Рейтинг героев 7 сезона «Игры престолов» по версии политологов: чья стратегия лучше?

Опубликовано: Вторник, 29 августа 2017 11:15
Марина Мойнихан Автор статьи:

Седьмой сезон "Игры престолов" закончился, и настало время подведения итогов. Нас ждут многочисленные списки лучших сцен/монологов/костюмов и прочая вкусовщина, и лишь рейтинг главных персонажей сериала как политиков может претендовать на объективность: их потери и победы говорят сами за себя. Vox с помощью политолога Дэна Дрезнера составил топ героев этого сезона - от неудачников к лидерам - и рассказал, какую стратегическую модель использовал каждый из них. #Буквы публикуют перевод этого текста. Внимание, в тексте есть спойлеры!

12. ДЕЙНЕРИС ТАРГАРИЕН

В начале сезона у Дейнерис в руках были все карты: самая мощная армия, три сильных союзника, благородная цель (уничтожить "колесо, которое давит простых людей"). Но что важнее, она была единственным обладателем мощнейшей военной технологии – драконов – и по праву могла занять в конце сезона Железный трон, приготовившись отразить угрозу Белых ходоков с Севера.

Но она чудовищно просчиталась.

Дейнерис потеряла двух из трех своих союзников – Дорн и Хайгарден – а лидер третьего, Яра Грейджой, попала в плен. Дейнерис обрела нового союзника, Джона Сноу, но он не компенсировал ей эти потери. К тому же, она самым глупым образом доставила дракона прямо в руки Короля Ночи, своего главного военного противника. Некомпетентность Матери драконов поставила под угрозу всю планету, поэтому она получает самую низкую строчку в рейтинге.

Почему Дэни потерпела столь эпическую неудачу? Ее народ – из тех, что на языке международных отношений принято называть ревизионистской силой. Это страна, которая пытается нарушить политический статус-кво, создав новый международный порядок на своих условиях. Например, так действовали наполеоновская Франция, Япония в период Второй мировой войны – и так действует современная Россия.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
7 причин смотреть новый сезон "Игры престолов"

Проведя статистическое исследование, Джейсон Лайелл из Йельского университета пришел к выводу, что ревизионисты часто терпят неудачу, выбирая изначально проигрышную стратегию. По его словам, причина этого – то, что лидеры таких стран обеспечивают себе поддержку за счет грандиозных обещаний нового мирового порядка, и им приходится подтверждать слова делом. В результате они выстраивают свою тактику, опираясь на эти обещания, и часто используют привлекательные, но рискованные меры вместо более разумных, потому что последние не соответствуют их сложившемуся имиджу.
Именно это и сгубило Дейнерис в седьмом сезоне. Поначалу она обещала быть великодушным завоевателем – не сжигать Королевскую гавань дотла и не оккупировать города. Это вынудило ее постоянно держать драконов "на привязи" вместо того, чтобы придумать им какое-то изобретательное применение. Почему бы не сжечь Красный замок и не убить Серсею, при этом не навредив мирным жителям в Королевской гавани? Почему не приказать драконам уничтожить флот Эурона? Почему бы дотракийским всадникам не напасть на армию Серсеи вдали от Королевской гавани, оставив за собой возможность загнать в засаду войска Ланнистеров, которые рискнут покинуть столицу?

Позже, растеряв своих главных союзников, Дейнерис стала сосредоточенно добиваться того, чтобы ей присягнул Джон Сноу – и это привело к новой проблеме. Она подвергла драконов чрезмерному риску, послав их спасать Джона из лап врага, чью боеспособность она плохо себе представляла. Джон был спасен и пообещал быть верным Дейнерис (все как в теории Лайелла) – но при этом оружие массового поражения досталось врагу, который не прочь стереть с лица земли все живое.

Это был ревизионизм в самом бездарном его проявлении.

11. ПЕТИР БЕЙЛИШ (МИЗИНЕЦ)

Само собой, уже мертвый. Все его козни ни к чему не привели: когда Арья Старк перерезала Бейлишу горло, Рыцари Долины лишь молча наблюдали. Его провал был менее оглушительным, чем у Дейнерис, но лишь потому, что у Мизинца было меньше возможностей, а последствия интриг Бейлиша обернулись против него самого, а не против целого мира.

Проблема заключалась в том, что он сам себя перехитрил. Мизинец хотел жениться на Сансе и заявить претензии на трон Севера, но понимал, что ему не добиться этого, покуда на сцене находится не доверяющая ему Арья. Поэтому он решил настроить Сансу против сестры; однако вышло так, что девушки решили избавиться от него самого. Не имея по-настоящему преданных соратников, Мизинец был беспомощен, когда леди Винтерфелла приговорила его к смерти.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
Что пишут критики о продолжении "Игры престолов": обзор прессы

Сам подход Мизинца к узурпации власти не очень надежен. Он считал, что важна только мощь людей, находящихся у тебя в подчинении; но Вестерос – это общество, где работает не одна лишь силовая политика, но также кодекс чести и многочисленные правила поведения. Существует целое направление в международных отношениях под названием конструктивизм, которое посвящено изучению этих идей, и оно вполне применимо к политике Вестероса.

"Отношения внутри социума в Вестеросе определяются не одними лишь подковерными играми, но также совместными трапезами, договорными браками и взаимными обещаниями, - пишет Чарли Карпентер из Массачусетского университета. – Периодическое нарушение этих правил лишь подчеркивает их силу".

И главное такое правило – верность знати Вестероса своим семьям. Старки, известные своей принципиальностью, никогда не предадут друг друга. Мизинец этого не понимал и считал, что может навязать Сансе свои убеждения. Он подписал себе приговор, переоценив силу страха и недооценив силу моральных убеждений в Вестеросе.

10, 9, 8. ОЛЕННА ТИРЕЛЛ, ЭЛЛАРИЯ СЭНД, ТЕОН И ЯРА ГРЕЙДЖОЙ

Три союзника Дейнерис начали седьмой сезон за здравие, а кончили за упокой. Оленна мертва. Элларию заставили наблюдать за смертью собственной дочери, а Яра Грейджой в плену у своего дяди Эурона, откуда девушку попытается спасти ее брат Теон.

Случившееся объясняется очень просто. Все они пытались использовать стратегию "примкни к победителю", пойдя за сильным лидером. Рэндалл Швеллер из Университета штата Огайо утверждает, что государства часто следуют за лидерами-ревизионистами вроде альянса Таргариенов, когда хотят укрепить свои силы на международной арене.

Поначалу это казалось разумным: Серсея убила родных Оленны и лишила ее семью шансов на трон, Эллария ненавидела Ланнистеров, а Яре и Теону нужна была помощь, чтобы сместить Эурона.

Беда такой стратегии в том, что ваш успех напрямую зависит от судьбы лидера, с которой вы связали свою. Союзники Дейнерис пали первыми жертвами ее нежелания или неумения вырвать у Серсеи раннюю победу. Они переоценили свои шансы и поплатились за это.

Теон Грйджой

7. ТИРИОН ЛАННИСТЕР

Положение Тириона было иным. Ему недостаточно было выработать стратегию для победы над сестрой (хотя в этом он не особо преуспел). В первую очередь ему нужно было сохранить свою роль десницы Дейнерис и задать направление ее действиям.

С этим он справился: к концу сезона Тирион сохранил свое положение при дворе, и Дейнерис доверила ему ведение переговоров с Серсеей. Но на протяжении сезона он часто самоустранялся от происходящего и терял влияние на королеву. Тирион то и дело отговаривал Дейнерис использовать драконов, даже когда в четвертой серии она выразила явное желание это сделать. А после успешной драконьей атаки на армию Джейме Ланнистера у Тириона было мало шансов быть услышанным, когда следовало отговорить Дейнерис от операции по спасению Джона – главной катастрофы этого сезона.

В своей знаменитой книге о Кубинском кризисе 1962 года "Сущность решения" гарвардский политолог Грэм Эллисон утверждает, что лидеры, решившиеся на определенные действия, ждут от своего окружения не советов, а поддержки. Советники, которые хотят влиять на последующие решения, должны обеспечить такую поддержку и не вступать со своим предводителем в открытое противостояние, а лишь подталкивать его к нужным действиям. Открытый конфликт лишь маргинализирует подчиненного и ослабит его позицию.

Отговаривая Дейнерис от "драконьих рейдов", Тирион подорвал свой авторитет в этом вопросе. Именно из-за того, что он плохо следил за расположением духа Дейнерис и не смог укрепить свой престиж в ее глазах, остаток сезона Тирион провел довольно неэффективно. Что ж, это умный мужчина, но он еще не научился тому, как вести себя с королевой.

Tyrion

6. АРЬЯ СТАРК

Первый персонаж в нашем списке, на чьем пути было больше побед, нежели неудач.

Тактика Арьи на протяжении всего сезона была простой и последовательной: убивать врагов своего дома. В начале сезона она атаковала Уолдера Фрейя и его наследников, отомстив за Красную свадьбу, а в конце казнила Мизинца за его многочисленные прегрешения против дома Старков.

И это неплохо сработало. Очевидно, Фрейи перестали быть политически влиятельной силой в Вестеросе, а смерть Мизинца укрепила власть Старков над Рыцарями долины, которые играют важную роль в их армии.

Это соответствует реальным свидетельствам того, как устранение лидера противников может при определенных обстоятельствах ослабить их мощь в целом. По словам Дженны Джордан (Технологический институт Джорджии), таким обстоятельством может быть наличие в стане противника харизматической лидерской структуры. Это означает, что силы врага возглавляет один или несколько влиятельных лидеров, и именно такие личности (а не бюрократические или идеологические связи) являются их движущей силой.

Это справедливо по отношению к обоим врагам, устраненным Арьей. В случае с домом Фрейев уничтожение всех мужчин рода покончило с угрозой, которую представляла эта семья. Что касается Мизинца, то он контролировал своих солдат за счет личной воли; как только его вывели на чистую воду и устранили, не осталось структуры, способной и дальше ставить палки в колеса Арье. Она выбрала правильные цели и уничтожила тех, кого следовало.

Arya

5. ЭУРОН ГРЕЙДЖОЙ

Не самый очевидный выбор, учитывая, что самое важное действие этого персонажа – строительство огромного флота после того, как Яра и Теон увели большую часть кораблей, - остался за кадром. Но сложно не согласиться с тем, что Эурон блестяще разыграл выпавшую ему карту: объявившись в начале 7 сезона как слабый правитель разделенного островного королевства, он финишировал с реальными шансами на брак с Серсеей и корону Вестероса.

В его случае главным было нарастить промышленный потенциал (способность достаточно быстро построить мощный флот), чтобы суметь торговаться в вопросах политики. Эурон понял, что у Пайка есть необходимый сильному игроку ресурс (флот), и смог обменять его на обещание постоянного союза.

Это напоминает о становлении США как глобальной силы; как отмечает Фарид Закария в своей книге "От богатства к власти", экономическая мощь Соединенных Штатов позволила бы им включиться в мировую политику на правах крупного игрока с сильной армией и дипломатическим авторитетом задолго до того, как это произошло в реальности. Не хватало лишь сосредоточения власти в исполнительной ветви и президента, обладающего достаточной волей, чтобы распространить свое влияние за границу. Это произошло в конце XIX – начале XX века, ориентировочно в период Испано-Американской войны.

Эурон проделал примерно то же самое для Пайка. Он – своего рода Теодор Рузвельт Железных островов; головорез, ставший лидером своей страны и способствовавший тому, чтобы она стала одним из сильнейших государств мира.

Euron

4. САНСА СТАРК

В этом сезоне на Сансе лежала большая ответственность. Пока Джон договаривался с Дейнерис, ей нужно было следить за подчиненными и параллельно защищаться от интриг Мизинца. С обеими задачами она справилась блестяще.

Пожалуй, Санса была единственным экранным персонажем, который занимался насущными проблемами в преддверии долгой зимы – например, она заботилась о том, как прокормить людей, которым грозит много лет неурожая. Своим эффективным управлением Санса завоевала доверие знаменосцев дома Старков – впечатляющая победа для юной девушки в патриархальном обществе.

На деле, именно подыгрывание гендерным ожиданиям окружающих сыграло важную роль в ее борьбе против лорда Бейлиша. Феминистки из числа экспертов по международным отношениям, в том числе Синтия Энлоу (Университет Кларка) утверждают, что международная система опирается на невидимый и зачастую малопрестижный труд женщин. В Вестеросе – месте, где власть передается мужчинам по наследству, а альянсы формируются посредством браков – это даже заметнее, чем в нашем современном мире.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
В Гарварде запускают курс по "Игре престолов"

Санса лучше других поняла, как работает такая система и как она формирует ожидания окружающих. Девушка не раз подчеркивала, что знала, чего хотел Мизинец – обладать ею как женщиной и как супругой, – и была права. Она сыграла на его надеждах, позволив лорду думать, что действительно видит в нем союзника, и создав у него иллюзию ложной безопасности, в то время как сама тихо сорвала его планы. Воспользовавшись мужской верой в то, что путь к власти лежит через контроль над женщиной, она манипулировала лучшим манипулятором сериала.

Тот факт, что Санса сделала это вместе с сестрой, в противовес вроде бы намечавшейся линии их вражды, стал вишенкой на торте.

Sansa

3. ДЖОН СНОУ

Я уже писал, что можно рассматривать Белых ходоков как аналог изменения климата – массовую угрозу, которую люди игнорировали в пользу мелких междоусобиц. К чести Джона Сноу, он оказался единственным лидером, распознавшим масштабы опасности и постаравшимся сплотить против нее остальных. Он – кто-то вроде местного Альберта Гора (с тем различием, что Сноу все-таки пришел к власти).
Так что на миссию Сноу лучше всего смотреть сквозь призму экологической дипломатии. Ему нужно было убедить мировых лидеров прекратить дрязги и сконцентрироваться на борьбе против Белых ходоков вместо борьбы за трон. Возможностей для этого у него было не так уж много: Север – игроки второй лиги, более слабые в военном плане, чем союз Таргариенов или Ланнистеров, и наиболее беззащитные перед нашествием Белых ходоков.

Пусть Джон и не смог уговорить Серсею примнуть к его борьбе, зато он смог убедить Дейнерис. И это было приоритетной задачей, поскольку ее драконы и залежи драконьего стекла воплощают единственный шанс человечества на спасение. Если бы не Джон, людям пришел бы конец.

Роберт Фолкнер из Лондонской школы экономики утверждает, что в нашем мире глобальные экологические соглашения заключаются лишь тогда, когда в них есть какая-то выгода для США. Поскольку США – одна из доминирующих сил на мировой арене, контролирующая немалую часть мировых ресурсов, страна может успешно ветировать неподходящие ей условия.

Аналогом такого игрока в Вестеросе является Дейнерис, и Джону удалось на сто процентов убедить ее в необходимости сразиться за Север. И даже больше: из-за того, что Дэни в него влюбилась, на горизонте замаячила перспектива брака. Если отбросить аспект инцеста, становится ясно, что это дает северянам шанс впервые в истории Вестероса занять Железный трон. Так что Джону удалось не только построить доминирующую коалицию против Короля ночи, но и заложить фундамент постоянного союза с сильнейшим игроком Вестероса.

John

2. КОРОЛЬ НОЧИ

Казавшееся бесцельным шатание Белых ходоков с лихвой окупилось, когда зомби-Визерион продырявил Стену. Теперь Король Ночи вступает в Вестерос, где сможет пополнить свою армию жителями крупных населенных центров. Его орда выглядит страшнее, чем когда-либо.

И все это – благодаря выжидательной стратегии. Конфликт на Севере определялся так называемым балансом сил и безопасности государства (термин, введенный Робертом Джервисом из Колумбийского университета). Речь идет о том, что уровень технологии в государстве может быть определяющим фактором того, вступит ли оно в войну. Стена была преимущественно защитной технологией – она делала нападение Белых ходоков на Семь королевств маловероятным, если не невозможным. Король Ночи верно оценил этот вызов и сконцентрировался на уничтожении людей, великанов и медведей к северу от Стены, чтобы усилить ими свою армию. Другими словами, он делал ставку на наращивании военных мощностей, дожидаясь технологического прорыва, который сместил бы баланс сил и безопасности.
Это произошло, когда Дейнерис привела в его владения драконов. Убив Визериона и получив контроль над ним, Король Ночи завладел оружием, которое превосходит лучшую оборонительную технологию людей. Он сразу же атаковал, уничтожив Стену и продвинувшись на Север, в то время как основная мощь человеческой армии была задействована на юге.

Получив в свое распоряжение Визериона, Король ночи стал самым сильным военачальником Вестероса, и рейд на Севере лишь сделает его армию сильнее.

Night King

1. СЕРСЕЯ ЛАННИСТЕР

Кто же еще?

В начале сезона Серсея была одиночкой, окруженной врагами. Ее королевство погрязло в долгах перед Железным банком, и не могло ответить на ближайшую военную угрозу – соседство с драконами. Как писал мой коллега Эндрю Прокоп, многие ждали, что этот сезон станет для нее последним.

Но Серсея не только выжила, но и оказалась теоретически в силах выиграть войну, исход которой когда-то казался невозможным. Она уничтожила ряд противников, заручилась поддержкой Эурона и всесильного Железного банка, который готов оплатить наемников, а двое самых опасных ее врагов – Дейнерис и Король Ночи – оказались лицом к лицу.

Чтобы понять истоки такого успеха, нужно перечитать классический труд прусского военного теоретика Карла фон Клаузевица "О войне", обратив особое внимание на фразу: "война есть лишь продолжение политики иными средствами". Ее часто цитируют (порой неверно), но реальный смысл этих слов от многих ускользает. Клаузевиц имел в виду, что война – всего лишь инструмент управления государством, и ничего более. Цель ее ведения такая же, как у экономических санкций или дипломатических переговоров – достичь желаемого политического исхода. Жестокость этого способа не делает его чем-то из ряда вон выходящим.

К чести Серсеи можно сказать, что этот урок она усвоила лучше, чем кто-либо другой. Она посвятила себя одной цели – обеспечить выживание династии Ланнистеров и своего нерожденного ребенка – бросив все политические силы на ее достижение.

Она пообещала свою руку малоприятному пирату, отдала крупную часть своей армии на прожарку дракону ради того, чтобы достать золото и расплатиться с Железным банком, и даже пожертвовала колыбелью Ланнистеров – Утесом Кастерли – ради того, чтобы заманить врага в стратегически невыгодное положение. Никто другой в Вестеросе не смог так умело переплести свои военные, экономические и дипломатические возможности для достижения политических целей.

Могу предположить, что подход Серсеи обернется против нее в следующем сезоне, и королева поплатится за свое параноидальное вероломство и за то, что оттолкнула брата. Но это лишь предположение.

Сюжетная арка седьмого сезона ярко свидетельствует о том, что никто не ведет Игру престолов лучше Серсеи Ланнистер.

Cercei