Было бы большим преувеличением сказать, что речи президента Украины имеют шансы попасть в  анналы истории. За практически 9 месяцев президентства Владимира Зеленского многие из нас уже смирились с его, мягко говоря, своеобразным стилем выступлений. Однако брифинг по итогам срочного заседания СНБО во вторник превзошел самые смелые ожидания даже таких критиков Зеленского, как я.

Рано утром позиции украинской армии были атакованы соединениями России. В результате наступления, которое (какая неожиданность!) произошло как раз в зоне разведения, а скорее отведения украинских войск,Украина потеряла еще одну жизнь нашего защитника, ранение получили четверо бойцов. Также в результате российской атаки был утрачен  украинский опорно-наблюдательный пункт на господствующей высоте.

Президент отреагировал на первое наступление российских войск с 2018 года весьма своеобразно. Ответив, что никакие провокации врага не свернут его с мирного пути: “Мы идем уверенно, приближаемся к прекращению войны и к миру”. В целом атаке россиян было посвящены примерно две минуты. По истечении которых, выразив соболезнования погибшему бойцу,  Владимир Зеленский перешел к вопросу коронавируса. И угрозам в адрес неназванных партий, которые сеют панику. Угрозам так же весьма специфическим – в виде обещания пристроить эвакуированных граждан Украины в Кончу-Заспу. Как каких-то опасных вредителей.

По итогам публичных заявлений Зеленского стало понятно, что коронавирус – это не только заболевание. Это еще и психдиагноз, который очень сильно влияет на умственные способности отдельно взятых лидеров государств.

Ведь, казалось бы, сегодняшняя атака врага полностью разбивает иллюзию мира, в которой Зеленский жил еще три дня назад, когда на Мюнхенской конференции по безопасности решил рассказать, что его ум свободен не только от стратегии, но и от войны. Которая в его голове уже давно закончена. И даже согласившись на какие-то непонятные совместные патрули с “представителями ОРДЛО” на границе России и Украины. Заявление это оказалось настолько скандальным, что дезавуировать его пришлось и министру внутренних дел Авакову и секретарю СНБО Алексею Данилову. Оба  они отметили, что ни о каких совместных патрулях с пророссийскими боевиками речь не идет. И что “сила будет только с украинской стороны”.

Офис президента вместе с советником секретаря СНБО Сергеем  Сивохо готовил презентацию “Платформы диалога и примирения”, и только человеческие жертвы заставили перенести эту попытку примиренчества.

Но понял ли президент, что произошло и зачем Россия пошла в открытую атаку на украинскую армию? В этом есть большие сомнения.

Если смотреть на войну с кремлевской колокольни, то действия России выглядят логичными. Собственно говоря, как и в прочих спровоцированных Россией конфликтах на постсоветском пространстве, Кремль использует активизацию боевых действия для усиления внутренней дестабилизации Украины. И для провоцирования нашей власти к прямым переговорам со своими марионетками на оккупированных территориях. Именно об этом Путин, устами своего пресс-секретаря Дмитрия Пескова, и устами главы МИДа России Сергея  Лаврова говорит без малого шесть лет. Хотите мира? Хотите совместных патрулей? Хотите выборов? Говорите напрямую с “мятежными республиками”! Нас там нет! Но перед этим гарантируйте особый статус Донбассу в Конституции. И, Боже упаси, не называйте “ЛДНР” какими-то особыми районами Луганской и Донецкой областей. Мир в украинском внутреннем конфликте возможен только в случае признания особых прав Донбасса, федерализации. И в этом вопросе Россия  конечно же может быть посредником. Посредником, для эффективной роли которого стоит отказаться от антироссийской риторики и снять санкции.

Казалось бы, Зеленский подыгрывает этим сигналам Кремля. Он в упор не называет Россию агрессором. Он продолжает называть боевые действия российской армии “провокацией той стороны”. И как бульдозер, пробирающийся сквозь вязкое болото политики, предпочитает нести свое послание мира украинцам и международным партнерам без оглядки на все препятствия в виде пеньков и трясины. И в принципе ведет себя так, как будто в Украине и правда происходит внутренний конфликт, а не внешняя агрессия. Чем непомерно раздражает пассионарное патриотическое меньшинство. Однако, поразительно, при этом Зеленский никак не может согласиться с российской версией происходящего. И усвоить, что  капитуляция возможна исключительно на российских условиях.

Зеленский вечно выписывает реверансы Путину. Заглядывает ему в глаза с разных ракурсов. И говорит о том, что в этих глазах он видит не украинскую кровь и желание восстановить павшую империю, а желание мира. В упор не понимая сигналов от российского руководства. Сигналов, которые правильно расшифровал бы профессиональный политик, сам владеющий этим мастерством. Ведь утренняя атака – это просто предупреждение Кремля о том, что ждет Зеленского в случае, если он не согласится с российской версией происходящего.

Владимир Зеленский уникален тем, что в зацикленности на собственной личности он верит не объективным данным разведки, а в мир, который сконструировал  в своей фантазии.

Мир этот парадоксально интегрирует в себе противоречивые понятия. Стремление Путина к миру и обстрелы. Атаки на “воинствующее меньшинство” и благодарность за защиту страны в адрес этого же меньшинства. Снижение интенсивности международных коммуникаций с требованием сохранить санкции. Эта реальность в голове первого лица Украины  настолько сильна, что пробить ее барьер не способна никакая объективная реальность фактов. Живущий в своем параллельном мире Зеленский чем-то напоминает короля-шизофреника из бессмертной пьесы Евгения Шварца “Обыкновенное чудо”. Благодушного тирана, который хочет травить всех вокруг ядом при первой же встрече, и доброте которого мешает исключительно плохая наследственность.

В этом  мире  фантазий возможно все. И пребывающего в этом состоянии президента вовсе не интересует, что думает об этих фантазиях украинское общество, либо лично Владимир Путин. Который стремится не к совместным патрулям на границе, а к тому, чтобы граница навсегда оставалась под контролем его войск, а Украина наконец-то стала главным бриллиантом в его короне.

Дальнейшие действия Кремля понятны. Нежелающего безоговорочно капитулировать перед лицом Кремля Зеленского Путин считает просто вертлявым обманщиком. А значит в ближайшее время нас ждут новые атаки и жертвы. Так же как и новые пачки компромата из Омана, либо с других тайных переговоров, в которые Зеленский позволил себя втянуть. Более важным вопросом остается вопрос о том, сможет ли Владимир Зеленский открыть глаза и увидеть всю угрожающую степень нависшей над ним и нами угрозы. Сумеет ли понять, что “воинствующее меньшинство”, бросающее свою жизнь ради обороны Украины – его единственная надежда на сохранение государства и собственной власти. Либо пребывая в летаргии,  проснется только в день начала широкомасштабной войны. Только для того, чтобы власть потерять.