрацептивах и материальных выплатах семьям в сельской местности, которые добровольно прошли бы процедуру стерилизации. Нет более красноречивого примера "ультраправого" отношения к благополучию своего народа, чем забота о его здоровье.

В УКРАИНЕ НЕ УБИВАЮТ, НО...

Конечно, до ультраправой диктатуры в Украине далеко, однако некоторые ее особенности вполне прижились: большинство из них связаны с личностью министра МВД Авакова и его протеже - главы ультраправой организации "Патриот Украины" Андрея Билецкого, которая позже стала костяком для добровольческого батальона "Азов". Проводимая политика МВД Авакова часто нацелена на реализацию авторитарных запросов общества, к чему идеально подходят активисты “Патриота Украины”. Задолго до Майдана 2014 года его члены были известны не только маршами против нелегальной иммиграции, но и борьбой с распространением наркотиков.

patriotuk

Марш против курительных смесей в Харькове в 2010 году 

Наиболее известен пример бывшего главы наркодепартамента Нацполиции Ильи Кивы, назначенного на должность Аваковым. Сразу же после своего назначения, Кива стал выкладывать в своем аккаунте в Facebook фотографии мелких наркоторговцев, задержанных сотрудниками его ведомства. Он изначально обвинял задержанных в совершении преступления без решения суда и даже без санкции на задержание.

Кива стал известен тем, что во время Майдана принимал участие в деятельности "Правого сектора", который как и любая другая правая организация, не могла не бороться за нравственное и физическое здоровье нации.

Наиболее известный пример - регулярное участие в срыве марша за легализацию легких наркотиков и декриминализацию их распространения. Все это лишь малая часть борьбы националистов с наркоманией. Периодически появляются новости про разгромы притонов с наркоманами, видео избиений наркоторговцев, погромы мест с нелегальной продажей алкоголя или мест в которых продают табак и алкоголь несовершеннолетним.

Во всех случаях насилие по отношению к тем, кто употребялет или продает накротики прикрывается заботой о здоровье, общественном порядке и безопасности. По мнению правых, употребление наркотиков - это физическая и психологическая деградация, мешающая развитию нации, расе, народу.

Правые часто часто упрекают сотрудников МВД в покрывательстве точек наркоторговли, но у них очень схожая позиция с МВД. При явном нежелании МВД бороться с наркоманией, как явлением или поддерживать гуманитарные инициативы, направленные на уменьшение негативных последствий втягивания в криминал людей употребляющих наркотики, МВД относится к употребляющим наркотики агрессивно. Так же агрессивно, как и правые, которые (и это не секрет) употребляют и распространяют наркотики в том или ином виде, но при этом не подвергаются осуждению или насилию со стороны других правых.

ПОЛИЦЕЙСКИЙ МАЙДАН

Очевидно, что Арсен Аваков нацелился монополизировать право на проявление насилия для своего Министерства. Там где у МВД не хватает законных оснований для применения насилия, оно пытается использовать общественное мнение для однозначного оправдания права сотрудников полиции применять насилие, апеллируя при этом не к нормам права, а к морали.

Вспомним случай с убийством пассажира авто, нарушившего правила дорожного движения в ночном Киеве, после чего сотрудники полиции сначала устроили погоню за авто, а после открыли по ней огонь из огнестрельного оружия.

Поняв, что примененное насилие полицейскими оказалось несоизмеримо большим, чем совершенный проступок водителя в ход пошли аргументы про высокую стоимость автомобиля нарушителя и праздный образ жизни застреленного. В МВД очень хотели напомнить про сбитых людей на дорогах богатыми чиновниками и их детьми, которые происходят регулярно.

avakov police

Несмотря на убийство пассажира, который не вел автомобиль и не подпадает под логику нарушений ПДД, часть общества одобрила поступок полицейского, а некоторые даже попытались его оправдать, развернув информационную кампанию в социальных сетях, которая закончилась так называемым Полицейским Майданом.

police

Эти люди поддержали полицейского так как в нем видели символ реформ, призванных изменить старую коррумпированную систему МВД, однако, делая убитого символически ответственным за всех пострадавших на украинских дорогах от авто богатых бизнесменов, чиновников, сотрудников МВД, которые смогли уйти от ответственности, никто из них не обратил внимание на то, что в первую очередь они не понесли ответственность из-за самой коррумпированной системы МВД, которая с подачи Авакова может получить еще больше полномочий.

НАЦИОНАЛИСТИЧЕСКАЯ ОППОЗИЦИЯ К ПОЛИЦИИ

Явное наступление на гражданские права со стороны полицейского аппарата вызывает протесты оппозиционной к Авакову активной части общества. Но вопреки логики, протестует в основном не либеральная часть общества, а ультраправые, которые по той или иной причине не смогли интегрироваться в структуры МВД.  

После заявлений Арсена Авакова про его желание расширить полномочия полицейских, ряд националистических организаций выступили с инициативой проведения протестного пикета.

13

Стоит отметить, что среди заявленных участников протеста значились "Черный комитет" и ВО "Свобода", которые проходят по громкому делу о взрывах 31 августа 2015 под стенами Парламента. Именно активист ВО "Свободы" Гуменюк, по версии следствия, кинул гранату в служащих Нацгвардии, обеспечивающих порядок под Верховной Радой, а представитель "Черного комитета" Богдан Тыцкий, по версии следствия, активно кидал дымовые шашки в нацгвардейцев, за что и был задержан. При задержании, как утверждает Тыцкий, в машине полиции ему сломали руку и долгое время не оказывали медицинскую помощь, в результате чего он чуть ее не лишился из-за возникших осложнений.

tycky

Другой организатор протеста против “подчиняйся, а потом опротестовывай”, сотрудник МВД (в силу того, что является служащим батальона “Донбасс”) Дмитрий Резниченко, подчеркнул, что “Азов” Андрея Билецкого участвовать в акции отказался.

reznichenko

При этом, организаторы мероприятия все равно считают ультраправых своей целевой аудиторией для протестов против МВД. Призывы присоединиться к акции были размещены на основном интернет-ресурсе для футбольных болельщиков “Troublemakers”.

troublemakers

Надо отметить, что перечисленные организации чаще чем “Азов” принимают участие в гражданских протестах и оппозиционных инициативах, и именно они имеют непосредственное отношение к защите тех, кто  "боролся" с наркоторговлей в городе Нежине. Тогда обошлось без убийств, но с похищениями и пытками. Вскоре "борцы с наркотиками" сами оказались на скамье подсудимых, а тех кого они обвинили в причастности к продаже наркотиков, выступили в роли обвинителей. Благодаря националистам, которые оказывали помощь "борцам", они стали известны, как “Нежинские робингуды”.

nigyn robingudy

Евгений Карась, активист С14, во время акции-поддержки “Нежинских Робингудов”

Сразу после окончания Майдана, 25 февраля, “робингудов”, так же как и многих других националистов амнистировала Верховная Рада.

32

ПОХОЖАЯ СИТУАЦИЯ

Но если вернуться к убийствам наркоторговцев в Филиппинах, то следует признать, что лицензия на убийства преступников - не благодетель государства, а констатация собственной беспомощности. Имея в наличии огромную финансовую машину, огромный штат сотрудников и набор технических средств, власти Филиппин вынуждены поощрять самосуды, так как суды не справляются, а пенитенциарная система трещит по швам: переполненные тюрьмы расширить не получается, а построить новые - невозможно.

Как известно, уровень преступности высок не там, где низок полицейский и государственный надзор, а в странах с низким уровнем экономики. Убийства преступников - это роспись государства в своей беспомощности решить социальные и экономические проблемы, а под какими предлогами это делается - уже не имеет значение. Точно также, как не имеет значение и взгляды на здоровый образ жизни или политика централизации власти, проводимая президентом Родриго Дутерте.

Похожая ситуация и в Украине. Попытки расширить право полиции действовать силовыми методами без возможности обжаловать такие действия - не показатель эффективной работы Нацполиции, а желание скрыть регулярные нарушения со стороны ее сотрудников. Или хотя бы оправдать, пользуясь общественным одобрением.

Те, кто одобряет расширение прав представителей репрессивного аппарата, либо не понимают, чем это грозит для общества, либо сами являются его сотрудниками, либо же надеются, что часть приобретенных полномочий достанется и им, как, например, в случае с представителями общественных организаций, борющихся с наркотиками. Последние были бы очень не против, чтобы им разрешили убивать всех тех, кто им не нравится. И, пожалуй, далеко не все убитые могут иметь отношение к наркотикам. Раздавать государственные лицензии на убийства означает давать кому-то право не решать проблемы преступности, а обходить закон для своих собственных нужд, пользуясь невежеством общества, которое одобряет подобное.