“Докажите, пожалуйста, что для вас законом является воля единственного источника власти в Украине – украинского народа. И докажите своим голосованием, что статья 5 Конституции Украины чего-то стоит в этой стране”, – эти слова, произнесенные народным депутатом от “Слуги народа” Ольгой Совгирей с отсылкой на референдум Кучмы 2000-го года, знаменуют собой начало новой эпохи в украинской политике.

Еще несколько месяцев назад казалось, что за хаотичным формированием партии Владимира Зеленского из ряда случайных, не искушенных в политике людей стоит организационная неразбериха. Однако чем дальше, тем больше это походит на зловещий план. Ведь курс на демонтаж парламентаризма, взятый Владимиром Зеленским при полной поддержке его же партии простых людей, был бы невозможен в ситуации прохождения в парламент политиков, понимающих последствия своих действий.

Снятие неприкосновенности, сокращение количества депутатов, нормы о прямой демократии, изменения в регламент, ставящий коллегиальный орган в зависимость от спикера, превращение депутатов в фабричных рабочих посредством лишения мандатов за пропуск заседаний, незаконное увольнение киевского мэра с должности главы КГГА. Наконец, запрет на освещение в СМИ заседаний Кабмина. Маргинализация оппозиции. Как и непочтительное присутствие Президента в качестве руководящей длани на заседаниях Рады в парламентско-президентской республике. Все это – приметы новой Украины, в которой мы будем жить ближайшее время.

Апеллирование к воле народа, которой на словах будет руководствоваться главный народный слуга, – это пролог к построению реального авторитарного режима.

Авторитаризм всегда выстраивается одинаково. У каждой политической системы есть собственные законы развития. И авторитарный режим, если проследить его типологию, всегда развивается по определенным законам.

Сейчас принято сравнивать построение личной вертикали власти Зеленского с процессами, которые происходили в России после прихода к власти Владимира Путина. Инструментально происходящее в Украине и правда напоминает собой Россию. В ускоренном режиме.

Однако не стоит забывать, что авторитарный режим любого типа – это прежде всего прямой контракт великого кормчего с населением. И он должен держаться на нескольких составляющих. Ключевой политической составляющей всегда является уничтожение и маргинализация именно политической оппозиции и дискредитация представительской демократии. Однако самая важная примета авторитаризма – это негласный контракт, который демонстрирует народу, на что именно он обменивает сворачивание демократии.

В своем развитии до нынешнего состояния режим Владимира Путина прошел длинный эволюционный путь. Мало кто помнит, на чем держалась легитимность Кремля до начала российско-украинской войны и аннексии Крыма. Ведь поддержание высокой легитимности режима и реально высокого рейтинга Путина всегда было главной заботой кремлевских политтехнологов задолго до аннексии полуострова.
Политическую эпоху Владимира Путина можно условно разделить на несколько периодов. Периодов безусловно относительных, однако дающих понимание того, на чем зиждилась устойчивость правления Владимира Путина, его автократическая гегемония, все эти годы.

Первый срок Путина держался на теории стабилизации. Рост нефтяных цен и вторая чеченская, в которой Путин был объявлен победителем, позволили создать в общественном сознании противопоставление первого путинского срока “лихим 90-м” и закрепить миф о мнимой стабильности.

Второй срок Путина прошел под лозунгом “Россия встает с колен”. Его апогеем стала именно эта фраза, произнесенная Путиным на Мюнхенской конференции по безопасности в 2007 году. В обмен на свободы мечтающему о былом величии российскому обществу был предложен имперский эрзац о восстановлении геополитического положения России, о ее влиянии на мировую политику и на постсоветское пространство. Апофеозом этой политики стала российско-грузинская война. Хотя Путин тогда формально уже не пребывал во главе государства.

Дмитрий Медведев, во время президентства которого Путин отошел на позицию премьер-министра, ввел в обиход термин “модернизация”. И кинулся строить всеобщее “Сколково”, доказывая всем, что диктатура кремлевских неизвестных отцов может функционировать и с инновациями, с человеческим, так сказать, лицом. Однако авторитарное государство закрытого доступа – не лучшая среда для расцвета экономики современного типа. Именно перевод политической повестки вовнутрь, как и неощутимость телепропаганды о новом курсе, привели к массовым протестам в Москве, Болотной площади. После этого российская элита выучила важный урок – богатеющее население с движущей силой европеизированного среднего класса склонно задавать вопросы. Жертвовать же благосостоянием и свободами глубинный российский народ способен только тогда, когда страна переходит на режим осажденной крепости, режим скреп и режим войны.

Война российскому обществу была доставлена – российско-украинская. Осажденная крепость стоит и не прогибается под западными санкциями. И этот консенсус вождя с народом будет сохранен до физической гибели вождя, либо до уступок по вопросу территорий, величия и влияния.

Такую же типологию можно проследить и в других авторитарных государствах. Краеугольным камнем всегда является некая скрепа. И да, просматривающаяся у нас апелляция к воле народа, для репрезентации которой не нужны парламент, институты, только выражающий ее вождь. Удвоение ВВП, борьба с коррупцией, истлевшее величие, религия вуду, римские фасции, панафриканизм, панславизм, Судеты, Эфиопия, Крым – хоть что-то из перечня всегда должно быть выбрано.

Юношеские проблемы молодого авторитаризма Владимира Зеленского состоят именно в отсутствии и, я бы даже сказал, неприятии им любой идеологии как таковой. За все хорошее, против всего плохого – это не идеология. Это тост!

Тем более, что идеология уже есть. Ее выдумали задолго до того, как молодой Вовочка начал давать концерты для уже немолодого Владимира Владимировича. Интеграция в западное цивилизационное пространство, возвращение в цивилизационное лоно Европы – вот что всегда оставалось господствующей идеологией народа и украинского политического класса. По крайней мере для тех, кто задумывался над вопросами украинского независимого бытия.

И вот уже взрослый президент Владимир Александрович, конечно, может пойти по проторенному пути “попередников”. На котором его будет ждать небольшой сюрприз. Ведь каждый авторитаризм должен быть кем-то оплачен. Заокеанскими империалистами, социалистическими братьями, матерью-землей с ее нефтью и алмазами, чужой кровью.

Можно выбрать Запад. Но Запад захочет конкурентной рыночной экономики. А это несовместимо с построением режима личной власти. Европа – пространство правил и демократических институтов. И движение в западном направлении исключает возможность выстраивания авторитарной модели.

Экономика западного образца, открытая для внешнего, прежде всего американского и европейского, мира – это рост среднего класса, рост собственников, рост количества ответственных людей. Задающих вопросы.
Оплатить построение авторитарной вертикали всегда может Россия. Но только на условиях реинтеграции Украины в собственную зону влияния. Авторитаризм может быть построен в Украине только на российские деньги. И то, на данном этапе Россия хочет не влияния на Украину, а того, чтобы Украины не было. Для понимания того, куда Украину и Владимира Зеленского приведет этот путь, достаточно забить в Google фамилию Януковича.

Концентрация власти Владимиром Зеленским – шаг не только опасный, но прежде всего глупый. Владимир Александрович напоминает мне человека, бездумно расходующего лимит с карты “Привата”. Не имея на руках денег для того, чтобы вернуть кредитные деньги. Поиграться в короля жизни можно месяц, год, два. Поставить своих смотрящих за монополиями. Поискать баланс среди олигархов. Распродать немного земли и прочего добра из закромов Родины. Вбухать это все в пенсии и прочий социализм. Если Гончарук не взбунтуется. Поиграться в Мадуро с понятными последствиями. Пока не придут коллекторы истории. И не возьмут свое. А они придут, так как не было еще такого, чтобы не пришли. Одно “но”. Платить по счетам Вовы народа придется всем нам.