О чем говорили на Львовском медиафоруме. Главные темы

Опубликовано: Воскресенье, 28 мая 2017 13:45
Danil Romanchuk Автор статьи:

В субботу, 27 мая, во Львове завершился Lviv Media Forum. В рамках заявленной организаторами главной темы - "Шу(че)каємо нові алгоритми" около сотни спикеров успели рассказать о главных мировых медиатрендах. #Буквы прослушали выступления, выделили наиболее показательные цитаты первого дня медиафорума, а также сделали краткий пересказ мнений спикеров по наиболее важным темам события.

 О СОЦСЕТЯХ И МЕССЕНДЖЕРАХ

На протяжении трех дней медиафорума о соцсетях в том или ином ключе вспоминали почти все спикеры, к примеру, Джордж Брок, преподователь журналистики в City University London, предрек, что Facebook вскоре может стать  квазижурналистской организацией, поскольку последние изменения, касающиеся персонализации, являются, по его мнению, внедрением чисто журналистских методов обработки информации.

О том, насколько важны соцсети в распространении видеоконтента и насколько изменились привычки потребления такого контента, рассказал Тимур Олевский из "Настоящего времени". По его словам, 75 % аудитории "Настоящего времени" смотрят часовые новости всего 30 секунд.

Об угрозах, которые несут в себе соцсети, упомянул мимоходом Тони Барбер из Financial Times, заявив, что соцсети "раздувают голоса экстремистов", голоса, которые ранее не имели бы никаких шансов достучаться до людей.

В связи с этим не мог не возникнуть вопрос о недавнем запрете российских соцсетей в Украине. Корреспондент The Daily Signal Нолан Петерсон, который вот уже несколько лет живет в Украине и рассказывает американской аудитории о войне на Донбассе, раскритиковал запрет, заметив, что он был бы более эффективным в 2014 году, а сейчас выглядит "несправеливым", "странным" и "недемократичным".

Нолан Петерсон

Фото: Lviv Media Forum

О том, что мессенджеры вскоре станут популярее соцсетей, в последнее время говорят достаточно часто. Упомянули о мессенджерах и на медиафоруме. Экс-главред Apparat Андрей Бродецкий рассказывал о Telegram-каналах, главное преимущество которых в том, что можно быстро набрать аудиторию и отсутствуют комментарии, кроме того, их аудитория является достаточно "продвинутой" (студенты, молодые профессионалы, представители IT, маркетинга, диджитала), что, по мнению Бродецкого, является несомненным плюсом. Эффективным вопросом для проверки хороших каналов Telegram, считает он, является: "Что я потеряю, если откажусь от подписки на этот канал?"

О ФЕЙКАХ

В последнее время фейковые новости и борьба с ними стали одной из наиболее актуальных и важных тем для СМИ, особенно в свете проводимой РФ гибридной войны, в контексте Brexit и выборов в США.
На медиафоруме во Львове тема фейковых новостей также активно обсуждалась. Тони Барбер из Financial Times говорил о фейковых новостях в контексте Brexit и победы Дональда Трампа. По его мнению, американские СМИ во время выборов были ослеплены и утратили контакт с аудиторией. Медиаорганизации быстро стали частью медиапузыря, организованного политиками.

В свою очередь Александр Ткаченко ("1+1") считает, что проблема не в фейковых новостях, а в том, что их готовы воспринимать.

Нолан Петерсон из The Daily Signal говорил о фейковых новостях в контексте боевых действий на Донбассе: "Фейковые новости - это оружие, и все мы стали свидетелями того, как Россия превратила фейковые новости в мощное оружие. Это видно как в Украине, так и в США", - считает он отметив, что "никогда в истории еще не было так легко врать, как сейчас".

Александра Майда, польский журналист, которая ранее работала в топ-изданиях страны –Rzeczpospolita и TVN24, рассказала, как избегает фейков редакция сайта гражданской журналистики Kontakt24, который специализируется на user generated content, событиях, о которых сообщают сами читатели.

"В это сложно поверить, но мы почти никогда не получаем ложную информацию от наших репортеров. Информацию, которую мы не можем проверить, мы не используем. Когда мы получаем информацию, наш работник контактирует с информатором и узнает детали, есть еще один работник, который проверяет эту информацию в официальных источниках. Когда мы проверили, что информация является правдивой, мы отправляем туда своего репортера", - рассказала Майда.

Александра Майда

Фото: Lviv Media Forum

О ФОТО И ВИДЕО

Спикеры медиафорума много и охотно говорили о роли видео в работе журналиста, об упадке традиционных медиа, в частности телевидения, о мультимедиа – навыках, необходимых для работы современному журналисту. Как подметил Марк Иган, бывший журналист ВВС, а ныне член команды Purple Bridge Media, одной из самых известных в Британии компаний, которая учит создавать видеоконтент, "мобильный телефон - это швейцарский нож для медиа. Сегодня многие имеют хорошие цифровые камеры, но они лежат в ящиках. Ибо на события все берут смартфоны. Потому что камера не может отправлять твиты и подключаться к Snapchat".

Тимур Олевский ("Настоящее время") также приходит к выводу, что телевидение больше не справляется со своей задачей – нельзя заставить человека следовать сценарию новостной программы. Выход из ситуации он видит в видеоблогинге и личностном рассказе, а большой экран предлагает оставить для приставок.

Более того, Тимур Олевский считает, что изменились не только привычки потребления видеоконтента, но и сами принципы построения видеорепортажа. По словам Олевского, работая на Донбассе во время боевых действий, он сделал ряд выводов: не следует снимать на большую камеру, в репортаже не может быть репортажного плана (30-секундное видео может зацепить больше), а журналист не должен появляться в кадре.

Тимур Олевский

Фото: Lviv Media Forum

Вообще, по его мнению, журналист в кадре перестает восприниматься как правдивый источник информации. Сейчас журналист, который работает в поле и в кадре, - в какой-то момент ради доверия должен превращаться в YouTube-блогера, таким образом, классический стендап должен окончательно кануть в лету, а журналист больше не может быть просто говорящей головой в кадре.

Тимур Олевский таже отметил, что война в Сирии продемонстрировала абсолютный провал видеожурналистики:  так и не было сделано ни одной истории, чтобы кровавые события в Сирии всерьез заинтересовали кого-нибудь за пределами региона. По его словам, все, что он видел, не воспринималось как трагедия, а было скорее развлекательным жанром. Лучшим журналистским материалом из Сирии Олевский называет послания 7-летней Баны Алабед, которая стала известна благодаря своим записям в Twitter из осажденного Алеппо. "Девочка привлекает внимание к судьбе обычного человека – возможно, это единственный способ рассказать о таких конфликтах", - считает Тимур Олевский.

Говоря о роли фотографии в работе журналиста, лауреат Пулитцеровской премии 1983 года Деннис Чемберлин из-за визуальной перегрузки (около 2 млрд картинок загружается в интернет каждый день) очень сложно достучаться до читателя. Он считает, что подавляющее большинство журналистов в своих текстах грешат так называемой визуальной риторикой: когда есть только 2-3 изображения, которые о чем-то говорят про ситуацию или героя, - все остальное ни о чем. По мнению Чемберлина, проблема в том, что журналисты не понимают, казалось бы, простой вещи, что должна быть связь между текстом и визуальной информацией - зачастую ее нет.

Деннис Чемберлин

Фото: Lviv Media Forum

О МЕТОДАХ РЕПОРТАЖА

Теме репортажа на Львовском медиафоруме была посвящена отдельная тематическая панель, на которую были приглашены иностранные репортеры с очень разнообразным опытом репортерской работы.

Корреспондент BBC World News Ялда Хаким рассказала о принципах, которыми руководствуются репортеры BBC при освещении событий, в частности, на Близком Востоке.

Ялда Хаким утверждает, что в конфликтной ситуации следует отображать все стороны события - журналисты должны оставаться независимой стороной:

"Ваша работа как журналиста - дать широкий диапазон взглядов, чтоб читатели сами решили", - считает Хаким. "Мы (BBC) собираем информацию и даем аудитории, но мы очень осторожно относимся к навешиванию ярлыков. Неангажированность - это ядро всего того, что мы делаем", - подчеркнула она.

Ялда Хаким

Фото: Lviv Media Forum

Нолан Петерсон из The Daily Signal также считает, что журналисты даже в случае войны должны оставаться объективными и критически относиться к любой информации, исходящей от государства. По его мнению, журналист не должен стать "рупором собственного государства" - его задача быть "надсмотрщиком правды", а история должна писаться не политиками и пропагандистами, а журналистами, ищущими правду.

Елена Костюченко, российский репортер "Новой газеты", рассказала о методе "включенного наблюдения". Особенностью метода является то, что журналист работает под прикрытием, изнутри ситуации. Сама Костюченко за 12 лет работы в издании применяла этот метод всего пару раз. Один раз, когда делала материал о трассовых проститутках. По словам Костюченко, для этого метода всегда нужна легенда, которая максимально близка к твоей собственной биографии. Во время работы над материалом о проститутках Елена представляется филологом.

Кроме этого, нужна еще ситуация - обстоятельства, которые позволяют максимально долго задавать вопросы. В случае с "проститутками" – Елена представлялась посетителем придорожного кафе.

Чтобы не попасться, Костюченко рекомендует вынимать дисконтные карты из кошелька и чистить свой телефон. Кроме того, очень важно правильно знакомиться. Не форсировать ситуацию. Находясь в группе, надо выбрать "проводника" со схожим психотипом - не аутсайдера и не лидера. Не нужно пытаться стать своим. По ее словам, метод "включенного наблюдения" подразумевает работу на грани "свой - чужой". Если не сидели в тюрьме - не надо использовать тюремный язык. Для многих друзей Елены Костюченко это плохо закончилось.

Елена Костюченко

Фото: Lviv Media Forum

Процесс коммуникации должен чередоваться с молчанием. Все перемещения в пространстве должны быть обусловлены целями. Во время конфликтных ситуаций внутри коллектива важно не ставать ни на чью сторону.

По словам Костюченко, очень важно также заранее определить границы, на что вы готовы? Если предлагают выпить или принять наркотики. Сама Костюченко определила для себя, что готова вмешиваться только тогда, когда кому-то могут навредить физически или кому-то грозит смерть.

Нужно заранее продумать, как записывать материал. Сама Костюченко использовала маленький блокнотик: спрятанный диктофон, по ее мнению, - это угроза. И нужно также заранее продумать свою эвакуацию.

Говоря об опасностях метода "включенного наблюдения", Костюченко сделал акцент на психологических угрозах, которые подстерегают журналиста: прежде всего речь идет о "синдроме крота", когда происходит максимальное приближение к ценностям объекта и в какой-то момент они могут заместить ценности агента. Свое состояние отслеживать сложно - в идеале для журналиста нужен внешний куратор (например, редактор), который скажет, что все - ты готов, уходи. Нужно четко отслеживать свои симпатии и антипатии, так как появляются свои отношения с героями репортажа.

Так как метод строится на обмане, Елена рекомендует сохранять анонимность своих героев.

Также при длительном и частом использовании этого метода журналисту может грозить посттравматическое стрессовое расстройство и выгорание, так что главное, по мнению Костюченко, не пропустить момент и воспользоваться помощью профессионалов, иначе журналиста ждет эмоцианальное разрушение.