«Новый формат» вместо АТО: пафосные заявления или возвращение Донбасса?

Опубликовано: Пятница, 16 июня 2017 11:05
Марина Мойнихан Автор статьи:

"Военные действия продолжаются на востоке Украины уже три года и переросли как по продолжительности, так и по масштабам формат АТО", - заявил во вторник, 13 июня, секретарь СНБО Александр Турчинов. Позже с обещанием по-новому задействовать ВСУ на востоке страны выступили депутаты от "Народного фронта". Несмотря на то, что это во многом отражает настроения украинского общества, предложение перейти к новому формату защиты государства вызвало закономерные вопросы. #Буквы проанализировали заявление Турчинова и критические замечания в его адрес.

ЧТО БЫЛО СКАЗАНО?

Ключевой тезис заявления Турчинова: "Пришло время не просто признать оккупированными некоторые регионы Донецкой и Луганской областей, но четко, на законодательном уровне определить основы государственной политики по их освобождению. Необходима эффективная технология защиты страны, а для этого законодательно нужно предоставить Президенту право применять ВСУ и другие военные формирования против гибридной агрессии со стороны РФ".

Напомним, что Турчинов объяснял свое нежелание вводить военное положение в апреле 2014 года длившейся на тот момент президентской кампанией. В интервью BBC он рассказал, что до избрания нового президента в мае 2014-го существовала угроза обращения "легитимного" президента Януковича к российским властям с требованием ввести войска в Украину. Согласно закону о военном положении, во время военного положения в Украине запрещены выборы всех уровней.

Введение военного положения, на нынешний взгляд Турчинова, также не отвечает нынешним современным вызовам. По его словам, украинское законодательство формировалось на основе представлений ХХ века о классической войне и не учитывало возможностей гибридной агрессии, которую сейчас ведет РФ. "Несмотря на распространенное мнение, согласно нашему законодательству, введение военного положения предполагает лишь наличие особенного правового режима в стране или в ее отдельных регионах и не предоставляет автоматического права на использование ВСУ и других воинских формирований", - поясняет Турчинов.

Это действительно так. На фоне дискуссии о целесообразности введения военного положения в начале 2017 года #Буквы подробно разбирали соответствующий закон Украины. Согласно ему, военное положение – это особый правовой режим, вводимый в Украине или в отдельных ее местностях в случае вооруженной агрессии, угрозы нападения, нарушения территориальной целостности страны. В законе речь идет в первую очередь об организационных моментах, которыми в основном занимаются военные администрации. Например, об установлении особого режима въезда, комендантского часа или об особенностях расселения военных, а также о разного рода "санитарных" мерах (контроль за работой вещательных и полиграфических предприятий, прекращение оборота алкоголя, усиленная охрана гостайны).

Полномочия Генерального штаба ВСУ при введении военного положения заключены лишь в четырех пунктах ст. 14 этого закона: они касаются того, как именно Генштаб принимает участие в реализации вышеперечисленных мероприятий. Итак, речь в законе скорее идет о новых принципах организации гражданской жизни в условиях войны.

14 июня аргументы Турчинова о том, что формат АТО себя исчерпал, повторил нардеп Андрей Тетерук – и пообещал, что законопроект, "позволяющий начать новый этап использования ВСУ", будет подан на следующей неделе. "Будут расширены возможности применения наших Вооруженных сил. Оперативный штаб будет включать в себя все наши воинские подразделения, также центрально сюда будут интегрированы наши ВЦА, чтобы в зоне военного конфликта все действия были четкими и выполнялись в последовательном варианте", - пояснил он, также отказавшись комментировать подробности законопроекта до обнародования текста.

КАК МОЖНО РЕАЛИЗОВАТЬ ПОДОБНУЮ ИНИЦИАТИВУ?

"Это очень серьезный вопрос, требующий обсуждения в профессиональной экспертной среде, - поясняет Турчинов свою позицию. - Уточненный законопроект "О восстановлении государственного суверенитета Украины над временно оккупированными территориями Донецкой и Луганской областей" будет представлен Президенту, после чего, надеюсь, он оперативно будет внесен в Верховную Раду".

По его словам, помимо расширения права Президента относительно командования ВСУ, необходимо создать постоянно действующий в зоне противостояния Оперативный штаб с широкими полномочиями для комплексного управления ВСУ, всеми силовыми структурами и военно-гражданскими администрациями. Фактически речь идет о том, чтобы по-новому задействовать Вооруженные силы вне рамок АТО или военного положения.

Многие предположили, что подобный шаг будет означать долгожданное признание факта российской оккупации на законодательном уровне – о необходимости подобного решения, в частности, написал в своем Facebook Мустафа Найем. Напомним, что сам Найем 10 мая зарегистрировал законопроект № 6400-2 "О временно оккупированной Российской Федерацией территории Украины". В нем подчеркивается, что у власти отсутствует комплексный подход в сфере контроля над временно оккупированными территориями, а действующие нормативно-правовые акты Украины не решают задач по восстановлению государственного суверенитета и территориальной целостности Украины. Поэтому нардеп позитивно оценивает возможность появления новой политики относительно освобождения территорий Донбасса, потенциально заложенной в инициативе СНБО.

Однако на данный момент текст указанного Турчиновым нового законопроекта не был представлен. "Я ни от одного эксперта или чиновника не слышал о подготовке такого законопроекта", - пишет Найем. Заместитель председателя фракции БПП Анатолий Матвиенко, поддерживающий введение военного положения, говорит, что ему также неизвестны авторы подобного документа. Многие акцентировали внимание на "секретности" проекта в связи с желанием СНБО оперативно внести его в Раду. В связи с этим Найем добавляет, что до конца текущей сессии ВР остается две пленарные недели, и если закон не будет принят за это время, формат АТО сохранится еще как минимум четыре месяца.

Но срочное принятие новых принципов обороны через Парламент также создает проблемы. "Анонсированный законопроект настолько масштабный, что попытки "протянуть" его через Парламент в столь короткие сроки вызовут не только вопросы, но и сопротивление", - поясняет депутат. "В противном [случае] это маленькое повторение подписания Минских соглашений", - добавляет он, настаивая на широком инклюзивном обсуждении подобного документа.

В похожем ключе возможность прекращения АТО истолковал и экс-начальник Главного следственного управления СБУ Василий Вовк – правда, оценив такую перспективу категорически негативно. "Это своеобразная подготовка к замораживанию конфликта и превращению ситуации на востоке в очередное Приднестровье. Очевидно, что АТО не исчерпала себя, она себя не оправдывает", - заявил он, назвав переговоры в минском формате тупиком.

Однако некоторые спикеры считают, что инициатива СНБО не дублирует Минские соглашения – она их нарушает.

НАСКОЛЬКО ЭТО ПРАВОМЕРНО?

Заявление Турчинова раскритиковал нардеп от "Оппозиционного блока" Вадим Новинский. "Это не укладывается в Минские соглашения, как и блокада Донбасса. По сути, военное положение хотят ввести для того, чтобы эти территории не участвовали в избирательном процессе", - пояснил он в прямом эфире.

По его словам, решение конфликта военным путем не может быть альтернативой Минским договоренностям. Депутат добавил, что его политсила в свое время подала во исполнение Минских соглашений ряд законопроектов, "но они лежат в Парламенте без движения". Судя по всему, речь идет о пакете законопроектов, зарегистрированных в Раде в 2015 году, в т. ч. № 2348 от 10.03.2015 (о создании Комитета по вопросам комплексного решения проблем Донецкой и Луганской областей), № 2419 от 19.03.2015 (о создании на Донбассе свободной экономической зоны) и т. д. Все они так или иначе касаются особенностей социальной и экономической реинтеграции Донбасса без восстановления контроля над ним в той форме, которую подразумевает СНБО – то есть без освобождения военным путем.

Однако сам Турчинов убежден, что его подход "только усилит фундамент Минских соглашений, поскольку их реализация невозможна без решения вопросов безопасности и без освобождения оккупированной украинской территории".

Для того, чтобы оценить правомерность такого заявления, следует обратиться к самим Минским договоренностям. Как напоминает Министерство по вопросам временно оккупированных территорий, комплекс мер по выполнению Минских соглашений, утвержденный Резолюцией Совбеза ООН №2202 (2015) от 17.02.2015 – международно-правовой документ, обязательный для выполнения. Напомним, что комплекс мер, согласие с которым со стороны Украины подписал Леонид Кучма, включает, помимо прочего:

  • Полное прекращение огня в отдельных районах Донецкой и Луганской областей;
  • Создание многокилометровых зон безопасности путем отвода тяжелых вооружений;
  • Ведение диалога о возможности местных выборов на временно оккупированных территориях.

Говоря о том, что реализация Минских соглашений невозможна без освобождения оккупированных территорий, Турчинов, по-видимому, имеет в виду социально-экономические и гуманитарные меры (такие, как возобновление налогообложения и восстановление банковской системы). Однако предложение освободить Донбасс неким альтернативно-военным путем (вне АТО и объявления военного положения) противоречит основному пункту договоренностей – о всеобъемлющем прекращении огня. И это снова заводит украинскую сторону в дипломатический тупик.

Советник министра по вопросам временно оккупированных территорий и внутренне перемещенных лиц Украины Олеся Цыбулько в комментарии #Буквам рассказала, что на ее взгляд это заявление - скорее чисто политическое. "Турчинов собирается подавать законопроект о завершении АТО и оккупированных территориях – но мы не видели текста, мы не можем рассуждать о том, что там будет. Но уже объявлено, что "Народный фронт" будет подавать, а Президент озвучил, что он будет подавать законопроект о реинтеграции территорий, опирающийся на выполнение Минских договоренностей".

"Если же мы будем говорить конкретно о военном пути [восстановления территориальной целостности], то давайте говорить откровенно – он приведет к множеству жертв среди гражданского населения, потому что бои будут проходить в городах: Донбасс – плотно населенный регион. После того, как все завершится, кто-то будет нести за это ответственность. Кто именно? Главнокомандующий", - поясняет Цыбулько, приводя в качестве примера Трибунал по бывшей Югославии, в результате которого наказание за гибель гражданских понесли обвиняемые с разных сторон конфликта.

"Это скорее вопрос политики, чем фактического возвращения Донбасса", - говорит она, отмечая, что если раньше такую ответственность нес бы сам Турчинов, то сейчас она может быть возложена на Порошенко. "Господин Турчинов уже был главнокомандующим, когда еще не было танков, и была возможность освобождать захваченные здания", - добавляет Цыбулько, поясняя, что протоколы СНБО того времени не были обнародованы, и сложно судить о том, почему тогда это не делалось.

Так или иначе, законопроект, вокруг которого развернулось столько дискуссий, все еще не зарегистрирован. И до тех пор, пока не появится его текст, любые рассуждения на тему его целесообразности будут преждевременными.