Вот вторник 23 июня, во время рабочего визите визита в Николаев, глава фракции “Слуга Народа” Давид Арахамия и глава партии Александр Корниенко попали в сексистский скандал.

Перед прямой трансляцией, “Слуги народа” не поняли, что их микрофоны уже включены на запись и решили обсудить между собой коллегу по фракции Ирину Аллахвердиеву. Обсуждение вышло довольно фривольным: политики говорили о внешности, косметических процедурах женщины и сравнивали ее с “корабельной сосной”.

Запись довольно быстро разлетелась по сети, вызвав шквал негодования. Однако, сама Ирина Аллахвердиева стала на сторону коллег, уверяя, что запись смонтирована и является провокацией в преддверии выборов мэра Николаева. Заметим, запись шла в качестве стрима, а значит смонтировать ее просто не было возможности. Позже Корниенко извинился, признал, что монтажа нет, но что якобы он говорил не об Аллахвердиевой, а о другой женщине — кандидате в мэры города.

Так почему же женщины в политике продолжают закрывать глаза на сексизм вокруг себя?

Сексизм как норма

Парламент IX созыва стал самым гендерно  разнообразным за всю историю независимой Украины: из 450 депутатов, 87 — женщины, а это больше 20%. Но это все еще небольшой процент, чтобы репрезентовать женщин, которых в стране 54%, и представлять их интересы. 

С политическим разнообразием ситуация обратная: в текущем созыве было сформировано крепкое монобольшинство на основе партии “Слуга народа”, оно же повлияло и на формирование нового правительства. Президент Владимир Зеленский также сформировал свою администрацию, опираясь на собственные предпочтения. 

Так, первая фотография команды Президента случайно, но очень точно показывает, какой будет гендерная политика действующей власти. На фото — 12 мужчин и, совпадение — ни одной женщины. 

 

Эту политику подтвердила череда гендерных скандалов “слуг народа”. Александр Дубинский подбирал помощниц по росту (поскольку рост никак не влияет на обязанности помощника депутата — это прямая объективация), Богдан Яременко попал в скандал, переписываясь с секс-работницей (проституция в Украине противозаконна), а Владимир Зеленский и вовсе назвал украинок брендом (при том, что Украина давно борется с имиджем страны для секс-туризма). Не раз в сексистских скандалах был замечен и бывший руководитель Офиса Президента  Андрей Богдан. 

Буквы даже писали шпаргалку для Владимира Зеленского перед посещением Белого Дома, ведь он рисковал переплюнуть по части сексизма даже Дональда Трампа!

Учитывая такое количество сексистских скандалов, ни за одним из которых не последовало репутационных потерь, “слугам народа” стало понятно, что фривольное отношение к женщинам всегда сойдет им с рук. Женщины же в политике в свою очередь поняли, что защитить их некому. 

Объективация как комплимент

Не каждая женщина считает объективирующее высказывание оскорблением (объективация — сравнение качеств и возможностей живого человека с неодушевленным предметом, тем самым уводя фокус с личности человека: например, “рабочая, как корабельная сосна”). 

Объективацию в нашем обществе все еще считают нормальным, а борьбу с ней — проблемой исключительно радикальных феминисток и мужененавистниц. Это одна из причин, по которой Украина в 2020 году по Индексу гендерного равенства оказалась ниже Таиланда, Брунея и даже России. 

Отношение к женщинам, как к предметам украшения поддерживают отечественные таблоиды, которые выходят с материалами а-ля “ТОП-10 платьев ВР”, раздельные рейтинги политиков, заголовки, где женщин оценивают по цвету волос и возрасту (“32-летняя блондинка стала помощницей депутата”) и так далее. 

Поэтому   женщина, которая рождается, воспитывается и живет в парадигме, где к ней все равно относятся, как предмету, уж лучше пусть относятся, как к предмету красивому, желанному, говорят комплименты, пусть и объективирующие. Не раз из-за не конформной (непринятой в данном социуме) внешности, Уляну Супрун часто называют ведьмой, пластические операции Юлии Тимошенко, которая как раз пытается выглядеть конформной, а значит моложе, тоже обсуждают и политики, и таблоиды. На слишком молодых девушек, а особенно красивых, тоже вешается клеймо “через постель”. 

Поэтому, чтобы удержаться в политике от крупных оскорблений, многие выбирают сносить оскорбления попроще и даже считать их комплиментами. 

Сила в слабости

Учитывая, что политика в Украине все еще считается мужским делом и при этом внешность мужчин остается “за скобками” (так, Александр Корниенко, который назвал Ирину Аллахвердиеву “поддутой”, сам имеет серьезный лишний вес), все принимают такое отношение к женщинам политикам, как норму. 

Президент сам демонстрирует мужское доминирование при своей Администрации, не замечает явного гендерного перекоса в правительстве (всего одна женщина-министр) и никак не комментирует сексистские скандалы власти, а еще и попадает в них сам. 

Женщины-политики — все же не просто платья, цвет волос, губы и декольте. Они не глупы и сами прекрасно понимают: чтобы выжить в этом мужском мире, нужно подстраиваться. Нужно терпеть оскорбления, обсуждения, намеки, иногда прикосновения, иногда предложения. Другого пути в украинской политике пока нет. В лучшем случае ее обзовут ведьмой и, кроме статуса,  она потеряет ресурс, который с детства для нее назывался главным — внимание к внешности. 

Но, скорее всего, борясь с “мужским государством” от власти, она потеряет все. Потому что ей ничего и не принадлежит, вся власть сконцентрирована в руках мужчин и только если ты “рабочая” и можешь “отъе*ть” 300 встреч за 4 месяца — тебе дадут за эту власть подержаться. Немножечко. Пока не будешь выступать и останешься красивым предметом интерьера Верховной Рады Украины.

Интересно, что оправдывая своих коллег,  Ирина Аллахвердиева сказала. Что это монтаж и манипуляции. Но она не сказала, что слова на записи показались ей нормальными и не оскорбительными. Возможно, это крохотный шаг для депутата, но большой шаг для женской части украинского политикума.