Национальная академия наук получила письмо от Министерства внутренних дел с просьбой передать ему 16-этажное здание Института физиологии им. Богомольца, которое расположена в центре Киева, рядом с МВД, на Богомольца, 4. В письме за подписью министра Арсена Авакова сказано, что подразделения полиции Киева остро нуждаются в дополнительных зданиях для размещения личного состава.

Фото и скрины письма с сайта LB.UA

Новость шокировала научное сообщество, ведь это действующий лабораторный корпус Института, в котором расположено много оборудования и кипит работа. Ведущий научный сотрудник Института Дмитрий Исаев вспомнил историю, как во времена СССР милиция уже пыталась получить это здание. А несколько лет назад МВД пыталось договориться о передаче им заправки, которая действовала на территории Института – ее в конце концов закрыли.

 

Старший научный сотрудник Института физики НАН Антон Сененко предполагает, что в случае отказа НАН могут заставить отдать здание — “найдут” там нарколабораторию или проголосуют в парламенте за отчуждение земли.

Чем известен Институт физиологии НАН

Как рассказала Буквам заведующая отделом сенсорной сигнализации Института Нана Войтенко, в этом учреждении впервые провели диализ нервной клетки — это метод, который затем позволил изучать сигнализацию нервных клеток, различные их функции, что полезно для понимания физиологии и различных патофизиологических процессов. Кроме того, в 1980 годах здесь были открыты молекулярные механизмы передачи болевого сигнала.

“С тех пор наш институт известен в мире. Несмотря на это, были и тяжелые времена. В 90-е был так называемый brain drain (“утечка мозгов”, – ред.), Когда люди шли из науки или уезжали за границу из-за очень низких зарплат. Тем не менее, благодаря помощи иностранных коллег наш институт выжил и дальше успешно работает”, – рассказала Войтенко.

По ее словам, сейчас положение Института тоже довольно сложное, но в прошлом году ситуация значительно улучшилась благодаря Национальному фонду исследований, созданному в 2018 году для прозрачных научных мероприятий. Ученые выиграли трехлетние гранты и получили по меньшей мере 9 млн грн в год.

“Эти гранты очень важны, ведь часть из этих направлена ​​на изучение и лечение последствий COVID-19, тяжелых респираторных осложнений. COVID-19 страшный своим последствиям, в нашем институте их активно изучают. У нас есть сектор висцеральных систем, который занимается такими патофизиологическими проблемами”, – говорит ученый.

Кроме того, Институт привлекает международные гранты, например, координирует грант от “Горизонт 2020” — это крупнейшая программа ЕС по финансированию науки и инновациям.

“Я являюсь координатором такого гранта. У меня в консорциуме лаборатории из Швеции, Великобритании, Германии, Австрии, Португалии. Координатор решает, что им делать, передает деньги для их работы. У нас есть американские гранты при поддержке Национального института здоровья США, которыми руководит Фонд гражданских исследований и развития США. Есть много совместных работ с зарубежными лабораториями, мы вместе публикуем результаты в журналах с высоким импакт-фактором”, – объясняет Войтенко.

Почему лабораторный корпус важен для науки

16-этажный лабораторный корпус, на который претендует МВД, построен в 1979 году. Все этажи задействованы в работе, кроме двух, которые Институт сдает аренду и получает деньги для оплаты коммунальных услуг.

“Там стоит уникальное оборудование: три конфокальных микроскопа и два электронных микроскопа, которые стоят несколько миллионов долларов. Часть оборудования стоит здесь для коллективного пользования, им пользуются ученые всей Академии наук. Кроме того, два этажа занимает уникальный виварий — клиника подопытных животных. Мы там размножаем специальные линии крыс и мышей, на которых проводим эксперименты. Например, есть линия гипертензивных животных, мы изучаем на них лекарства, которые влияют на гипертензию, молекулярные механизмы, лежащие в основе развития болезни. Наш виварий — лучший в Киеве. Многие институты отдают нам свои линии на содержание и берут наших животных для исследований”, – рассказала Войтенко.

По ее словам, отдать корпус означает закрыть Институт, ведь в нем расположены восемь из 13 отделов, а остальные пять пользуются виварием, лабораториями, микроскопами.

“Наш институт не только не плохой, но и один из лучших в Академии”, – говорит ученый.

Она добавляет, что у Академии наук есть действительно пустые здания после больших сокращений, но это не касается Института физиологии.

“Сейчас для работы каждого ученого нужна молекуляно-биологическая комната, стерильный бокс для выращивания клеток, комнаты для реактивов. Любая комиссия увидит, что все комнаты у нас используются по назначению. Многие отделы работают со стволовыми клетками, нуждающихся в особых условиях, боксах, инкубаторах. С развитием науки подходы становятся все сложнее, поэтому все больше места надо для оборудования”, – говорит Войтенко.

Есть ли у МВД перспективы забрать здание

По мнению Наны Войтенко, Арсен Аваков не совсем разобрался в ситуации, когда подписывал это письмо.

“Законным путем господин Аваков это здание получить не сможет. Если он будет пытаться идти незаконными методами, то получит колоссальный международный резонанс. В этом Институте бывали нобелевские лауреаты,   сотрудничающие с нами и которые не будут молчать. Еврокомиссия заинтересована в том, чтобы не пропали ее деньги, которые она выделяет в Институт”, – говорит она.

Ответить на письмо главы  МВД должен президент НАН Анатолий Загородный, которому оно и было адресовано. По словам Войтенко, Загородний не намерен отдавать здание.

“Я разговаривала с Анатолием Глебовичем, он считает, что эта претензия безосновательна. Он попросил нас составить краткий ответ о том, что передача здания невозможна. С его стороны будет полная поддержка”, – уверяет ученый.