Свою историю выздоровления он рассказал “BBC Україна”.

Когда Вячеслав попал в больницу, то его положили в палату, где уже находились четыре человека. Из всех них он единственный, кто в итоге выжил. Еще двух соседей, которых заселили позже, тоже больше нет в живых.

С чего все началось

“Все началось где-то три недели назад, когда у меня немного поднялась температура. 37 градусов, минимальный дискомфорт – настолько незначительно, что даже не обращаешь на него особого внимания. Решил, что просто простуда. На следующий день, в субботу, температура прыгнула до 38,2. О коронавирусе тогда еще даже не думал, потому что не было никаких других симптомов: ни насморка, ни кашля, ни боли в горле, ни потери запаха. На COVID ничто не намекало. Еще один день, и в воскресенье у меня уже 38,5. Ну что в такой ситуации надо делать? Сбивать – не первый раз же. Выпил аспирин – один раз он сбил температуру, через два часа она возвращается. Пью еще – результата ноль. Жена сбегала за другими лекарствами – то же самое”, – рассказал Вячеслав.

В понедельник мужчина позвонил семейному врачу, которая успокаивала, что симптомов коронавируса нет. Далее начало болеть тело, не мог спать. Кашля или одышки не было, поэтому мужчина продолжал думать, что это только простуда.

“Но дальше становилось хуже и на четверг врач отправила меня и дочь – у нее тоже немного поднялась температура – на ПЦР. Клиника недалеко от дома – пешком идти минут 15. Но я не дошел. Где-то на половине пути заболело в легких, не хватало дыхания. Я, честно говоря, испугался – стало страшновато, потому что раньше ничего подобного не испытывал. Идти дальше просто не смог. Мы остановились, вызвали такси с мембраной, доехали до клиники. Терпел, сдал тест, написал семейному, она меня сразу приняла – послушала, померила сатурацию (уровень кислорода в крови – ред.). Сказала, все на грани нормы – с такими показателями в больницу не кладут”, – сказал мужчина, отметив, что после этого поехал домой.

Но ночь и следующий день пережил очень тяжело. Начал кашлять, стал откашливать красные сгустки, напоминающие кровь. Температура вообще не сбивалась – держалась на уровне 38,7. Жаропонижающие не помогали. Тогда уже врач сказала, что стоит начинать искать место в больнице – посоветовала искать через знакомых. А потом написала, что мужчину готовы взять в больницу скорой помощи.

Госпитализация

Вячеслава Семененко положили в обычное терапевтическое отделение – не инфекционное. “Я видел ребят, которые говорили мне, что у них коронавируса нет. Насколько это нормально – держать всех в одном отделении? Я не знаю. Я был в таком состоянии, что просто делал, что говорят. Мне ничего не объясняли, а я не задавал вопросов – думал только о том, чтобы поскорее вылечиться”, – сказал мужчина.

Он рассказал, что в его палате все лежали с кислородными аппаратами. Соседняя, ​​женская – то же самое.

“Люди преимущественно за 60, но были и младше – видел двух, которым около сорока, оба с коронавирусом, их уже через два дня забрали в реанимацию”.

“Первый при мне умер в воскресенье – на следующий день, как я приехал. Взрослый мужчина – я с ним даже не успел познакомиться, он постоянно был на кислороде, без сознания. Второй умер на следующий день – видишь, как глаза становятся стеклянными и человек – все, человека больше нет. Потом еще несколько человек так же. Их даже не успевали отвезти в реанимацию. Медперсонал работает на пределе возможностей, это надо видеть. 24 часа на ногах. Они делают все, что могут, но там ты понимаешь, что помочь всем не удастся – медиков, к сожалению, мало”, – рассказал Вячеслав.

По его словам, в отделении было постоянно слышно крики и стоны.

“Много раз видел, как кому-то становится плохо, но на помощь медсестры не приходят: не потому что не хотят, а потому что просто не успевают – отделение огромное, они в это время в другом крыле у другого тяжелобольного. Доходило до того, что часа два-три в палату вообще никто не заходил. Это все очень страшно. По отделению ползают тараканы, не хватает каких-то элементарных вещей. Не хватает кислорода, не хватает двойников, которые позволяют подключить к одному крану сразу двух пациентов. Видел, как врачи ищут их в Интернете, чтобы купить за собственные деньги. Приходилось делать самодельные – из катетера для капельницы: ножом подрезали, чтобы шланги заходили нормально и можно было подсоединить двух человек”, – рассказал Вячеслав.

Вячеслав Семененко рассказал об инциденте, который произошел в женской палате: “К одному крану через двойник были подключены две пациентки. Бабушка ночью во сне обвилась вокруг шланга, выдернула невольно этот двойничок и вторая женщина мгновенно начала задыхаться. Меня разбудили наши, я побежал в ту палату, подключил ее – долго ждал, пока все восстановится”.

Мужчина рассказал, что ему было немного легче, ведь он мог ходить. Ходил в другое крыло, чтобы кому-то помочь, пока медсестер не было. Дочь ему принесла пульсоксиметр, я им мерил сатурацию у людей.

Были случаи, когда люди теряли сознание в туалете – и тогда приходилось ночью их тащить по полу, чтобы подключить к кислороду.

“Из всех пациентов, которые были в палате на момент, когда я туда заехал, все умерли – выжил только я. В общем при мне не стало шесть – на тот свет они пошли фактически на моих глазах. Все были с COVID. На теле потом пишут “К-19”.

“Картина там, конечно, жуткая. Ты уже знаешь и его сына, и его дочь, а его самого больше нет. Потом ты слышишь, как по коридору везут эту коляску, на которой забирают тела – мы ее называли “паровозом”- так она когда ехала, очень громко гремела на все отделение. Ну а потом все. Человек умирает, его забирают, а через 20 минут на его кровати уже кто-то другой”, – рассказывает мужчина.

Из разговоров врачей было понятно, что главная проблема сложных состояний у пациентов из-за того, что они долго пытались лечиться сами – до последнего тянули.

У Вячеслава компьютерная томография показывала до 30% поражения легких, а у  большинства, кто приезжал в больницу уже 70% поражения. Доводили все до очень серьезного состояния и просто не выживали – было поздно.

Мужчина рассказал, что ему выздороветь помогали родные. Без них эмоционально было бы очень сложно.

Свою историю Вячеслав Семененко рассказал в Facebook. И многие в комментариях стали обвинять его в том, что он распространяет “страшилки” и “сеет панику”.

Всего Вячеслав провел в больнице 12 дней.