Право народов на самоопределение: кому можно?

Опубликовано: Понедельник, 06 ноября 2017 13:50
Денис Длугач Автор статьи:

Последние референдумы в Каталонии и Иракском Курдистане в очередной раз подняли спорную тему права народов на самоопределение. Сразу же вспоминаются Косово, Шотландия, Страна Басков, а вместе с ними и Крым, Абхазия, Южная Осетия, Приднестровье… #Буквы разбирались, что же это такое – право на самоопределение, как его определяет международное право и как оно работает на самом деле? Почему одни отделяются законно, а другие - нет? И есть ли правильный способ стать независимым государством? 

История вопроса

Право народов на самоопределение получило свое признание в процессе распада колониальной системы после Второй мировой войны. Тогда оно было закреплено в ряде международных документов, включая Устав ООН, Декларацию о предоставлении независимости колониальным странам и народам, Декларацию о принципах международного права и других.

Сегодня это право считается одним из основных принципов международного права и является обязательными для всех государств. Всего таких принципов выделяют от 7 до 10. Почему по-разному? Потому что единого перечня и источника этих основных принципов нет. Часть из них прямо прописаны в Уставе и других документах ООН, часть сформировались из права обычая (многолетние традиции в международных отношениях), а часть не сформулированы прямо, а вытекают из других норм.
Вот они:

  • Принцип неприменения силы и угрозы силой;
  • Принцип разрешения международных споров мирными средствами;
  • Принцип невмешательства в дела, входящие во внутреннюю компетенцию государств;
  • Принцип обязанности государств сотрудничать друг с другом;
  • Принцип равноправия и самоопределения народов;
  • Принцип суверенного равенства государств;
  • Принцип добросовестного выполнения обязательств по международному праву;
  • Принцип нерушимости государственных границ;
  • Принцип территориальной целостности государств;
  • Принцип уважения прав человека и основных свобод.

Важной особенностью всех этих принципов является то, что они равны между собой и взаимосвязаны. Это означает, что один принцип не может соблюдаться в ущерб другому. Если же внимательно перечитать их, то можно почти сразу заметить конфликт между некоторыми из них.

Так, есть принцип самоопределения народов, а вместе с ним и принципы территориальной целостности государств и нерушимости государственных границ. Они все равны между собой, и все должны соблюдаться. Нелогично? Сейчас да, но в 1945 году, когда они принимались, все было логично.

Colonization 1945 png

Мировая колониальная система в 1945 году

Дело в том, что изначально принцип самоопределения касался только колониальных народов бывших империй. Борьба за ресурсы и перераспределение колоний были основными причинами Первой и Второй мировых войн и многолетних конфликтов между Великобританией, Францией, Германией, США, Испанией, Италией и другими странами.

Когда же пришло понимание огромных человеческих жертв и затратности такой борьбы, то, чтобы не провоцировать новую войну и не давать никому экономического преимущества, большие страны пришли к согласию, что колонии нужно отпустить – дать им возможность самостоятельно решать свое будущее, после чего границы и территории государств должны быть нерушимыми – нападение на чужую территорию будет признаваться незаконным.

Так, во второй половине ХХ века почти все колонии стали независимыми государствами, и принцип самоопределения на тот момент, казалось, выполнил свою функцию. Пока он не оказался в совершенно ином контексте - с конца 1990-х годов после распада Югославии.

Новая реальность – Косово

Новый прецедент – провозглашение независимости Косово от Сербии в 2008 году. Это уже не колония отделилась от метрополии, а группа людей внутри целого сформировавшегося государства заявила о праве на самоопределение. Здесь и начинается конфликт между принципами территориальной целостности и самоопределения народов. Возникает вопрос - как трактовать принцип самоопределения для народов и групп людей, которые многие годы были частью, а не колониями других стран.

former Jugoslavia

Страны, возникшие на территории бывшей Югославии

Распад Югославии с военным вмешательством НАТО (без мандата ООН) и дальнейшее отделение Косово от Сербии после многих лет войны между албанцами Косово и сербами, а также этнических чисток с обеих сторон вызвали много вопросов в международном праве. Уже тогда КНР, РФ, Индия, Аргентина, Бразилия, Украина, Молдова, Грузия и многие другие страны заявили о непризнании независимости Косово или же еще жёстче – о незаконности одностороннего отделения.

Тем не менее США и большинство европейских стран признали Косово. Во многом, чтобы сохранить там статус-кво (была общая позиция, что Косово не может вернуться в состав Сербии) и легитимизировать военное вмешательство НАТО. Единственные страны ЕС, которые не признают независимости Косово, – это Испания и Греция.

Большая часть тех, кто не признает, сами опасаются сепаратизма у себя на территории или же, как в случае с РФ, которая традиционно поддерживает Сербию, выступая против нарушения баланса сил на Балканах. 

Как это все объяснить (оправдать)?

Учитывая большое количество очагов сепаратизма в самой Европе (Каталония в Испании, Страна Басков в Испании и Франции, Шотландия и Северная Ирландия в Великобритании, Валлония и Фландрия в Бельгии, Новая Каледония во Франции и т. д.), после прецедента Косова Западу понадобилось новое объяснение того, как должен работать принцип права народов на самоопределение. Чтобы и Косово включить, и не допустить развала в своих странах.

file 20171030 18704 1cwg3rl

Празднования годовщины провозглашение независимости Косово, 2009 год / Ermal Meta / EPA

Тогда на Западе стали различать внутреннее и внешнее самоопределения. Внутреннее самоопределение признавалось за всеми. Это право каждого народа (любого сообщества, которое идентифицирует себя как народ) на культурную, языковую автономию, решение своих внутренних вопросов, включая образование и местную политику. И главное – право быть представленным в политической жизни своего материнского государства (право голосовать, избираться, высказываться по вопросам, которые затрагивают этот народ). Все это только внутри материнского государства, без права отделения.

Внешнее самоопределение – это право определять политический статус народа (провозглашать независимость или автономию и т. д.). С ним сложнее. Считается, что есть два "правильных" способа воспользоваться этим правом: хороший и плохой. Хороший – это получить согласие материнского государства и действовать в рамках его законов. Один из известных примеров – референдум о независимости Шотландии в 2014 году.

Между правительствами Великобритании и Шотландии еще в 2012 году было достигнуто согласие о том, что такой референдум пройдет и что его результаты будут уважать. Тогда, если бы Шотландия отделилась по взаимному согласию с Великобританией, ни у кого не было бы вопросов.

Плохой вариант – это когда права народа или какой-то группы серьезно нарушаются государством или другими группами, когда этот народ дискриминируют, ограничивают во внутреннем самоуправлении и культурном развитии, а особенно если есть гражданский конфликт или этнические чистки, то тогда за таким народом признается право провозгласить свое государство в одностороннем порядке. Если уже очевидно, что это единственный оставшийся способ для народа защитить себя и свои права.

Именно этот вариант использовался для обоснования независимости Косово (давний конфликт между албанцами и сербами). Среди других примеров – Южный Судан (отделился от Судана из-за конфликта между арабами-мусульманам и африканцами-христианами).

А что же Каталония?

Есть также "неправильный" способ права на самоопределение – закрыть глаза на все законы и просто провозгласить независимость. Как раз им и воспользовались каталонцы в прошлом месяце. У них есть своя автономия в Испании, и никаких репрессий в преддверии этого референдума против них не было. И все же они решили провести такой референдум – без согласия Испании и в нарушение ее внутренних законов. Поэтому результаты такого референдума фактически никто не признает. Хотя действия полиции в день голосования и последующее ограничение автономии и могли бы рассматриваться как нарушение прав каталонцев, это происходило в рамках законов Испании, почти сразу были назначены внеочередные выборы, и ЕС настоял на необходимости диалога и мирных действий со стороны Мадрида. Поэтому сегодня в Каталонии маловероятны такие последствия, как в Косово.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
Референдум в Каталонии: независимость или очередная "непризнанная республика"?

Ситуации в Крыму и на украинском востоке схожи с Каталонией только в том, что сейчас международное сообщество требует, чтобы любые референдумы по самоопределению проходили в рамках законов и с согласия материнских государств. Во всем остальном - это разные случаи. Начиная с того, что право на самоопределение касается только народов и только тех народов, которые еще не имеют своего государства (а это ставит под вопрос любое право на самоопределение на оккупированных территориях в Донецкой и Луганской областях, так как там нету отдельных народов, и самоопределение российского большинства в Крыму, так как у них уже есть свое государство – РФ), и заканчивая военной агрессией РФ и отсутствием нарушений прав людей в Крыму и на востоке со стороны Украины.

Право и геополитика

Более сложная и отличная от Каталонии ситуация в Иракском Курдистане, у которого также уже есть своя автономия и где тоже недавно провозгласили независимость на референдуме. Ирак не смог изначально эффективно противостоять распространению ИГИЛ на своей территории. Земли Курдистана защищали курдские военные отряды пешмерга, они же помогали освобождать и сам Ирак. Получается, что материнское государство не смогло защитить курдов от угроз, и они имеют право на провозглашение своего государства. Но нет. Потому что право правом, а политика политикой. Курды проживают в четырех странах: Турции, Сирии, Ираке и Иране, и ни одна из них не намерена признавать независимость Курдистана и провоцировать этим самым сепаратизм у себя дома.

iraq kurdish areas map624

Инфографика: Русская служба ВВС

Несмотря на прогресс в таких сферах, как права человека и борьба с глобальными проблемами, международное право в отношениях между государствами во многом остается правом сильных. Описанное выше "правильное" и "неправильное" самоопределение на практике было лишь оправданием определенных действий постфактум.

Государства боятся распада территорий, и это верно для всех. Проблем прибавляет и отсутствие определения того, что такое"народ" и у кого, соответственно, есть право на самоопределение. Сепаратизм во многих странах имеет экономическую подоплеку. Государства перераспределяют налоги между бедными и богатыми регионами. В ответ последние часто заявляют о несправедливости и о своем желании отделиться (та же Каталония в Испании, северные провинции Италии и т. д.).

Поэтому любое государство опасается, что одно какое-то самоопределение повлечет за собой полную дезинтеграцию и распад страны – когда каждый недовольный чем-то регион будет объявлять себя государством. Как потом объяснить, что здесь право на самоопределение есть, а вот здесь - нету?

Среди других вопросов - изменение контекста и интерпретации принципов международного права с того времени, когда они принимались. Часть ученых считают, что самоопределение народов работает только в условиях сохранения территориальной целостности государства. Другие же говорят, что принцип территориальной целостности касается только защиты от внешнего нападения, а если границы меняются в результате внутренних процессов – то проблемы нет.

Поэтому в условиях противостояния друг другу государства часто действуют по формуле: себе и своим друзьям - территориальную целостность, а врагам - право народов на самоопределение. В Косово Запад защищает самоопределение, а РФ – территориальную целостность. В Абхазии, Южной Осетии, Крыму, Приднестровье – с точностью наоборот. Возможность каких-либо народов (групп людей) провозгласить независимость зависит от готовности большинства других стран признать это. По сути - от расклада сил и политической конъюнктуры; чего сильным странам в этой независимости больше -  выгоды или проблем.

Размытость, неопределенность формулировок и право сильных – вместе делают невозможным эффективно регулировать вопросы самоопределения. Хотя сейчас Украина, учитывая свою ситуацию, будет занимать позицию против любого одностороннего отделения, не следует забывать, что когда-то мы сами были жертвой такого порядка.

Когда в 1920-х правительства УНР и ЗУНР пытались добиться у Лиги Наций и отдельных стран признания своего суверенитета и независимости от Польши и СССР, но безуспешно. Нам во многом повезло, что СССР распался изнутри, и с этим были согласны 15 республик. Договор об образовании СССР хоть и предусматривал право выхода из союза, но в нем отсутствовал механизм реализации этого права. Поэтому, созрей мы сами до провозглашения независимости от СССР, для международного сообщества мы были бы такими же каталонцами.