«Молодость»-2016. Дневник кинофестиваля: часть 2

Опубликовано: Понедельник, 31 октября 2016 18:00
Марина Мойнихан Автор статьи:

46-й КМКФ "Молодость" завершился: имена победителей названы, а киевские киноманы уже готовятся к ноябрьскому фестивалю "Новое британское кино". #Буквы по свежим следам делятся впечатлениями и вспоминают самые яркие моменты последних четырех дней.

27.10: НЕ ДЛЯ КАМЕННЫХ СЕРДЕЦ

Одним из самых приятных итогов кинофестиваля стала победа Гудмундура Гудмундссона и его ленты "Каменное сердце" в номинации "Приз зрительских симпатий" международной программы (жюри, в свою очередь, отметило наивысшей наградой "Вратаря" Гийома Сенеза). То, что зрители отдали свои голоса непростой психологической драме исландца Гудмундссона, говорит не только о качестве самого фильма, но и о зрелости украинской публики.

01

"Каменное сердце"

"Скандинавский детектив" стал притчей во языцех – это почти всегда первобытная жестокость на фоне безмятежных нордических пейзажей. Теперь же украинский зритель представляет себе, чем является скандинавская драма о взрослении. Фильм начинается с демонстрации своеобразного развлечения деревенских подростков: они вылавливают рыб из воды в местном доке и забивают их головами об землю. Будьте уверены – это не самый неприятный момент в фильме.

"Каменное сердце" - картина о том своеобразном периоде, когда дети вовсю стараются ускорить наступление взрослой жизни, выясняя, кто среди них "альфа", а кто "омега", и совершая ритуалы вроде сбривания несуществующей щетины, - но не замечают, что взрослая жизнь уже наступила. Что касается ЛГБТ-тематики, то она в данном фильме стала частью более широкой проблемы самоидентификации. К слову, в тематической программе Sunny Bunny главный приз получила другая лента – "Тхэквондо" (Аргентина), где в фокусе оказалось именно однополое влечение.

"Алоис", также показанный 27 октября, уехал с "Молодости" без наград. Но это вовсе не говорит о том, что фильм потерялся на фоне других – скорее, он оказался слишком "большим" для фестиваля. Его режиссера Тобиаса Нёлле – относительного новичка в мире кино – сравнивают, ни много ни мало, с Чарли Кауфманом. А вот сам фильм об аутичном детективе, который начинает социализироваться весьма экстравагантным образом, можно сравнивать с другими лентами лишь по отдельным признакам. Кто-то вспоминает похожего персонажа из "Разговора" Копполы, кто-то – "Амели", где герой тоже до поры до времени получал инструкции от незнакомки по телефону, а кто-то – "Лобстер": кажется, любые фестивальные фильмы на стыке фантастики и романтики теперь обречены на сравнения с ним.

02

"Алоис"

Но "Алоис" - однозначно самостоятельная величина. Его режиссер, к слову, отметился еще в одном фильме, показанном на нынешнем КМКФ – "Родной край", о котором мы писали подробнее в первой части нашего кинодневника.

28.10: ТРИ БАЙОПИКА

Седьмой день фестиваля стал для меня днем байопиков. Все три фильма в моей программе рассказывали о людях, оставивших след в истории своей страны. "Последняя семья" Яна Матушинского, который мы настоятельно рекомендовали в нашем путеводителе, получил гран-при фестиваля. Как и ожидалось, фильм о соперничестве/сотрудничестве отца с сыном не обошелся без эдипова подтекста, но и комичных моментов в нем хватает.

Когда-то, осилив увесистую биографию Бексинских (о которых и идет речь в фильме), я задалась вопросом: как люди с таким запасом шуток на все случаи жизни могли носить в себе столько тьмы? Тьмы, которая рвалась наружу: в случае с Бексинским-отцом достаточно взглянуть на картины, а о сыне немало расскажет список его попыток расстаться с жизнью. Матушинский прекрасно передал этот контраст – и между самими героями, и "светотень" в характере каждого из них.

Смысл названия фильма мне истолковал знакомый поляк – по его словам, слово "ostatnia" здесь нужно понимать скорее как "окончательная", чем как "последняя" (на примере английского языка это было бы "ultimate" вместо "last"). Как альфа и омега. Действительно, Бексинские были почти мифическими персонажами. И если злоупотребляли словечками вроде gówno и kurwa, то все равно делали это божественно.

03

"Последняя семья"

28 октября также состоялась премьера фильма "Мустафа": это тот случай, когда ни сама картина, ни главный герой в особом представлении не нуждаются. И тот случай, когда запланированных после показа выступлений зрители ждут сильнее самого фильма. Что неудивительно: в презентации участвовал сам Мустафа Джемилев, в своей речи отметивший заслуги тысяч других участников национального движения, о которых не снимали фильмов при жизни, но без чьего вклада борьба крымскотатарского народа за свои права была бы куда более тяжелой.

Третьим биографическим фильмом этого дня стал "Рождение нации" Нейта Паркера, в котором сам режиссер исполнил главную роль. Фильм, ставший одной из громких премьер "Санденса-2016" - не первая попытка воссоздать образ чернокожего проповедника Ната Тернера в художественном произведении. Но кажется, что впервые за образ знаменитого повстанца взялся тот, кому он этнически и культурно близок. На постсоветском пространстве Тернера знают в основном благодаря скандальному роману Уильяма Стайрона "Признания Ната Тернера". "Рождение нации" - хороший шанс посмотреть на него под другим углом: образ снова вышел спорным, но именно благодаря таким, зачастую противоречивым портретам, и складывается объемная картина 1830-х годов в США.

29.10: ДЕНЬ ПРЕДПОСЛЕДНИЙ, БЛИЗНЕЦОВЫЙ

Специальную награду Международного полнометражного конкурса получила лента "Вилли Первый" - если пользоваться менее официальной формулировкой, можно сказать, что жюри просто-напросто не смогло скрыть умиления. Это тоже своего рода фильм о взрослении – но не драма, а "драмеди". И взрослеть в ней предстоит 50-летнему, полному, необщительному и инфантильному Вилли, который после смерти своего брата-близнеца Мишеля решает все-таки найти собственный путь в жизни.

Потеря брата-близнеца в кино, как и в жизни, часто получает суеверные толкования. Писатель Филип Дик верил, что умершая в младенчестве сестра-близнец продолжает жить в нем. У Сальвадора Дали было много переживаний, связанных со смертью… Сальвадора Дали – старшего брата, реинкарнацией которого родители считали будущего художника.

04

"Вилли Первый"

Забудьте обо всем этом: в случае с Вилли мистики (почти) не будет. Зато будут тонны обаяния, которое он, при всей своей асоциальности, способен излучать.
Ах да. "Вилли Первый" - дело рук четверых (!) режиссеров. А теперь держитесь: двое из них – братья-близнецы.

У главной героини фильма "Личный покупатель" (внеконкурсная программа фестиваля) тоже был брат-близнец. И здесь без мистики не обошлось: героине кажется, что дух покойного брата все еще рядом с ней. Избавиться от такого соседства проще, чем от призрака, который, казалось, будет преследовать актрису Кристен Стюарт вечно – образа Беллы Свон. Недавняя премьера фильма "Детство диктатора" окончательно подтвердила, что Роберту Паттинсону такой экзорцизм удался. "Личный покупатель" показал, что и Стюарт давно уже не "та" девочка. И уж точно не ее вина, что по меркам режиссера Ольвье Ассаяса, в чьей фильмографии есть более стильные и противоречивые фильмы, лента вышла довольно пресной.

30.10: УКРАИНСКАЯ КОНКУРСНАЯ ПРОГРАММА

Относительно украинской конкурсной программы у нас, как водится, две новости – хорошая и плохая. Хорошая заключается в том, что создавать красивый кадр наши молодые соотечественники умеют. Плохая: сказать им зачастую нечего. Отсутствие истории при удачной кинематографии демонстрирует, например, "Бешенство" Марыси Никитюк. Ее предыдущий фильм, отобранный для национального конкурса "Молодости" ("Мандрагора"), имел ярко выраженную мистическую подоплеку. В новой ленте флер потустороннего менее заметен, однако фильм, формально рассказывающие о любовном многоугольнике и кризисе "тех, кому за…", все же отзывается эхом картин о проклятии, оборотнях и вампирах.

05

"Бешенство"

Зыбкостью сюжета страдает и "Головокружение" Юры Катынского. С "Головокружением" Хичкока короткометражка ничего общего не имеет: здесь у нас история о том, как мать и жена на одно утро сбегает от рутины в свою прошлую жизнь. Но если в "Бешенстве" можно зацепиться за символизм (чего стоит хотя бы "кровавое" полотно, которое разворачивает героиня-художница), то в "Головокружении" остается лишь вглядываться в простое и открытое лицо исполнительницы главной роли.

Куда лучше сюжетов начинающим украинским режиссерам удаются концепты. Два самых ярких фильма конкурсной программы – именно концептуальные проекты. Первый – это "Найти выход" Вадима Шапрана. Если бы в украинском конкурсе вручался приз зрительских симпатий, эта лента наверняка бы его взяла.

С первого кадра, когда нам показывают главного героя в цветовой гамме "Города грехов" и объявляют, что он киноман, становится ясно, что съемочная группа будет развлекаться – к счастью, это тот случай, когда развлечение выпадает и на долю зрителя. В кино и раньше много раз ломали "четвертую стену" и пародировали экранные штампы, но настолько дурашливо и с таким очаровательным восточноевропейским акцентом этого еще никто не делал.

Второй однозначно удачный концептуальный фильм программы – "Гвоздь" Филиппа Сотниченко.  Здесь не просто форма важнее содержания; скорее, это воплощение маклюэновского "medium is the message". По сути "Гвоздь" - мокьюментари (т.е. игровой фильм, который притворяется документальным). Однако он снят на основе реальных документальных кадров из семейного архива одной украинской семьи. Сложный по задумке, в исполнении фильм получился очень простым и убедительным – почти идеальный period piece. В нем хорошо передан не только дух времени (90-е), но и вневременный дух всего украинского: мягкого юмора, артистичности, неприкаянности. Того, что многим другим фильмам передать не удалось.

Молодые режиссеры, кажется, решительно отмежевались от почвенности и навязшей в зубах "этники". Но похоже, что вместе с этим запретили себе и высказываться на тему патриотизма. Слово "война" звучало в программе "Молодость UA" неоднократно, но сама АТО была показана лишь опосредованно. Так, в ленте "Тыл" Ильи Макаренко мы слышим только сводки с фронта; сам фильм предпринимает попытку дегероизации и тех, кто воюет, и тех, кто ждет – хоть и для того, чтобы сильнее их сплотить. Куда менее удачная попытка высказаться по вопросу войны – "Вернись" Андрея Кириллова. Адаптация воинов к мирной жизни – непростая тема, и заменять ее обсуждение "ванильным" монологом, маскирующимся под интимный, и строчками "курить мятные, пить сухое" - пожалуй, не лучшая идея.

Таким же опосредованным, но неожиданно сильным высказыванием стал фильм "Один день" Константина Петрушенко. В нем не показаны ни сами события того самого "одного дня", ни трагическое настоящее главного героя, который их вспоминает - только ожидание чего-то важного. И так мастерски передать это ожидание – дорогого стоит. Не будем разрушать загадку фильма,  объясняя, что произошло в тот самый день и как это связано с войной на Востоке – при случае посмотрите сами.

Не все игровые фильмы программы способны удерживать внимание зрителя, несмотря на короткий хронометраж, однако эту задачу с блеском выполняют бессюжетные фильмы-медитации. Это касается и двух совместных проектов – французско-украинского "Потерянные" (кто бы мог подумать, что каталог забытых в метро вещей может быть таким душераздирающим) и польско-украинского "Острова".

06

"Остров"

Последний показывает знакомую многим украинцам достопримечательность – луцкий "Дом скульптора" Николая Голованя. Под взглядом режиссера Натальи Красильниковой этот и без того фантасмагорический "остров" превращается и вовсе в декорации какой-то грустной сказки. Не то в мастерскую скульптора из "Девы-чудотворицы" Штефана Угера – изготавливавшего, кстати, посмертные маски, - не то в дворец из "Красавицы и Чудовища" Юрая Герца. Но то, что сам Головань – невероятно светлый человек, заметно и в ч/б, и на фоне его строгих барельефов.

На фоне этой ленты, сорвавшей аплодисменты на нескольких европейских фестивалях, померк даже победитель национального конкурса – "тихий" шедевр Аркадия Непиталюка "Кровянка" (за исключением "Черногоры" Тараса Дроня – единственный в программе фильм о "селе и людях"). Не говоря уже о другой документальной конкурсной ленте – "Дирижере" Сергея Данилевского. Это – достаточно необязательный элемент программы UA: тем, кто не особенно понимает роль личности дирижера в оркестре, любопытнее будет прочесть историю о том, как озвучивали знаменитую сцену "Полета Валькирий" в фильме "Апокалипсис сегодня". Но обратить внимание на автора ленты стоит в любом случае: во-первых, это один из самых молодых режиссеров фестиваля, а во-вторых, он обещает однажды положить начало - ни много ни мало - новой волне в кинематографе.

На выходе из кинозала журналисты, не признав во мне коллегу, принялись расспрашивать о впечатлениях – мол, какая тема стала для меня главной на нынешнем фестивале? Со всей ответственностью заявляю: лучшая черта "Молодости" - это то, что у нее нет "магистральной" темы. А лучшими фильмами на фестивале стали именно фильмы-хамелеоны: социальные драмы, притворяющиеся хоррорами ("Ведьма"), хорроры, притворяющиеся документалками ("Аустерлиц"), жития липовых святых с возрастным рейтингом 18+ ("Орнитолог") – и так далее. У нас есть год на то, чтобы перевести дух после такого разнообразия.

А если совсем коротко, то было здорово.