Политический дуплет года – президентские и парламентские выборы. Президентская кампания в Украине поставила несколько рекордов – по количеству кандидатов, по длине бюллетеня в первом туре и по результатам победителя во втором туре. Победа Владимира Зеленского, соперником которого во втором туре был Петр Порошенко, подарила ему карт-бланш на осуществление преобразований, реализация которого во второй половине 2019-го превратила Украину в аматорско-президентскую республику. Публичные клятвы в преданности Владимиру Зеленскому стали непременным атрибутом принадлежности к его команде.

Предвыборные обещания художественного руководителя “Студии Квартал-95” в основном забыты, качество управления государством вряд ли изменилось к лучшему. Досрочные парламентские выборы прошли всего через три месяца после второго тура президентских и впервые в новейшей истории Украины летом. Доминирование “Слуги народа” в украинской политике, которое оформилось в конце августа, стало феноменом, который активно изучают зарубежные специалисты, ведь всю полноту власти в стране получили люди, политическая деятельность которых началась только в этом году. Однако стоит отметить, что конкурентные и признанные миром избирательные кампании отодвинули Украину от “русского мира”.

Аматоры года – правительство Алексея Гончарука. Впервые в новейшей истории правительство возглавил премьер без всякого управленческого опыта, исключительно с экспертным. Кабинет Министров опирается на парламентское большинство, однако назвать их сотрудничество идеальным сложно. Принятие без “бюджетной ночи” главного финансового документа страны на 2020 год произошло благодаря сохранению в должности министра финансов Оксаны Маркаровой и подконтрольности депутатского корпуса. Еще один министр, который сохранил свои позиции (и вполне очевидно, мечтает об их усилении) – шеф МВД Арсен Аваков. В новом правительстве исчезли профильные Министерства по делам ветеранов, информационной политики, АПК, их объединили с другими так же, как энергетику и экологию. Уже объяв о начале функционирования Новой таможни, сменили руководство Фонда государственного имущества. Однако вопрос продажи земли сельскохозяйственного назначения пока на паузе, как и эффективная деолигархизация и создание предпосылок для развития среднего класса.

Камень преткновения года – продажа земли.
Хотя о перспективе продажи земли положительно высказались все более или менее значимые члены “ЗеКоманды”, процесс создания рынка земли сельскохозяйственного назначения затормозил. Против него сыграли несколько факторов, и это не только интересы крупных агрохолдингов, но и непонимание со стороны фермеров и крестьян. Против продажи земли выступили и несколько политических партий, использовавшие возможность для демонстрации собственной непримиримости.

Тенденция года – монополизация власти в Верховной Раде. Партия “Слуга народа” получила не только парламентское большинство из более 250 нардепов, но и подавляющее большинство руководящих должностей в законодательном органе. Более того – “слуги” имеют большинство в каждом из профильных комитетов Верховной Рады. Интересно, что статистические данные не подтверждают значительного преимущества КПД парламента девятого созыва над предшественниками, но в сессионные недели законодатели первое время работали даже в пятницу после обеда.

Очевидно, главным на сегодня достижением Верховной Рады стало голосование за изменения в Конституцию в части отмены депутатской неприкосновенности, однако нардепы быстро подстелили соломку на случай чрезмерной активности правоохранителей, но уже отдельным законом. Наибольшую парламентскую фракцию “СН” лихорадили все более громкие скандалы, от чего возникло впечатление, что “школа в Трускавце” носила исключительно оздоровительный, а не образовательный характер.

Долгожданное свидание года – встреча “нормандской четверки”. Стремление Владимира Зеленского заглянуть в глаза Путину во время личной встречи обошлось Украине  признанием “формулы Штайнмайера” как основы урегулирования конфликта на Донбассе и практически отказом от агрессивной риторики украинского руководства в адрес Кремля. Однако следствием рандеву в Париже стало не примирение на Донбассе, а заметный прогресс в переговорах о транзите газа в ЕС. Плюс – очевидность того факта, что встреча “нормандской четверки” весной 2020-го возможна разве что благодаря новым уступкам со стороны Украины.

Затухание без облегчения – конфликт на Донбассе. Жертвами конфликта на Донбассе в 2019 году стали более 100 защитников Украины. С 21 июля на Донбассе объявлено “хлебное перемирие”, однако его действенность вызывает серьезные сомнения. ВСУ ограничили возможность ведения огня в ответ, а разведение сил привело к активизации диверсионно-разведывательных групп и снайперов. К сожалению, одним из погибших в 2019 году стал командир 128-й горно-штурмовой бригады Евгений Коростелев.

Поддавки с Путиным года – обмен пленными. 7 сентября Украина и Россия обменялись удерживаемыми лицами, в Украину вернулись не только Олег Сенцов и ряд известных политзаключенных, но и 24 моряка, которых Россия захватила в Черном море в ноябре 2018 года. Их освобождение предусматривало предписание Международного морского трибунала, однако Кремлю удалось провести обмен на собственных условиях. Это касалось не только персоналий пленных, но и информационной атмосферы вокруг этого процесса. К сожалению, обмен пленными, который случился 29 декабря, также готовился на российских условиях, хотя формально Кремль только стоит за спиной марионеток так называемых “ДНР” и “ЛНР”.

Тенденция года – перипетии вокруг новых правоохранительных органов. Созданным после Революции Достоинства правоохранительным органам в 2019 году было несладко. Прекратилось противостояние НАБУ и САП, но это один из немногих положительных моментов. Роман Труба во главе Государственного бюро расследований развернул бурную деятельность по письмам Андрея Портнова, что в конечном итоге привело к потере им должности. Врио директора ГБР стала “слуга народа” Ирина Венедиктова. Директора НАБУ Артема Сытника НАПК включило в реестр коррупционеров, однако этот факт не получил ни политической, ни правовой оценки со стороны руководства государства. Стоит вспомнить и перезагрузку Генеральной прокуратуры, всю эффективность которой страна увидела во время срочной замены прокуроров по делу экс-бойцов “Беркута”, подозреваемых в расстрелах на Институтской.

Тревожный сигнал года – дело Павла Шеремета. Объявление подозреваемыми в убийстве Павла Шеремета добровольцев и волонтеров Андрея Антоненко, Юлии Кузьменко и Яны Дугарь стало знаковым событием. Не только из-за присутствия на брифинге Владимира Зеленского, Руслана Рябошапки и Арсена Авакова, что дает подозреваемыми прекрасный шанс получить компенсацию в Европейском суде по правам человека. Острие удара было направлено против неравнодушных граждан, которые активно выступают против российской агрессии, а обнародованные доказательства выглядят очень неубедительными. Впрочем, это не помешало прокурорам добиться пребывания подозреваемых под стражей.

Смена амплуа года – Петр Порошенко. Пятый президент стал не первым, кто сменил булаву главы государства на мандат парламентария (ранее эту трансформацию прошел Леонид Кравчук), однако первым, у кого она произошла в течение трех месяцев. Партию “Европейская Солидарность” (ранее – БПП) можно назвать не только более монолитной, но и последовательно оппозиционной к новой власти. Порошенко почувствовал на себе повышенное внимание со стороны правоохранителей, его жену выжали из Украинского культурного фонда. Но идти на политическую пенсию или эмигрировать он не собирается.

Несбывшаяся мечта года – Святослав Вакарчук. Лидер группы “Океан Эльзы” так и не решился идти на президентские выборы, тем самым отдав широкую нишу запроса на новые лица Владимиру Зеленскому. Поэтому его “Голосу” на выборах удалось преодолеть планку 5-процентного барьера, но не более. Теперь Вакарчук должен делить оппозиционную нишу с Петром Порошенко и Юлией Тимошенко и показывать себя отличным не только от Зеленского, но от двух политических мастодонтов. Его фракция уже устроила несколько скандалов в Раде, восстав против Избирательного кодекса, рынка земли и даже иллюзорного снятия неприкосновенности. Но самому Вакарчуку, очевидно, все же не слишком комфортно в этой нише, и его все еще тянет в музыкальный мир. Нежелание отказаться от творческой деятельности сыграло с популярным певцом злую шутку: участие в корпоративе компании WarGaming в Минске вызвало удивление даже среди поклонников творчества лидера “Океана Эльзы”.

Офис-менеджера года – Андрей Богдан. Пребывание во главе президентской канцелярии позволяет чиновнику проявить себя в полной мере, ведь независимо от полномочий главы государства в Украине существует политическая традиция равняться на президента. Андрей Богдан не стесняется привлекать к себе внимание контраверсионными заявлениями, демонстрируя то собственную значимость, то незаменимость как одного из немногих членов “ЗеКоманды”, у кого есть понимание функционирования государственной машины. Постоянная близость к президенту раздражает оппонентов Андрея Иосифовича, однако, похоже, полностью соответствует его представлению о работе в интересах главы государства.

Расставание года – Александр Данилюк. Бывший министр финансов правительства Гройсмана рассчитывал, что получит в команде Зеленского должность с повышением. Однако политические расклады оказались неблагоприятными для Александра Данилюка, а его пребывание в должности секретаря СНБО – непродолжительным и малозаметным. После отставки он дал несколько интервью, намекнул на растущее влияние Игоря Коломойского и отошел в тень, возможно, в ожидании нового шанса вернуться в коридоры власти.

Возвращение года – Игорь Коломойский и Андрей Портнов. Возвращение в Украину после обнародования результатов президентских выборов обоих упомянутых персонажей (они активно контактируют друг с другом) выглядит знаковым. Игорь Коломойский не только выступил в роли провидца, “угадав” основные кадровые назначения в команде Зеленского, но и пытается перевернуть страницу с имиджем “самого патриотичного олигарха”. Ради этого он говорит о гражданском конфликте на Донбассе и готовности искать общий язык с Россией.

Стремление вернуть “ПриватБанк” или получить компенсацию за него у Коломойского не менее заметно. Портнов пытается “догонять” Петра Порошенко, критиковать Революцию Достоинства и демонстрировать собственное влияние на судебную систему. Иногда получается убедительно, чему способствует наличие вооруженной охраны.

Источники информации года – нашествие Telegram-каналов. Анонимные Telegram-каналы, которые активно работают в информационном поле Украины – не только российская технология, но и инструмент активного продвижения интересов Кремля в Украине. Жаль, что команда Зеленского не сумела им противодействовать, а пытается брать на вооружение эти технологии на грани конспирологии и манипуляций.