Недавно на сайте Верховной Рады был зарегистрирован законопроект по №3500, поданный нардепами от «Слуги народа» – Денисом Монастырским, Вячеславом Медяником и Владленом Неклюдовым. Законопроект, который занимает всего страницу печатного текста, может нанести ощутимый вред тем остаткам независимости судебной власти, которые еще сохранились в нашей стране.

Практически каждое отмененное решение любого судьи может стать основанием для внесения по нему сведений в Единый реестр досудебных расследований и начала уголовного преследования судьи. При этом, мотив, по которому апелляционная или кассационная инстанция отменила решение суда предыдущей инстанции, не имеет никакого значения, поскольку речь не идет о действительно привлечении к ответственности, только о получении рычага давления на судей, возможности получить доступ к материалам дел, находящихся в его производстве, парализовать работу судьи, и так до бесконечности.

Конечно, вы могли подумать – «и что с того – это судейско-прокурорская кухня, пусть делают там что захотят, меня это никак не касается». Однако, касается, как прямо, так и опосредованно. Прямо, потому что подобный формат взаимоотношений в стиле «прокуратура подкрадывается, суд прячется» [ «Крадущийся тигр, затаившийся дракон»] неизбежно приведет к затягиванию времени рассмотрения дел, который  сейчас и так далеко вышел за пределы как отмеренного законом, так и разумного.

Суды, чувствуя над собой дамоклов меч уголовного дела, всячески затягивать с вынесением решения и пытаться выписать его так, чтобы перестраховаться на все возможные случаи жизни (что тоже не будет быстро, поскольку судьи и так перегружены делами из-за недобора).

В результате средний срок рассмотрения дела может увеличиться с нескольких месяцев-лет до куда больших временных значений. Косвенно – потому что независимый суд является первоочередной гарантией того, что вы сможете защитить свои права и отстоять интересы.

Можно сколько угодно реформировать судебную систему и устраивать конкурсы по набору судей, но если с момента вынесения своего первого решения они попадают в «группу риска» – никаких положительных изменений мы не дождемся. Суд, который постоянно живет под страхом уголовного дела – независимым не является ни в коей мере, хотя бы той причине, что рано или поздно в основу своих приоритетов поставит сохранения собственной жизни и карьеры, а не те фундаментальные, но малоощутимые повседневно принципы, на которых должна базироваться его деятельность.

Теперь подробнее.

Причиной всего вышесказанного является предлагаемое законопроектом №3500 расширение содержания статьи 375 УК Украины. Сейчас диспозиция части первой данной статьи предусматривает ответственность за «вынесение судьей (судьями) заведомо неправосудного приговора, решения, определения или постановления». Законопроектом 3500 предлагается изложить часть 1 статьи 375 в следующей редакции: «вынесение судьей (судьями) предвзятого судебного решения (приговора, определения или постановления), в котором заведомо неправильно применена норма материального права, или которое принято с грубым нарушением норм процессуального права, или в котором заведомо присутствует несоответствие выводов суда фактическим обстоятельствам дела».

Рассмотрим ситуацию на примере Уголовного процессуального кодекса. Согласно статье 409 этого кодекса, основанием для отмены или изменения судебного решения при рассмотрении дела в суде апелляционной инстанции являются: несоответствие выводов суда, изложенных в решении, фактическим обстоятельствам уголовного производства; существенное нарушение требований уголовного процессуального закона; неправильное применение закона Украины об уголовной ответственности.

Аналогичные по содержанию, хотя и по-другому сформулированные нормы содержатся и в других процессуальных законах – статьи 376 Гражданского процессуального кодекса, статьи 317 Кодекса административного судопроизводства, статьи 277 Хозяйственного процессуального кодекса. На стадии кассационного обжалования действуют подобные нормы и ситуация повторяется уже и для решений судов апелляционной инстанции.

При таких условиях, отмена решения суда по мотивам существенного нарушения норм процессуального права фактически дает следователям и прокуратуре универсальную формулу обвинения, причем, никаких усилий по доказательству своей позиции от них не потребуется – фактически всю работу сделает суд высшей инстанции своим решением (которые, начиная с решений судов апелляционной инстанции, вступают в силу с момента их вынесения).

Отдельно следует отметить примечание к законопроекту №3500. Согласно ему, решение суда считается принятым с момента оглашения судьей его полного текста и обнародования или направления или вручения хотя бы одному участнику судебного производства, или с момента присоединения к материалам дела надлежащим образом оформленного оригинала судебного решения.

То, что в предлагаемом законопроекте судебное решение не должно вступить в силу, а достаточно лишь его составления и оглашения или предоставления участнику дела, является лишь дополнительным свидетельством того, что на самом деле речь идет о покушении на независимость судей, а не об «обеспечении принципа правовой определенности и предотвращения давления на судебную власть со стороны правоохранительных органов », как это нам хотят представить авторы законопроекта в тексте пояснительной записки, потому что, если уж идет речь об уголовном наказании за вынесение неправосудного решения, то это решение должно быть таким, что вступило в силу, то есть осуществило реальное влияние на права и обязанности участников дела.

Кроме того, такая система фактически разрушает принцип иерархичности судебных звеньев, поскольку нивелируется роль судов апелляционной и кассационной инстанций как таких, которые обеспечивают пересмотр решений судов предыдущих инстанций с целью соблюдения законности при установлении обстоятельств дела и вынесении судебных решений с соблюдением норм материального и процессуального права.

Подытоживая, хочется сказать следующее. Никоим образом нельзя назвать существующую судебную систему Украины совершенной, эффективной или соответствующей тем стандартам, которые она провозглашает. Еще меньше это можно сказать о деятельности правоохранительных органов, особенно в контексте политического их применения.

Однако недостатки судебной системы не являются причиной уничтожить то, что хоть немного, но работает. Независимость и беспристрастность суда – краеугольный камень его эффективной работы, которая заключается в защите прав и интересов каждого.

Каждое посягательство на эту независимость является посягательством на основы правового государства, и как таковое, не может быть проигнорировано или обесценено, учитывая насколько глобальные для государства и каждого ее жителя последствия, оно влечет за собой.