22 марта Кабинет Министров усилил карантин и обязал граждан в красных зонах носить защитные маски даже на улице. Это напомнило аналогичную ситуацию весной прошлого года, когда эпидемия только начиналась – тогда не только запретили выходить на улицу без масок, но и закрыли для людей парки и спортивные площадки. Нарушителям светил штраф от 17 тыс. грн. В странах Европы действовали даже более строгие ограничения, вплоть до запрета выходить из дома без крайней необходимости, но там ситуация с COVID-19 была гораздо хуже, в Украине же выявляли максимум несколько больных в день. Строгость ограничений можно было объяснить недостатком опыта, ведь тогда еще никто не понимал масштабов угрозы, поэтому страны перестраховывались. Но украинское правительство ни тогда, ни сейчас не объяснило, почему ограничения именно такие и какой цели мы должны достичь.

“Последовательные” ограничения

В 2020 году волну народного гнева принял на себя главный санитарный врач Виктор Ляшко, который имел неосторожность сказать, что закрытие парков и дезинфекция дорог должны были произвести “психологический эффект” на людей, чтобы те оставались дома. А иконой народного протеста стал “пловец из Гидропарка” Валентин Бурьянов – он решил вплавь добраться до спортивной площадки на киевском Гидропарке, где его задержал десяток полицейских.

К слову, суд закрыл производство об админнарушении, которое полиция открыла против Бурьянова за отсутствием состава преступления.

 

Свежее постановление Кабинета Министров о масках на улицах датировано 22 марта, однако ни на Правительственном портале, ни на ресурсах Министерства здравоохранения до сих пор нет разъяснений. Традиционно коммуникационную роль взяли на себя журналисты. Украинская правда со ссылкой на неназванного собеседника в МОЗ пишет, что маски на улице в красных зонах надо носить только тогда, когда невозможно соблюдать безопасную дистанцию.

Кстати, еще в ноябре министр здравоохранения Максим Степанов в телеэфире рассказывал, что маски на улице не нужны.

“На улице носить маску не надо. Исключение – это когда вы находитесь в месте большого скопления людей. Например, на остановках, когда есть толпа людей, расстояние между которыми иногда меньше, чем один метр. Просто надевайте маску – это безопасность”, – говорил он. С тех пор обновлений МОЗ не было.

Также Украинская правда получила комментарий полиции о том, что за отсутствие маски будут штрафовать только злостных нарушителей, которые не реагируют на замечания. В правительственном документе такие нюансы не прописаны. Получается, что без маски можно гулять, пока не встретишь полицейского. Если он будет в хорошем настроении, то сделает замечание, если нет – оштрафует на 170 грн.

Также постановление запрещает работу канатных дорог. Тех самых, которые в течение зимних каникул катали на подъемниках туристов в Карпатах и ​​даже самого президента Владимира Зеленского, а 22 марта вдруг стали опасными.

 

Переглянути цей допис в Instagram

 

Допис, поширений Sergey Babich (@babichsergey24)

К слову, после этих каникул в западных областях начался новый всплеск COVID-19.

Показательная иллюстрация того, что правительство игнорирует принцип доказательности в принятии решений – комедийный карантин зимних каникул, во время которого «запретили носки». Супермаркеты, выполняя решение Кабмина, перестали продавать определенные категории товаров, заклеив полки лентами.

“Если мы запрещаем реализацию определенных товаров в помещении магазина, то люди, которым они необходимы, заказывают их через интернет-магазин и не будут контактировать с другими, подвергая опасности заразиться. То есть из ста людей, которые могли быть в супермаркете и контактировать между собой, в супермаркете будет только 40. Вероятность того, что они инфицируются или инфицируют окружающих, уменьшается в разы”, – рассказывал тогда Степанов. Правда, никто так и не видел исследование, которое доказывает, что 60% покупателей ходят в магазины специально за «запрещенными» товарами. Что делать людям, которые не имеют доступа к интернет-шопингу, также не объясняли.

Нам бы хотелось узнать, на какие данные опиралось правительство, принимая свои решения, однако такой возможности нет, поэтому попробуем разобраться самостоятельно.

Как действуют развитые страны

Так, во многих странах включая США и  ЕС существуют строгие карантинные ограничения, которые обязывают людей носить маски даже на улице. Многие страны уже заплатили большую цену – человеческие жизни, поэтому лишний раз не рискуют. Например, Центр контроля и профилактики болезней США говорит, что маски на улице не нужны, когда вы там сами или далеко от других людей, однако отдельные города, округа или штаты могут иметь собственные правила, которые обязывают жителей всегда быть в масках.

Фото: #Буквы

Правительство Канады рекомендует носить немедицинские маски в любых совместных пространствах, закрытых или открытых, к ним относятся в частности дворы, парки, рынки под открытым небом. Но окончательные ограничения остаются за местными властями.

Правительство австралийского штата Виктория “настоятельно рекомендует” носить маску там, где люди не могут держать расстояние 1,5 м – на открытых рынках, концертах, автобусных остановках или платформе вокзала. Люди должны иметь с собой маску, даже если занимаются спортом на улице (но ничего не сказано о том, что ее надо постоянно носить на лице).

Действительно ли нужны маски на улице – позиция ученых

Независимая британская организация The Science Media Centre уже искала ответ на этот вопрос.

Вирусолог Университета Лестера доктор Джулиан Тан отметил, что страны, которые практиковали постоянное ношение масок (Тайвань, Вьетнам, Таиланд, Гонконг), показали эффективный контроль над вирусом. Довольно сложно изучать, как вирус передается на улице, но эпидемиологический анализ более 300 случаев COVID-19 в Китае обнаружил только одно заражение, которое произошло на улице. Доктор Тан считает, что передача вируса на улице – редкость, но следует свести к минимуму любую возможность заражения, поэтому маски точно следует носить там, где людей много и они не двигаются, например, в очередях в магазины или на автобусы.

Микробиолог Университета Рединга доктор Саймон Кларк более скептически относится к ношению масок на улице, ведь оно имеет смысл только в случае большого скопления людей, а такие меры сейчас преимущественно запрещены. По его словам, правительство должно напоминать о соблюдении дистанции, уменьшить количество посетителей в магазинах, поощрять людей носить маски правильно, то есть обеспечить выполнение тех правил, которые уже действуют.

Профессор медицины в Медицинской школе Норвича, Университет Восточной Англии, Пол Хантер считает, что маски на улице не имеют смысла, ведь риск заражения на открытом воздухе в 18,7 раз меньше, чем в помещении. Если носить маску на улице во время дождя или холода, то вы сделаете себе только хуже, ведь она намокает и перестает защищать органы дыхания. По его словам, гораздо эффективнее просто избегать скоплений людей.

Бывший генеральный директор Центра общественного здоровья, врач-инфекционист Владимир Курпита в комментарии #Буквам попытался объяснить логику правительственного решения.

“Лучший способ предупреждения – жесткие ограничения с запретом в красных зонах вообще выходить на улицу. Но поскольку правительство не имеет политической воли, то пытается хоть как-то повлиять на ситуацию и внедряет норму о масках на улицах. Она может быть удобной, поскольку вирус мутирует и мы точно не знаем, как он может передаваться на улице, особенно в толпе. Исследований об этом я не встречал, поскольку весь мир демонстрирует другую тактику, объявляет жесткие меры карантина, и это более правильно”, – говорит он.

По словам Курпиты, в толпе инфицироваться можно, однако ни один вирус или бактерия не висят в воздухе – всегда рядом должен быть кто-то, кто их выделяет. В солнечную, ветряную или влажную погоду капельки с вирусами, которые выдыхает человек, очень быстро рассеиваются.

“Логика и есть, и нет. Потому что человеческое поведение таково: если мы идем по улице без маски, а потом заходим в толпу, то как быстро мы эту маску наденем? Внедрение таких норм побуждать часть людей не выходить на улицу, потому что они не хотят носить маску”, – говорит специалист.

Он отмечает, что правительство должно было объяснить свои действия. Поскольку, у нас ограничения не столь жесткие, как в Италии или Германии, то мы предлагаем такой выход, если это не поможет, то придется ввести более серьезные меры.

Или соблюдение правил, или снова локдаун

В ноябре 2020 начал действовать закон, который позволяет штрафовать людей без маски в общественных местах на 170-225 грн. Полиция даже отчитывалась о количестве оштрафованных нарушителей в киевском метро, ​​хотя за четыре месяца автор этих строк не видела в метрополитене ни одного проверяющего, тогда как  пассажиров без масок или с носами поверх них было множество. Также на днях автор имела несчастье ехать в полном вагоне поезда “Интерсити плюс”, половина пассажиров которого даже не имитировала наличие масок. Стюарты не обращали на этих пассажиров никакого внимания, время от времени через громкоговорители звучала рекомендация использовать средства индивидуальной защиты. Не стоит и говорить, что ни один из нарушителей не был оштрафован.

парк_маски

Соцсети засыпаны фотографиями общественного транспорта, заполненного точно больше, чем наполовину, как того требуют правила. Зайти в троллейбус можно, даже имея маску в кармане, а окажется она на лице  пассажира – зависит от настойчивости кондуктора.

Это лишь несколько поверхностных иллюстраций, которые демонстрируют строгость ограничений и необязательность их соблюдения. Можно догадаться, что то же будет и с правилом о масках на улицах. Результат один – это не помогает сдерживать эпидемию, пока нет системных решений, элементом которых является контроль за соблюдением действующих правил.

Сначала имело смысл массовое тестирование населения с изоляцией больных и контактных лиц, однако Украина ни дня не проводила такого количества тестов, по которым можно было бы определить реальное количество случаев. Правительство перестало ориентироваться на количество выявленных больных и сосредоточилось на количестве госпитализаций и заполненных “ковидних” коек – если эти показатели стремительно растут, то область попадает в красную зону, а местные власти внедряет локдаун, включая ограничение въезда и выезда. Так действует адаптивный карантин, который имеет смысл, когда в разных регионах кардинально отличается ситуация. Максим Степанов уверяет, что общенационального локдауна в ближайшее время не будет. По словам Степанова, нужен “баланс между эпидемиологией и экономикой”.

Как пояснил руководитель Центра экономики здравоохранения КШЭ Юрий Ганиченко, за последние три недели смертность от COVID-19 достигла пика предыдущей волны, которая была осенью, и продолжает расти. Новый максимум – 362 умерших в сутки.

Однако, по словам эксперта, госпитализации несколько замедляются, однако количество выписанных не достигает эти показателей – госпитализации стабильно на четверть превышают выписки.

По суммарным показателям, которые включают количество выявленных случаев, количество и рост госпитализаций, загруженность коек с кислородом, более 50% областей могут стать красными уже на следующей неделе, говорит Ганиченко. Но, станет ли это поводом для общего локдауна неизвестно. Неделю назад Офис президента перебросил ответственность на местные власти.

В зону с красным уровнем эпидемической опасности сейчас входят Закарпатская, Ивано-Франковская, Черновицкая, Львовская, Житомирская, Киевская (включая Киев), Черкасская, Харьковская, Одесская и Николаевская области. Ровенская, Тернопольская и Черновицкая имеют высокий риск присоединиться к списку. Винницкая и Хмельницкая требуют ограничений красной зоны. Ивано-Франковская область, с которой начался новый всплеск, сейчас демонстрирует положительную динамику, но ослаблять ограничения рано.

“Правительство изменило подход к адаптивному карантину и начало реагировать на вспышки на уровне общин. Если в ОТГ за неделю есть более 70 случаев и рост составляет более 50%, то региональная комиссия должна усилить карантин в этой общине. Такая дополнительная реакция внедряется в оранжевых регионах”, – объяснил специалист. Оранжевыми или красными сейчас являются все области, кроме Херсонской.

По его словам, жесткость адаптивного карантина может стать заменой национальному локдауну.

“Правительство определяет 65% занятых коек с кислородом как один из критериев адаптивного карантина. Если ставить целью избежание коллапса национальной медицинской системы, национальный локдаун станет необходимостью, если 65% коек с кислородом в стране будут заполнены или если большинство регионов пересечет эту отметку. Учитывая текущую динамику, такая ситуация может наступить уже через три недели. Важную роль здесь будет играть эффективность карантина в каждом из красных регионов”, – рассказал Ганиченко.