Турецкий курд о ситуации в Сирии: почему Турция помогает боевикам ИГИЛ

Опубликовано: Четверг, 27 августа 2015 17:51
Борис Гонта Автор статьи:

Освещение военного противостояния в Сирии и Ираке часто сводится к сводкам преступлений Исламского Государства (ИГИЛ). Подробно разбирают происхождение ИГИЛ и его связи с Аль-Каидой. А так же социальные или экономические причины, делающие возможным расширение ИГ на территории тех государств, где джихадистам удалось прочно закрепиться. Или в тех странах, где появляются филиалы ИГ, созданные из местных боевиков-исламистов, присягнувших Исламскому Государству на верность. Военным и политическим силам, которые противостоят распространению ИГИЛ, уделяется мало внимания. Но если попытаться разобраться, то становится понятно, что конфликт в Сирии является не просто столкновением религиозных и светских групп, вышедшим из под контроля, а результатом долгого геополитического кризиса на Ближнем Востоке , в котором свои интересы преследуют не только США или Россия, но и Турция, играющая одну из главных ролей.

Нам удалось пообщаться с Халилем Рамзи - турецким курдом, который воюет против Исламского Государства в Сирии. Халиль - член “Рабочей Партии Курдистана” (РПК) (марксистской террористической организации), и уже более 7 лет воюет, не только против исламистов, но против представителей турецких властей.

kNPU4K5jhJo

Расскажи насколько курды религиозны и какие религии исповедуют. Какой религии придерживаешься ты и как все вместе может сочетаться с левыми взглядами?

Я - муслим. Вообще большинство курдов - мусульмане. Они почитают свою религию, потому, скорее религиозны, чем наоборот. Курды соблюдают исламские законы. Но и не все курды настолько фанатичны как, например, арабы, персы и другие. У нас более демократические взгляды: большинство наших девушек ходят без платков, без паранджи. Курды зороастрийцы - представители язычества (зороастризм). Они поклоняются ангелу Заратуштре, не веря в бога.

Военный конфликт в Сирии, переросший в гражданскую войну, в самом начале был очень похож на политический конфликт в Украине. По крайней мере, до того момента как в украинский кризис не вмешалась Россия. Так было и с Сирией. Можно было считать, что противостояние сил президента Асада и оппозиции - это внутренний конфликт, хоть и спровоцированный событиями Арабской Весны. Однако дальнейшее развитие событий спровоцировало возобновление тех конфликтов, которые считались практически угасшими, но вышедшими далеко за рамки внутреннего сирийского конфликта, как например противостояние Турции и “Рабочей Партии Курдистана”.

Ты давно на войне?

Давно. Уже можно сказать 7 лет. Я был бойцом РПК еще в Турции, но в YPG ( ред. - Отряды Народной Самообороны партии “Демократический союз” сирийских курдов) вступил в Январе 2014.

Через какую организацию оказался в YPG? Трудно ли попасть к вам иностранцам?

Я оказался в YPG через РПК. Ничего трудного в том, что бы сюда попасть, я вообще не вижу. К нам легко попасть не только курдам, но и иностранцам. У нас в YPG есть 2 иностранных батальона - "Lions of Rojava" и "Libetry Lions". В них можно встретить американцев, представителей Европы, Азии, и даже Африки.

Много ли к вам приезжают из русскоязычных стран? Откуда вообще приезжают и какие они представляют организации?

Ну кроме себя я не встретил ни одного русскоговорящего. Но это не говорит о том, что в YPG нет русскоговорящих вообще.

У нас в YPG полно представителей разных наций. Я встречал многих. Даже знаком с тем самым американцем Джорданом Матсоном. Еще знаком с парой британцев и еще тремя американцами. Так же в YPG есть много арабских военных академий и батальонов где служат местные арабы, которые приезжают их соседних стран. Есть турки, есть евреи, есть кто угодно.

РПК - военизированное движение турецких курдов, борющихся за свою автономию (независимость) в рамках турецкого государства. В общем представлении, РПК - типичная террористическая организация состоящая из тысяч боевиков, но пользующаяся массовой поддержкой среди турецких курдов. К тому же, РПК находится на левых идеологических позициях, очень похожих на те, которые называют “сталинистскими”, что добавляет РПК поддержки среди европейских левых. Именно тех, которые всегда оправдывают любую военную агрессию Российской Федерации, в том числе и в Украине, устраивая информационные кампании в поддержку в Европе. Такие левые с симпатией относятся и к президенту Сирии Башаду Асаду.

rVqPlCNUloI

Но есть и те левые, кто поддерживает РПК из-за мотивов борьбы с Исламским Государством, но не питая симпатий к “сталинизму". За время развития идеологии в партии значительно отошли от необходимого соглашательства с СССР, а сама политическая платформа стала в значительной мере похожей на анархизм. Именно такой подход привлекает левую европейскую молодежь к участию в военных действиях против ИГИЛ в рядах YPG. На освобожденных от исламистов территориях, курдами создаются самоуправляемые народные советы, не связанные в структуру государственного подчинения. Во многом это вызвано спецификой военных дейтсвий, когда на территории где ведутся столкновения, государственный аппарат перестает функционировать вообще. 

KiNSEYtxlvI

Деятельность РПК уходит корнями в геополитическую обстановку 1970-хх, когда СССР оказывал прямую военную и финансовую помощь любым террористическим организациям на Ближнем Востоке, которые могли бы пригодиться для глобального противостояния с США и другими про-американскими правительствами, как например в Турции. В свою очередь, Турция рассматривала Сирию, как своего противника, пытаясь расширять свое влияние на суннитов Ближнего Востока, Кавказ и Среднюю Азию. Сирия же помогала турецким курдам, предоставляя им, например, убежище.

На счету РПК десятки террористических актов против представителей власти Турции, а так же против гражданских лиц. Но в 1990-хх, после распада СССР, деятельность РПК пошла на спад и практически замерла. После ареста лидера РПК Абдуллы Оджалана турецкими властями в 1999-м, было объявлено “перемирие”. Но расширение Исламского Государства сделало  проект РПК потенциальным союзником США и НАТО, которому официально оказывается военная помощь.

Расскажи о своем отношении к США. Как оцениваешь их роль в войне?

На счет США и их турецких союзники в НАТО: я уверен что они имеют отношение к появлению ИГ. Они все вместе создали эту организацию для своих целей. Но тут два игрока - США и Турция. Они одновременно используют ИГ для своих игр. Американцам нужно свержение Асада и свержение шиитского режима в Ираке. Таким образом, они уберут двух союзников России на Ближнем Востоке.

США хочет разбить Сирию на 2-3 части и разделить Ирак, создав везде про-американские государства. Так же США хотят использовать Курдистан, сделав его своим союзником. Американцам выгоден независимый Курдистан, для того чтобы у их другого союзника - Израиля, был свой союзник на Ближнем Востоке. Но США против того, чтоб ИГ давили курдов и, потому, США и страны НАТО вооружают Пешмергу (Иракских Курдов). Но нас, сирийских курдов, пока никто не вооружил.

Мне не нравится политика США и их президент. Поэтому я отношусь к их политике слегка отрицательно, хотя в основном все курды к ним относятся с симпатией и поддерживают США, думая что американцы от сердца помогают курдам. Но я - военный, и мне виднее. Да, они помогают курдам. Да, им нужен независимый Курдистан. Но я сказал зачем. Ну и, конечно, они были бы не против использовать наши ресурсы и нефть. Поэтому, я не отношусь к США положительно.

Расскажи о качестве военной подготовки.

Военная подготовка в YPG не такая уж и элитная или профессиональная, как хотелось бы. Все зависит от тренировочной базы, на которую попадают новобранцы перед вступлением в YPG.

Сначала новобранцы вступают в академию. Например, я попал в академию “Шехита Делована”. Нас обучали недолго, но можно сказать "более-менее". По крайне мере обращаться с оружием нас научили очень даже и хорошо. Но лично мне это было не так важно, потому как почти каждый местный боец YPG уже обучен: мы уже отслужили или в сирийской, или турецкой армии.

Есть и специальные академии , где обучают серьезней. Но физически гоняют везде не плохо. Есть и специальная наша часть “YAT-Yekiniyen Anti Terror” (рус. - “силы антитерророра”). Их обучают, как професиональный спецназ.

Кто поставляет оружие и военных инструкторов?

В начале 2014 мы сотрудничали с сирийской армией. Асад поставлял нам старое стрелковое оружие, старые гранатометы и другую ерунду. Ничего серьезного, например из техники, сирийская армия нам не дала. Ходили слухи, что нам помогает Иран. Но я лично про это не знаю.

Позже у нас были конфликты с армией Сирии. После того нам уже никто не помогал. Вообще никто. Никаких инструкторов и оружия не поступало. Нам только потом оказывала помощь "Пешмерга" (ред. - военизированные силы иракских курдов). О том, откуда оружие у них, мне не известно.

Сейчас мы уладили проблемы с армией Сирии. Возможно, сейчас они нам опять начнут помогать.

На данный момент, боевое крыло РПК - “Народные Силы Самообороны” являются авангардом борьбы с джихадистами в Сирии. Их популярность в мире растет, а участие в военном конфликте дает возможность расширения своего политического влияния, широкого доступа к оружию и обучению военными инструкторами, предоставленными силами антиджихадистской Коалиции. Потому, для Турции силы РПК - намного более принципиальные враги, чем представители Исламского Государства, так как деятельность РПК непосредственно угрожает территориальной целостности Турции и может стать помехой расширения ее геополитического влияния.

Расскажи о роли Турции в конфликте. Какую роль она играет в войне и в каких результатах заинтересована?

Турция и есть создатель и спонсор Исламского Государства. Тут это все понимают. Я не знаю зачем они создали этот ИГИЛ, но я уверен, что им есть от этого определенная выгода. Хотя бы потому, что им нужно уничтожить курдов в Сирии и не допустить создания Сирийского Курдистана. Турция боится появления независимого Курдистана, даже не на своей территории, а хотя бы в Сирии.

Мы будем помогать курдам в Турции. Естественно, Турции не нужна такая сила, которая могла бы дать отпор или же реально помочь турецким курдам в создании, не то что государства, а хотя бы автономии. Туркам это невыгодно. Они пытаются уничтожить нас руками ИГ. Есть и другие цели. Им выгодно окончательно развалить Сирию и чтобы Асад был свергнут .

Но это то, что очевидно. Это мое мнение. Что именно им надо я, конечно же, точно не знаю.

Месяц назад, 20 июля, в турецком приграничном городе Суруч, который находится недалеко от знаменитого Кобани, произошел кровавый теракт, направленный против левых активистов (коммунистов и анархистов), отправляющихся в Роджаву (сирийский Курдистан) для восстановления инфраструктуры, разрушенной войной. Количество убитых приблизилось к 40. Взрыв был осуществлен террористом-смертником курдского происхождения. По понятным причинам, очевидно что организация теракта не обошлась без участия боевиков Исламского Государства.

Турецкие власти воспользовались моментом. Они объявили операцию по нейтрализации террористической угрозы. Но вместо запрета исламистских группировок внутри страны связанных с ИГ, полиция начала широкомасштабную операцию по поимке активистов РПК и обысков партийных помещений, официально приравняв террористов из ИГ внутри Турции с боевиками РПК и военными YPG.

Есть ли среди ИГ курды и если да то, по каким причинам они уходят в его ряды?

В ИГИЛ есть курды. Но, конечно, ни один местный курд не уйдет в ИГ. Часто, курды, попадая в плен, поддаются зомбированию со стороны пропагандистов ИГ месяцами. Потом их заставляют вступать в ИГ, угрожая массовыми расстрелами пленных. Естественно большинство пленных соглашается. Вот как-то так.

Есть и другие курды - фанатики-исламисты, которые добровольно вступают в ряды ИГ. Таких свиней я готов убивать в любом месте. У меня даже оскорблений подходящих для них нет.

Следишь за конфликтом в Украине?

Слежу. И не только я слежу. Я изучил ситуацию в Украине и ситуацию в “ДНР” и “ЛНР”. Я многое знаю об украинской войне. Но в Курдистане сейчас своих проблем хватает, и конечно не все курды так уж следят за Украиной. Это и понятно. Но если и следят, то большинство на стороне Украины и против “ДНР” и “ЛНР”.

Я так же на стороне Украины, потому-что я вижу справедливость на стороне Украины. Но я так же вижу и минусы с украинской стороны. Но, однозначно, на стороне так называемых "ополченцев" я не вижу справедливости. Никакой.

Lr5FL ACCDg

В момент общения, Халиль находился в зоне военных столкновений возле города Кобани, который штурмовали силы ИГ. Халиль принимал участие в боях на стороне курдской самообороны YPG, рассказывая, что им приходится одновременно воевать как против исламистов, так и против регулярных турецких соединений, которые оказывают помощь силам ИГ. Со слов Халиля, силы Турции и ИГ выступили сообща против сил YPG. В боях за Кобани Халиль потерял двоюродного брата, племянника и 7-рых друзей. На момент последнего общения, он находился в больнице с ранением руки и уже более месяца не выходил на связь. Есть основания полагать, что Халиля больше нет в живых.