О том, что Порошенко и Байден оказались в производстве ОГПУ, 26 января сообщил адвокат пятого президента Игорь Головань.

“22 января, через 2 дня после инаугурации президента Соединенных Штатов, было зарегистрировано два новых уголовных производства, касающихся якобы вмешательства в деятельность бывшего генерального прокурора Украины Шокина со стороны пятого президента Украины Порошенко и нынешнего президента Соединенных Штатов Байдена”, – рассказал адвокат.

История эта давняя и касается увольнения Виктора Шокина с должности генпрокурора в 2016-м. Летом 2020 года нардеп Андрей Деркач, против которого США ввели санкции как российского агента, обнародовал записи разговоров Джо Байдена и Петра Порошенко, которые ему якобы передали журналисты со случайно найденным диктофоном.

На пресс-конференции Деркач заявил, что у него есть документы о совершении давления на тогдашнего генпрокурора Виктора Шокина в рамках расследования дела о компании Burisma. Нардеп сказал, что у Шокина планировали допросить членов правления компании, в том числе сына бывшего вице-президента США Хантера Байдена. Тогда как Байден требовал уволить Шокина и якобы шантажировал отказом оказать помощь.

Правда, то, что он давил на Порошенко, чтобы уволили Шокина, Байден признавал и сам. Еще в 2017-м. А вот Шокин о Burisma вспомнил только в 2019-м.

Весной Петр Порошенко заявил, что аудиоматериалы сфабрикованы, но сырье для них могли получить в частности в Офисе действующего президента.

По результатам пресс-конференции Деркача, ОГПУ летом открывал одно производство. И вот теперь еще два. По информации СМИ, открытие последних производств состоялось по решению Печерского суда.

Впрочем, 29 января суд, который делает какие-то публичные реакции крайне редко, вдруг заявил, что не имеет отношения к этому.

“Печерский суд не принимал решений об открытии уголовных дел в отношении бывшего президента Украины Петра Порошенко и президента США Джо Байдена”, – говорится в заявлении.

В принципе, с момента принятия портновской редакции УПК никто не может иметь отношения к открытию уголовных дел (здесь суд прав), а только к внесению информации в Единый реестр досудебных расследований (ЕРДР), по которому открывается производство.

На открытие такого производства у следователя есть 24 часа, и если он этого не сделал, то жалобщик может обратиться в суд.

Несмотря на то, что отказ в принятии и регистрации заявления или сообщения об уголовном правонарушении не допускается, на самом деле такие случаи нередки, и суды такие жалобы удовлетворяют.

Именно благодаря такой процедуре Ренат Кузьмин не раз заставлял открывать нужные ему производства, но так же Печерский районный суд Киева обязал генерального прокурора Украины Ирину Венедиктову открыть уголовные производства относительно вероятного совершения государственной измены народными депутатами Александром Дубинским и Андреем Деркачем.

Но вернемся к заявлению суда по делу Порошенко-Байдена.

“Пресс-служба суда доводит до сведения общественности, что на рассмотрении следственного судьи Печерского районного суда Киева находилась жалоба адвоката Александра Телешецкого, который действует в интересах Андрея Деркача”, – говорится в публикации. И там же отмечается, что она была удовлетворена 11 сентября, но в ней якобы не указывались упомянутые лица, а только международные организации.

Указанное постановление можно найти в реестре судебных решений.

11 сентября судья Светлана Волкова, которую считают приближенной к Андрею Портнову, рассмотрела жалобу представителя народного депутата (имя скрыто обозначением ЛИЦО 1) Александра Телешецкого о бездеятельности ОГПУ при внесении жалобы в ЕРДР.

Светлана Волкова

Интересно, что судья приняла решение при отсутствии жалобщика и представителей ОГПУ.

Если вы решите перечитать постановление, то не найдете там ничего, кроме правовой казуистики. Никаких подробностей жалобы в самом постановлении не указано, но им там быть и не обязательно. Как указывает адвокат Порошенко Игорь Головань, с самим текстом жалобы суд должен был ознакомиться, а значит, должен был понимать, о чем речь.

С ним соглашается и Валентина Теличенко.

“Свое сообщение на Facebook Печерский суд начал с манипулятивного заявления, что он “…не принимал решений об открытии уголовных дел в отношении бывшего президента Украины Петра Порошенко и президента США Джо Байдена”. Да, конечно, не принимал, потому что уголовное производство становится “в отношении определенного лица”, только когда этому лицу вручат уведомление о подозрении, а до того – формально – лицо можно допрашивать в качестве свидетеля и дело будет оставаться фактовым. Следовательно, суд таки знал обстоятельства, описанные в заявлении Андрея Деркача. И суд это подтвердил в том же сообщении на Facebook : “…усматривается, что признаки уголовного преступления есть в действиях отдельных представителей международных организаций, без указания их фамилий”, – отмечает юрист.

“То есть суд все же ознакомился с заявлением о преступлении и оценил, что признаки состава преступления в действиях каких-то “представителей” есть. Но как написать заявление о нелатентном преступлении без указания фамилий лиц, вероятно преступивших закон? Если заявление не содержит имен, а только анализ событий и предположения, то это означает отсутствие конкретной информации о признаках состава преступления, а если есть конкретика, то тогда можно делать вывод – есть или нет признаков состава преступления. У суда было что анализировать. То есть это еще одна манипуляция со стороны суда или просто неправда в сообщении”, – добавляет Теличенко.

В комментарии “Буквам” Головань отметил, что по информации адвокатов, производства открыли после постановления Печерского суда, но подчеркнул, что комментировать это должен Офис генпрокурора, который 22 января 2021 года зарегистрировал производства.

Порошенко и Головань

“Печерский суд признал, что удовлетворил августовскую жалобу Деркача, а в августе 2020-го у Деркача других тем не было. Суть заявлений в судебных постановлениях очень часто не указывается, это обычная практика. Сам факт попыток Печерского суда оправдаться и отмежеваться красноречив. Ведь молчат о том, кого имели в виду в постановлении без фамилий?” – говорит Головань.

“Печерскому суду есть за что оправдываться. Они в нарушение территориальной подсудности ГБР уже длительное время обслуживают. А в этом случае славу должны разделить Деркач – Печерский суд – Офис генпрокурора”, – добавляет он.

В Офисе генпрокурора “Буквам” сообщили, что не могут прокомментировать вопрос открытия производства и роль в нем Печерского суда, и посоветовали писать запрос, что редакция и сделала.

На что еще нужно обратить внимание, так это на то, что суд рассмотрел жалобу на второй день с момента подачи, но сама жалоба подана в суд 9 сентября, тогда как жалобу в ОГПУ подали 10 августа.

А часть 1 статьи 304 УПК дает только 10 дней на обжалование такого бездействия, которые миновали 22 августа. В постановлении ничего не сказано о том, что Деркач просил возобновить срок, поэтому заявление могло быть возвращено судом на основании пункта 3 части 2 статьи 304 УПК.

Хотя это, возможно, не самая большая проблема суда.

“По поведению ОГПУ и Печерского суда мне видится, что очень не хотелось и тем, и другим выполнять чьи-то указания относительно регистрации и расследования уголовного производства об обстоятельствах увольнения с должности Генерального прокурора Украины Виктора Шокина, но они не могли отказаться. А теперь в Печерском суде увидели неприглядную перспективу получить негативную оценку своих действий и, возможно, даже персональные санкции и стараются убедить общество, что они якобы не имеют отношения к этому уголовному производству”, – говорит Теличенко.

И отмечает, что в перспективе такие решения дорого обойдутся и власти, и Украине.

“К сожалению, у Украины уже есть несколько решений ЕСПЧ, в которых говорится о нарушении статьи 18 Европейской конвенции, запрещающей использовать инструментарий уголовного права для незаконной цели. Янукович практиковал уголовное преследование политических оппонентов. То, что Зеленский вернулся к этой практике, – очень портит ему и Украине репутацию. Ошибки Януковича так ничему и не научили Зеленского. Повторение этих ошибок Зеленскому будет стоить значительно дороже, чем они стоили Януковичу”, – отмечает Теличенко.

Текст готовили Татьяна Николаенко и Стас Козлюк.