Народным депутатом Украины IX созыва от политической партии “Слуга народа” Анна Скороход стала, заручившись поддержкой избирателей на одномандатном избирательном округе №93 в Киевской области. Прежде парламентарий занимала должность заместителя директора по организационно-правовым вопросам ООО “Строительный комбинат “Прогресс” и проживала, в соответствии с данными Центризбиркома, в городе Борисполь Киевской области.

Эти факты из биографии “нового политического лица” были мало кому известны из обывателей до 1 ноября, пока парламентарий Скороход не привлекла внимание общественности в сессионном зале ВР на первый взгляд безобидной женской реакцией на “грубое в словесной форме”, по ее словам, обращение  с  ней  со стороны руководства однопартийного большинства. Слезы Скороход возникли во время рассмотрения вопроса разделения газотранспортной системы Украины, касающихся перспектив продления контракта с Россией в соответствии с условиями, отвечающими европейским нормам и подразумевающим создание европейского оператора ГТС. Речь – о законе 2239-1 “О внесении изменений к некоторым законам Украины в связи с отделением деятельности по транспортировке природного газа”.

Со слов Скороход 1 ноября общественность узнала о том, что внесенная и согласованная во время заседания Комитета ВР по вопросам энергетики и жилищно-коммунальных услуг правка накануне заседания не была вынесена на рассмотрение и как следствие не была включена в повестку данного законодательного вопроса.

“Вчера на комитете мы пришли к каким-то договоренностям. А сегодня, когда я перечитала весь текст, эти договоренности не соблюдены”, – акцентировала народный депутат.

На вопрос председателя ВР Дмитрия Разумкова, о какой именно правке идет речь, Скороход ответила следующее: “№161. В соответствии с действующей редакцией законопроекта, которая предлагается Министерством финансов, его решения не могут быть отменены Кабинетом Министров. Я предлагаю это убрать. У меня такое ощущение, что происходит какое-то издевательство. Я сказала, что хочу пройти по своим правкам. Это значит, что я хочу пройти по своим правкам. А не то что ко мне кто-то подходит и говорит, перестань их подавать”.

На это руководитель профильного Комитета Андрей Герус отреагировал пояснением о том, что НАК “Натогаз Украины” находится в подчинении правительства, и что решения по операторам газотранспортной системы принимает государство в лице Минфина.

“Это решение по анбандлингу. По третьему энергетическому пакету. В связи с этим комитет отклонил правку, чтобы мы смогли придерживаться стандартов анбандлинга”, – резюмировал он.

Поскольку Скороход настаивала на своей правке, Разумков ее вынес на голосование, однако парламентарии данную инициативу не поддержали.

В этом контексте политологи обратили внимание на специфику округа №93, называя его “территорией Александра Онищенко” – депутатом-мажоритарщиком он представлял данный округ в 2012 и 2014 годах. Фамилия Анны Скороход, как кандидата в депутаты от политической партии “Слуга народа” на данном округе возникла спонтанно. Во время избирательной парламентской кампании в эфире программы “Право на власть” Дмитрий Разумков сообщал о том, что она, как и Антон Поляков, Алексей Жмеринецкий, были “взяты в последний момент, поскольку некем было закрыть округа”.

Во второй раз парламентарий Скороход привлекла внимание 14 ноября, находясь за трибуной Верховной Рады, своим заявлением о том, что “из-за неправильного ее голосования по законопроекту, касающемуся продажи земли, правоохранителями был задержан ее муж”. Слова народного депутата звучали так: “За то, что я не голосовала так, как мне указывала фракция, по поручению одного из замов Офиса Президента моего мужа задержали незаконно. Основанием стали мои голосования в зале, отстаивание государственной собственности на ГТС, а также красная кнопка против открытия рынка земли”.

В тот же день во время заседания ВР глава депутатской фракции “Слуга народа” Давид Арахамия заявил, что политическая партия к мужу Скороход не имеет никакого отношения, однако данный парламентарий “неоднократно обращалась к народным депутатам, предлагая им денежную помощь”. Арахамия дал понять, что он лично будет ставить вопрос об исключении Скороход из фракции, “потому что нет никакого смысла находиться в ней, не поддерживая ни одного решения”. В кулуарах ВР глава фракции “СН” сообщал представителям СМИ о “двух случаях, когда гражданский муж Скороход Алексей Алякин приходил на заседание Комитета ВР по вопросам энергетики и жилищно-коммунальных услуг и угрожал депутатам”.

“Мы передали эту информацию в правоохранительные органы. Для меня было неожиданностью то, что она вышла на трибуну и заявила о подозрениях, – добавил в комментарии Арахамия. – Вы гуглили, кто такой господин Алякин? Это энергетический рынок, энергообеспечение страны… Одна из версий: если ее муж в розыске в России, возможно, ему сказали, что если он притормозит анбандлинг, который России очень нужно притормозить, то с него снимут подозрения. Могло так есть? И у него есть жена, которая подстрекала всех в комитете… Пусть правоохранительные органы расследуют то, что было”.

При этом Арахамия подчеркнул, что во фракции “СН” не знали, что Алякин является гражданским мужем Скороход и опроверг прозвучавшие ранее заявления Скороход о давлении Офиса президента на ее семью.

В свою очередь Скороход опровергла обвинения Арахамии и озвучила намерение подать заявления “во все антикоррупционные органы Украины”.

К слову, представители всех парламентских фракций и групп поддержали Скороход, кроме ее партийных коллег.

Кто такой Алякин?

По данным СМИ, Алексей Алякин, владевший российским банком “Пушкино”, но в 2013 году объявивший себя банкротом, является гражданским мужем Анны Скороход. В 2015 году один из судов Москвы разрешил его заочный арест в рамках обвинения в организации хищения средств банка в особо крупных размерах – в сумме порядка 10 млрд российских рублей или 500 млн долларов.

В 2013 году, по данным СМИ, Алякин переехал в Украину, получил украинское гражданство и создал строительную компанию “Прогресс Буд”, зарегистрированную в Борисполе Киевской области, в которой Скороход работала заместителем директора по организационно-правовым вопросам. В августе 2018 Алякин был задержан Службой безопасности по экстрадиционному запросу РФ, его гражданство было аннулировано. Черниговский суд обязал Государственную миграционную службу Украины восстановить украинское гражданство экс-банкира. В этом же году Алякин был отпущен по истечении временного срока задержания.

В этом контексте примечательны слова адвоката предпринимателя Сергея Тарасюка. 14 ноября он опубликовал  в СМИ информацию о том, что ему непонятны причины задержания его клиента и он намерен это решение оспаривать: “Алексей Алякин повторно задержан на основании повторной экстрадиционной проверки. Уголовным процессуальным кодексом эта процедура не предусмотрена. Какая мотивация задержания – непонятно, потому что он прошел полностью все процедуры”.

История на опережение

Мнение о возникшей ситуации #Буквы спросили у ряда политологов.

Член независимого пула экспертов ИНПОЛИТ Кирилл Сазонов не исключил, что за мужем Скороход может тянуться “определенный шлейф”, однако данные вопросы в компетенции правоохранительных органов.

“В таком случае она сыграла очень красивую историю на опережение, связанную с политикой. Но берем другую сторону медали – с января 2018 года претензии к Алякину закрыты со стороны правоохранительных органов, однако его задержание происходит на следующий день после того, как Скороход не голосует за рынок земли. Алякин не скрывался, выдавать его в Россию нельзя, потому что, по словам его адвоката, он помогал 24-му отдельному штурмовому батальону “Айдар”, – рассказывает политолог, напоминая, что утром перед знаковым голосованием у членов фракции “СН” был разговор с президентом Владимиром Зеленским.

“Представитель КМУ в ВР Ирина Верещук на брифинге утром говорила журналистам, что воздержится от голосования, поскольку закон “сырой”. Она воздержалась, но мы видим, что депутатов заставляли голосовать очень жестко. После этого показательное наказание Анны выглядит вполне логичным – оно вписывается в общую канву в борьбе за дисциплину в рядах фракции. Нет ничего хуже, чем оказаться под рукой, когда нужен пример жесткости и беспощадности”, – отметил он.

Кроме того, Сазонов акцентировал на том, что сейчас в политсиле наблюдается “жесткое закручивание гаек по российским лекалам”, напоминая в частности о намерении ввести стандарты написания новостей для СМИ.

“Для депутата – парламент тоже не место для дискуссий. Своих построить, чужих припугнуть и заставить журналистов плясать по нотам”, – делится наблюдениями Сазонов.

По его словам, ситуация с парламентарием Скороход скорее “следствие трещин, образовавшихся ранее между группой “Коломойского-Зеленского-Разумкова – представителей Сороса”.

“Там раскол пошел давно. Сейчас видимо принято решение достаточно жесткими мерами показать, кто в доме хозяин. Для этого есть НАБУ, Государственное бюро расследований, Генеральная прокуратура… Пример Анны многим дал понять, что безнаказанно это делать нельзя. Мы видим, что Яременко никто не трогает, и несмотря на скандалы, он продолжает руководить комитетом иностранных дел. Несмотря на то, что он опозорил фракцию, ударил по рейтингу, к нему нет претензий, потому что он дисциплинированный человек, выполняющий волю фракции и исправно голосующий”, – акцентирует Сазонов. – Позиция по Скороход наглядно демонстрирует народным депутатам, что пока они свои, им ничего не грозит, грехи будут прощены, но если они выйдут из фарватера руководства партии, то им мало не покажется. Я вижу такой общий идеологический посыл”.