В последние месяцы в публичную плоскость вынырнул скандал, связанный с будущим председателем Специализированного антикоррупционной прокуратуры (САП). А точнее – с членами конкурсной комиссии, которые должны организовать открытый и прозрачный конкурс на эту должность. Международные партнеры Украины, в частности Европейский Союз и Всемирный банк, даже успели письменно обратиться в Верховную Раду и Офис президента. Они, в частности, высказывали обеспокоенность относительно “доверия к будущему процессу отбора” руководителя Антикоррупционной прокуратуры. Правда, такая история уже была. Пять лет назад, когда голову САП выбирали впервые.

Борьба с коррупцией и безвиз

После Революции Достоинства и бегства экс-президента Виктора Януковича в Ростов Украина подписала Соглашение об ассоциации. Следующим шагом должен был стать безвизовый режим со странами Евросоюза. Тогдашняя власть должна была выполнить ряд условий, среди которых было усиление борьбы с коррупцией. Речь шла, среди прочего, о создании антикоррупционной инфраструктуры: Национального антикоррупционного бюро Украины (НАБУ), САП, Высшего антикоррупционного суда (ВАКС), Национального агентства по предотвращению коррупции (НАПК), Агентства по розыску и менеджменту активов (АРМА) и др. Вместе с тем международные партнеры были готовы частично профинансировать проведение соответствующих реформ. Наконец, летом 2017 года безвиз заработал. Однако Евросоюз и дальше следит за соблюдением обязательств, которые взяла на себя Украина: чтобы обезопасить антикоррупционные органы от политических влияний, существует специальная процедура для приостановления действия безвизового режима. А финансовая помощь от Всемирного банка и Международного валютного фонда (МВФ) привязана к независимости антикоррупционной инфраструктуры.

Фото Артема Слипачука

Фактически ключевыми являются три организации: НАБУ, САП и ВАКС. Все они должны были работать с преступлениями, связанными с топ-коррупцией: Антикорбюро отвечает за расследование, Антикоррупционная прокуратура следит за соблюдением законодательства при расследовании и представляет государственное обвинение в Антикорсуде, который рассматривает дела исключительно топ-коррупционеров.

Однако их создание не прошло без скандалов. Например, власть времен Петра Порошенко уклонялась от запуска ВАКС, а пятый президент Украины предлагал ограничиться лишь антикоррупционной палатой в Верховном Суде. Верховная Рада, в свою очередь, пыталась получить контроль над НАБУ, упростив процедуру увольнения его руководителя: вместо оценки результатов независимого международного аудита парламентарии хотели отправлять руководителя Антикорбюро в отставку простым большинством голосов – достаточно было получить 226 “за”. Законодательные инициативы заставили Международный валютный фонд и Всемирный банк напомнить Украине, при каких условиях та получает от них помощь: “Мы призываем украинскую власть сохранить независимость НАБУ и Специализированной антикоррупционной прокуратуры”, – говорилось в заявлении МВФ от 8 декабря 2017 года. Депутаты по итогу от сомнительных инициатив отказались.

Антикоррупционную же прокуратуру скандалы сопровождают с момента появления. Стоит объяснить, что САП, как и все другие части антикоррупционной инфраструктуры, должна быть защищена от политических влияний. Специализированная антикоррупционная прокуратура входит в состав Офиса генпрокурора (ОГП), однако является самостоятельным подразделением. И если руководителей других подразделений ОГП назначает лично генпрокурор, то руководителя САП выбирают на открытом конкурсе. А в законе о прокуратуре (ст. 8) прописано, как это должно происходить: из 4 представителей Совета прокуроров и 7 представителей парламента создается специальная комиссия, которая и должна организовать конкурс. В то же время закон не уточняет, как должен происходить этот отбор: во сколько этапов, как эти этапы должны выглядеть и тому подобное. Комиссия должна сама определяться с деталями.

Согласно закону о прокуратуре, членами конкурсной комиссии не могут быть все возможные фигуранты расследований по топ-коррупции: народные депутаты, правоохранители, госслужащие, члены политических партий и тому подобное. Вместе с тем люди, которых парламент и Совет прокуроров делегирует выбирать председателя САП, должны иметь “безупречную деловую репутацию”, “общественный авторитет” и “значительный опыт в сфере противодействия коррупции”.

Однако еще во время конкурса, на котором выбирали первого руководителя Антикоррупционной прокуратуры, произошел скандал. Международные партнеры Украины, которые следили за формированием конкурсной комиссии, осторожно выразили недоверие делегатам от прокуратуры.

“Экспертное сообщество и представители гражданского общества выразили обоснованное беспокойство относительно назначений членов комиссии, сделанных Генпрокуратурой”, – цитировало в сентябре 2015 года представительство Европейской комиссии слова посла ЕС в Украине Яна Томбинского.

Активисты-антикоррупционеры же заявляли, что президент Порошенко влияет на конкурсную комиссию, поскольку трое делегатов от Верховной Рады и все делегаты от Генпрокуратуры ему подконтрольны. Власть на критику не обращала внимания, пока в начале ноября 2015 года представительство ЕС в Украине заявило, что потеряло доверие к процессу создания Антикоррупционной прокуратуры и не будет финансировать конкурс. Уже на следующий день генпрокурор Виктор Шокин сменил двух представителей ГПУ в комиссии по отбору председателя САП. А через два дня ЕС решил поддержать дальнейшее проведение конкурса. В конце ноября определились и с двумя финалистами отбора: 9 голосов “за” получил прокурор, участник войны на Донбассе Максим Грищук, 7 – прокурор Назар Холодницкий. Шокин назначил руководителем САП последнего.

Новая-старая проблема

Всю каденцию Холодницкого сопровождали скандалы, самым громким из которых стала история с прослушкой кабинета главы Антикоррупционной прокуратуры, во время которой зафиксировали возможное вмешательство руководителя САП в работу подчиненных, попытки воздействия на них, разглашение тайны следствия и тому подобное. Прослушиванием менее месяца занималось Национальное антикоррупционное бюро, а микрофоны для этого установили в аквариум, который был в кабинете Холодницкого.

Так же главу САП критиковали за неудовлетворительную работу. Например, общественная организация “Центр противодействия коррупции” (ЦПК) обвинила его в “сливе” ряда резонансных дел: т. н. рюкзаков Авакова (закупка у фирмы сына министра МВД некачественных рюкзаков для Национальной гвардии по завышенным ценам), дела Супрун (предложение взятки и. о. министра здравоохранения Ульяне Супрун), дела Корчак (экс-председатель НАПК, которая не задекларировала свое авто) и др.

После смены власти и прихода в кресло генпрокурора Ирины Венедиктовой Холодницкий получил очередную порцию критики. В частности, председатель Офиса генпрокурора обвиняла САП в бездействии в деле экс-депутата Ярослава Дубневича (подозревают в присвоении 93 млн грн “Укрзализныци”). На Холодницкого открыли дисциплинарное производство, однако оно не дало результата.

Здесь стоит напомнить, что руководитель САП занимает должность в течение пяти лет. После этого должен состояться новый конкурс. Полномочия Холодицкого заканчивались осенью 2020-го. Поэтому Офис генпрокурора и Верховная Рада должны были определиться со своими кандидатами в конкурсную комиссию. 17 июня стало известно, кого именно делегировал в комиссию Совет прокуроров. Ими стали:

  • Роман Куйбида – заместитель председателя правления ОО “Центр политико-правовых реформ”, член Общественного совета добродетели.
  • Нона Цоцория – международный консультант по оценке и реализации проектов по правам человека, борьбе с коррупцией, верховенству права, экс-судья Европейского суда по правам человека.
  • Драго Кос – председатель рабочей группы по взяточничеству при международных бизнес-переводах в рамках Организации экономического сотрудничества и развития, управляющий партнер в компании RUR в сферах корпоративной добродетели, предотвращения коррупции, судебного аудита и тому подобное.
  • Томас Файрстоун – бывший прокурор США, партнер компании “Бейкер и Маккензи”.

Дело оставалось за парламентом, который должен был определить семерых своих делегатов. Первое голосование за членов конкурсной комиссии депутаты провалили 15 июля. Во второй раз народные избранники пытались назначить своих делегатов 3 сентября. Также неудачно. В промежутках между этими голосованиями, 21 августа, Назар Холодницкий написал заявление об увольнении, и в тот же день Венедиктова его согласовала. Временным руководителем САП стал Максим Грищук. 17 сентября, с третьей попытки, Верховная Рада таки проголосовала за членов конкурсной комиссии: в зале нашлось 239 голосов. Кроме президентской “Слуги народа”, инициативу поддержали бывшие регионалы из “Оппозиционной платформы – За життя” (ОПЗЖ), депутатские группы “За майбутне” и “Довира” и внефракционные. Против голосовали “Европейская Солидарность”, “Батькивщина”, “Голос”, двое внефракционных и один “слуга народа”.

Представителями парламента в комиссии стали:

  • Елена Бусол (делегат депгруппы “За майбутнє”) – доктор юридических наук, завкафедрой специально-правовых дисциплин в Таврическом национальном университете им. Вернадского. По данным ЦПК, Бусол подавала свою кандидатуру на руководителя АРМА и заместителя директора ГБР, но не смогла пройти тестирование.
  • Андрей Гуджал (делегат ОПЗЖ) – управляющий партнер адвокатского объединения “ГуДеГ”. В ЦПК отметили, что он уволился из прокуратуры перед реформой в 2019 году. Также возникают вопросы относительно его декларации: ЦПК предполагает, что он мог занизить стоимость своей квартиры.
  • Алексей Дрозд (делегат “Слуги народа”) – доктор юридических наук, начальник отдела докторантуры и адъюнктуры Национальной академии внутренних дел. Возможно, мог указать ложную информацию о стоимости своего авто и земельного участка. По данным ЦПК, является действующим сотрудником Национальной полиции и по закону не имеет права избирать главу САП.
  • Екатерина Коваль (делегат депгруппы “За майбутнє”) – первый заместитель председателя Союза юристов Украины. В ЦПК отмечают, что в 2011 году она указала в декларации 23 тыс. грн дохода, при этом в том же году купила за 326 тыс. грн внедорожник.
  • Вячеслав Навроцкий (делегат от “Слуги народа”) – доктор юридических наук, профессор кафедры теории права и прав человека Украинского католического университета, профессор кафедры уголовного права и криминологии Львовского университета внутренних дел, член-корреспондент Национальной академии правовых наук.
  • Богдан Романюк (делегат от депгруппы “Довира”) – кандидат юридических наук, профессор кафедры транспортного права и логистики Национального транспортного университета. В ЦПК отмечают, что в свое время мужчина ушел в отставку с должности руководителя Львовской милиции якобы из-за причастности к избиению участников массовых акций.
  • Евгений Соболь (делегат от “Слуги народа”) – доктор юридических наук, завкафедрой государственно-правовых дисциплин и административного права Центрально педагогического университета им. Винниченко. По данным ЦПК, в 2019 году приобрел квартиру в районе, где рыночная стоимость таких квартир составляет около $100 000.

Собственно, к части этих кандидатур у активистов-антикоррупционеров есть претензии, поскольку возникают сомнения в их добродетели как минимум из-за ложных сведений в декларациях. В то же время с оговорками относительно будущих членов конкурсной комиссии выступили и международные партнеры Украины. Как упоминалось выше, еще 2 сентября ЕС, Всемирный банк и ряд европейских стран написали письмо в украинский парламент и Офис президента, в котором отметили, что делегатами должны быть люди с опытом в сфере противодействия коррупции. Уже после голосования 17 сентября евродепутат и член Европейской народной партии Михаэль Галлер выступил с заявлением, в котором отметил, что назначение сомнительных кандидатов в конкурсную комиссию по отбору председателя САП представляет риск для финансовой поддержки Украины, которую предоставляют ЕС и МВФ. Ведь независимость антикоррупционной инфраструктуры до сих пор остается одним из условий, при котором такая помощь будет предоставляться.

Офис президента на критику отреагировал в привычной манере: посоветовал всем “участникам общественной дискуссии” воздержаться от чрезмерных эмоций и “спекулятивных оценок”. Кроме того, в ОП отметили, что мерилом эффективности антикоррупционной инфраструктуры являются “обвинительные судебные приговоры” (здесь можно вспомнить длительные попытки НАБУ привлечь к ответственности судей Окружного админсуда Киева, попытки судебной системы забрать это дело у Антикорсуда и отсутствие реакции на это у президента Зеленского).

Пока же существуют подозрения, что часть назначенных в конкурсную комиссию Верховной Радой делегатов не самостоятельны и на них могут влиять партии, которые их делегировали. Стоит также упомянуть о том, что в украинской политической традиции для власти всегда важен контроль над правоохранительными структурами, прокуратурой и судами. Это частично показала власть времен Петра Порошенко – особенно ярко это было видно во время конкурса на главу Государственного бюро расследований. После прихода Владимира Зеленского к власти ситуация изменилась только в худшую сторону: Службу безопасности Украины возглавил бизнес-партнер Иван Баканов, Офис генпрокурора – “100% человек президента” Руслан Рябошапка, ГБР (а впоследствии и Офис генпрокурора) – третий номер в списке партии “Слуга народа” Ирина Венедиктова.

Кандидатом на должность руководителя САП называют приближенного к Андрею Ермаку депутата Андрея Костина, именно его фамилия фигурировала в переписке депутатов.

Насколько оправданы подозрения относительно попытки установить контроль над Специализированной антикоррупционной прокуратурой, даже несмотря на меры предосторожности со стороны международных партнеров Украины, можно будет судить в ближайшие месяцы: когда конкурсная комиссия начнет работу. Однако уже сейчас можно говорить, что Банковая, по крайней мере пока, решила игнорировать предостережения как от активистов-антикоррупционеров, так и от международных партнеров.