Как ФБР? Что будет расследовать ГБР

Опубликовано: Понедельник, 20 ноября 2017 10:47
Эскен Эминов Автор статьи:

1500 сотрудников, 30 тысяч гривен зарплата следователя, 7 территориальных управлений и исключительные полномочия. Создаваемое Государственное бюро расследование (ГБР) серьезно перекроит баланс сил украинских правоохранителей и частично лишит прокуратуру функций досудебного расследования. ГБР будет расследовать преступления министров, судей, народных депутатов и даже президента в случае снятия иммунитета.  #Буквы рассказывают о правоохранительной машине, которую пытались создать в Украине в течение двадцати последних лет и которая может запуститься в ближайший год.

ИЗ ИСТОРИИ СОЗДАНИЯ: ОТ КУЧМЫ ДО ПОРОШЕНКО

Первая попытка создать Бюро предпринималась еще 20 лет назад, правда, называлось оно тогда Национальным, а не Государственным бюро расследований. В 1997 году Леонид Кучма издал указ "О национальном бюро расследований Украины", но инициативу бывшего президента заблокировал Конституционный Суд. Позже к идее Бюро вернулся Виктор Ющенко, создав рабочую группу для разработки концепции и организации нового ведомства. Но попытки Ющенко также были безуспешными, а распоряжение о создании рабочей группы было отменено в сентябре 2008 года.

Спустя четыре года, в 2012-м, украинский Парламент принял новый Уголовно-процессуальный кодекс, в котором предусмотрено создание Государственного бюро расследований. Но закон о Бюро был принят только после Революции достоинства, 12 ноября 2015 года, а подписан Президентом Петром Порошенко в январе 2016 года.

Впрочем, даже после подписания закона создание Бюро затягивалось: сначала формировали конкурсную комиссию, которая должна была выбрать директора ГБР и его замов. А потом один из кандидатов на пост директора Бюро, главный военный прокурор Анатолий Матиос нашел в тестах для будущих сотрудников ГБР более 200 ошибок. Кстати, именно Анатолий Матиос считался одним из вероятных победителей конкурса. Но 16 ноября состоялось финальное голосование, на котором на должность главы ГБР утвердили Романа Трубу, его первым заместителем - Ольгу Варченко, заместителем - Александра Буряка. Кстати, по данным СМИ, новый глава ГБР Роман Труба - кум нардепа Сергея Пашинского. Впрочем, сам Пашинский эту информацию опроверг.

Так или иначе, но с момента формального создания ГБР и до утверждения высшего руководства Бюро прошло два года. А учитывая, что еще предстоит выбрать директоров территориальных и руководителей центральных подразделений, эксперты говорят, что фактический запуск ГБР вряд ли возможен раньше, чем через год. Но как рассказал #Буквам заместитель главы Комитета по вопросам правовой политики и правосудия, народный депутат Сергей Алексеев, процедуру можно ускорить.

- Возможно, целесообразно было бы внести изменения в процедуру отбора таким образом, чтобы не конкурсная комиссия, а уже избранные руководители выбирали директоров территориальных органов, руководителей подразделений центрального аппарата ГБР, - объясняет Сергей Алексеев. - Но с обязательным прохождением тестирования и других конкурсных процедур, в случае необходимости - с использование детектора лжи. Это может сократить создание институции до восьми месяцев.
Тем не менее избрание директора Бюро и его замов можно считать первым реальным шагом к формированию штата нового правоохранительного ведомства.

ЧЕМ БУДЕТ ЗАНИМАТЬСЯ ГБР?

Структура Бюро предполагает создание семи территориальных управлений - во Львове, Хмельницком, Николаеве, Мариуполе, Полтаве, Краматорске и Киеве. А кроме центрального аппарата и специальных подразделений, предусмотрены научно-исследовательские центры. То есть речь идет о создании крупной структуры, которая территориально будет охватывать всю страну и иметь в своем составе все необходимые инструменты и ресурсы для работы. Кроме того, ГБР частично заберет у Генпрокуратуры функции досудебного следствия.

Учитывая будущую специфику Бюро, становится понятным, что подобная структура и исключительные полномочия заложены не напрасно. Дело в том, что на ГБР планируется возложить расследование преступлений, совершенных высокопоставленными чиновниками. Речь идет о Президенте, главе Верховной Рады, народных депутатах, Премьер-министре Украины, министрах, председателях и судьях Конституционного и Верховного Судов, Генпрокуроре и его заместителях. Также ГБР будет заниматься преступлениями сотрудников правоохранительных органов, в том числе НАБУ и САП.

Авторы закона о ГБР постарались максимально снизить возможность влиять на сотрудников Бюро. Закон запрещает кому-либо направлять в Бюро какие-либо указания, предложения, требования и поручения, которые касаются досудебного расследования в конкретных уголовных производствах. То есть речь идет о попытке создать правоохранительный инструмент, неподконтрольный политической воли каких бы то ни было партий и коалиций.

Заместитель председателя квалификационно-дисциплинарной комиссии прокуроров Украины, экс-прокурор Крыма Виктор Шемчук в комментарии #Буквам назвал идею создания ГБР правильной и хорошей.

- Но надо посмотреть, какое будет наполнение, какой кадровый потенциал удастся собрать Бюро, - говорит Виктор Шемчук. - Пока есть сомнения, если честно. Например, уже сегодня вызывают вопросы некоторые члены Комиссии, которые избирали директора ГБР, первого зама и зама. Суть в том, что у трех человек из Комиссии нет юридического образования, хотя это было обязательной нормой. Точно также и с набором руководителей. Например, председателем избран человек (Роман Труба - прим. ред.), который не подавался в кандидаты на директора ГБР, а претендовал на должность зама. Наверное, он трезво оценивал свои возможности? Ну и очевидное - комиссия два года не могла избрать руководителей ГБР, а мы ждём от них быстрого избрания 1500 сотрудников. Поверьте - это для них не простая задача. Быстро это точно не произойдет.

ПОЧЕМУ "ЗАБРАЛИ" БОРЬБУ С ОПГ ИЗ ПОДСЛЕДСТВЕННОСТИ ГБР?

Как рассказывает заместитель главы Комитета по вопросам правовой политики и правосудия, народный депутат Сергей Алексеев, изначально планировалось, что ГБР будет также противодействовать организованным преступным группировкам (ОПГ).

- В начальной версии законопроекта про ГБР планировалось, что к полномочиям Бюро будут отнесены преступления, совершаемые организованными группами, но на выходе мы получили документ, где эти категории преступлений были исключены, - говорит Сергей Алексеев. - Непонятно, как такое важное направление правоохранительной деятельности, как противодействие организованной преступности, среди заданий новосозданного ГБР даже не упоминается. Исходя из 2 статьи Закона Украины "О Национальной полиции", именно полиция должна противодействовать ОПГ. Но учитывая нынешнюю нагрузку на следователей этого ведомства, быструю сменяемость кадров и постоянное "омоложение", расследование особо тяжких преступлений, совершенных в составе ОПГ, кажется малоэффективным.

По словам Сергея Алексеева, в странах, где действуют ведомства, подобные украинскому ГБР, (в США - ФБР, в Германии - Федеральное ведомство криминальной полиции), такие органы занимаются в том числе преступлениями, совершенными ОПГ.

- Во-первых, ГБР имеет особый (в сравнении с другими органами досудебного расследования) статус, который обеспечивает широкий круг полномочий и высокий уровень независимости от остальных органов и структур, - объясняет Сергей Алексеев. - Во-вторых, порядок отбора и назначения на посты в ГБР свидетельствует о том, что назначения в этот орган получат люди с серьезным опытом работы в ответственных сферах. Поэтому я считаю, заданием ГБР все-таки должно стать противодействие ОПГ.

Для эффективной реализации этих полномочий Сергей Алексеев считает, что необходимо наделить ГБР статусом специального подразделения по борьбе с организованной преступностью с внесением соответствующих изменений в законодательство.

Между тем заместитель председателя Квалификационно-дисциплинарной комиссии прокуроров Украины, экс-прокурор Крыма Виктор Шемчук считает, что исключение из полномочий ГБР противодействие организованной преступности - оправданно.

- Нельзя на одно ведомство "повесить" все вопросы, которые требуют внимания правоохранителей, - говорит Виктор Шемчук. - У нас уже есть отрицательный опыт с СБУ, когда, по сути, на секретную службу государства повесили борьбу с организованной преступностью и коррупцией. В итоге эффективность СБУ в этих направлениях всегда была довольно низкой, но тем не менее эти задачи расходовали ресурсы ведомства.

Кроме того, как считает Виктор Шемчук, в чистом виде бандитских ОПГ в стране практически не осталось, а члены группировок стараются максимально быстро мигрировать в бизнес или политику, попутно коррумпируя чиновников.

- Смотрите, раньше для борьбы с бандитскими ОПГ существовали: управление по борьбе с организованной преступностью МВД, специализированное следственное подразделение в каждой области, специализированная прокуратура, - объясняет Шемчук. - Правоохранители вели дела от получения информации об ОПГ до приговора суда, а иногда и дальше, когда член ОПГ уже находился в местах лишения свободы, с ним продолжали работать, чтобы раскрыть всю преступную сеть. То есть это колоссальный пласт работы, требующий очень серьезного объема ресурсов, в том числе кадровых. И повесить этот пласт работы на ГБР, мне кажется, было бы очень неправильно.

ОБЩАЯ ПОДСЛЕДСТВЕННОСТЬ НАБУ И ГБР СОЗДАСТ ПРОБЛЕМЫ?

Еще один тонкий момент в работе будущего ведомства - борьба с коррупцией, которая также является прерогативой НАБУ. По мнению экспертов, потенциально это может привести к коллизии полномочий.

- Чтобы избежать этого во время расследования преступлений в сфере служебной деятельности (в первую очередь коррупционных дел), возможно, стоит на законодательном уровне определить именно предметную, то есть постатейную подследственность таких преступлений, - считает Алексеев.

Между тем, как считает Виктор Шемчук, общая подследственность НАБУ и ГБР в отношении коррупции может сыграть положительную роль.

- Сама система правоохранительных органов всегда строилась на конкуренции ведомств, таким образом не позволяя сосредоточить все инструменты для борьбы, например, с той же коррупцией в одних руках, - объясняет Виктор Шемчук. - То есть я говорю о продуманной системе весов, балансов и противовесов, заложенных в украинской правоохранительной системе. Эта система, во-первых, исключает появление эдакого отца коррупции или отца ОПГ, который сидит в одном ведомстве и вместо того, чтобы бороться, на самом деле присматривает за коррупцией. Во-вторых, эта система создает конкурентную среду, в том числе между НАБУ и ГБР. Пускай конкурируют, работают, потом можно будет делать выводы об эффективности того или иного ведомства.

Впрочем, до первых расследований сотрудниками ГБР еще как минимум около года. Пока будет сформирован штат нового ведомства и выбран руководящий состав. Вполне вероятно, что нардепы вместе с экспертами успеют доработать законодательную базу для будущего Бюро.